В Узбекистане ликвидирован Антикризисный фонд

Четверг, 07 Января 2021

1 января 2021 года в Узбекистане упразднен Антикризисный фонд при Министерстве финансов (видимо, в правительстве решили, что коронакризис в республике побежден окончательно). На Минфин теперь возложена ответственность обеспечить перечисление неосвоенной части его средств в республиканский бюджет, сообщают СМИ, не уточняя, какую конкретно сумму составляют «неосвоенные» остатки. 

Антикризисный фонд, созданный «для смягчения негативного воздействия на отрасли экономики со стороны пандемии и глобальных кризисных явлений», ликвидирован постановлением президента Мирзиёева «О мерах по обеспечению исполнения закона Республики Узбекистан «О Государственном бюджете Республики Узбекистан на 2021 год» от 30 декабря 2020 года.

В 2021 году мероприятия по противодействию распространению коронавирусной инфекции планируется финансировать в рамках расходов республиканского бюджета, выделенных на борьбу с ковидом и закупку вакцины. Ранее заявлялось, что резерв этих средств достигнет 3 триллионов сумов ($287 миллионов).

Примечательно, что, выступая 18 декабря на Ташкентском молодежном форуме, заместитель премьер-министра Бехзод Мусаев оптимистично заявил об «улучшившейся» «в результате принятых со стороны правительства мер» ситуации с ковидом, подчеркнув, что «в настоящий момент в Узбекистане почти не осталось граждан, болеющих коронавирусом». Мол, везде они болеют, но только не у нас.

Тем временем, согласно официальным данным по состоянию на 6 января 2021 года, в Узбекистане зафиксировано 77.350 случаев заражения коронавирусом (за последние сутки - 55 новых зараженных), общее число смертей от опасной инфекции составляет 615 человек. Сообщается, что «в активной фазе болезни находятся 1.085 человек, из них 155 в критическом состоянии, уровень летальности - 0.80%».

1

Из отчета Минфина о расходах средств из Антикризисного фонда - Кун.уз

При этом, как уже не раз отмечалось в узбекской прессе, в статистику о заболевших ковидом не входят люди, которые лечились дома и не имели возможности сдать анализы на коронавирус (подробнее здесь).

Для сравнения: общее число смертей от КВ-19 в Италии, где численность населения равна (по данным 2020 г.) 60 млн 317 тысяч человек, на сегодня составляет 76.329, при этом уровень летального исхода – 3.50%. Примерно такая же картина в почти 47-миллионной Испании: на 6 января текущего года здесь зафиксировано 1.982.544 случая заражения коронавирусом, всего погибших – 51.430 человек (уровень летальности - 2.59%.

Об уровне медицины в этих двух европейских странах говорить не приходится: он несопоставимо выше, чем в Узбекистане.

Так что в случае со статистикой погибших от коронавируса в Узбекистане мы имеем дело с СОЗНАТЕЛЬНОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ ФАЛЬСИФИКАЦИЕЙ, а действительное количество умерших от этой болезни, как и в других странах с сопоставимой численностью населения, не может быть меньше, чем десятки тысяч человек.

2

Из отчета Минфина о расходах средств из Антикризисного фонда - Кун.уз

От смертельно опасного вируса продолжают гибнуть и медики. По информации узбекоязычного телеграм-канала «Фидокорлар» («Самоотверженные»), ведущего подсчет подобных случаев, только за 8 месяцев минувшего года, начиная с марта, скончалось уже 536 медицинских работников (месяц назад их было 503).

Известно ли обо всем этом господину Мусаеву? Даже если и известно, судя по происходящему, вряд ли его это волнует.

Пользователи соцсетей не скрывают своего возмущения:

«Деньги, выделенные на борьбу с коронавирусом, уже закончились, а значит, теперь и больных нет. Во всем мире ужесточается режим, а у нас то массовые забеги, то форумы».

«Когда люди почти не болели, у нас был жёсткий карантин с Нацгвардией на всех базарах, с блокпостами. Я не пойму - министр здравоохранения говорит, что нас ждёт вторая волна пандемии, а зампремьера и хоким города танцуют и говорят, что мы победили коронавирус, - кому верить?».

3
Из отчета Минфина о расходах средств из Антикризисного фонда - Кун.уз

Напомним, что Антикризисный фонд был создан в марте 2020 года, вслед за объявлением в стране жестких карантинных мер, с объемом резервов в 10 триллионов сумов (на сегодня – почти $1 миллиард), и сформирован за счёт внешних долгов, взятых у трёх международных организаций. Из них 41,9 процента – средства, выделенные Азиатским банком развития, 37,9 процента – Международным валютным фондом, 20,2 процента – Международным банком реконструкции и развития.

Как позже сообщалось в отчетах Минфина, его средства «в первую очередь использовались на финансирование мер по предотвращению распространения коронавируса, обеспечение медицинских учреждений лекарствами, средствами защиты и диагностики, своевременное финансирование карантинных расходов».

4

Из отчета Минфина о расходах средств из Антикризисного фонда - Кун.уз

Однако, судя по отчетным данным о распределении средств из Антикризисного фонда, напрашиваются несколько иные выводы. К слову, уже к концу мая была израсходована треть из направленных в этот фонд 10 триллионов сумов (около $1 миллиарда), то есть 3,3 триллиона сумов ($325 миллионов).

Больше всего из потраченных средств правительство направило на «поддержку экономики» – 1,4 трлн сумов ($138 млн).

Как ни странно, «адресные» деньги пошли на субсидии и ссуды добывающим, производственным и прочим компаниям, включая НАК «Узбекистон хаво йуллари» - 405,6 млрд сумов ($40 млн), АО «Узбекнефтегаз» - 400,9 млрд, УП «Ташкентский метрополитен» - 25,6 млрд, ООО «Первый резинотехнический завод» - 40 млрд, АО «Тошшахартрансхизмат» - 4,4 млрд сумов.

5

Из отчета Минфина о расходах средств из Антикризисного фонда - Кун.уз  

В мае, когда рост заболеваемости вроде бы начал снижаться (но это была лишь видимость – вскоре болезнь разразилась с новой силой), власти решили, что теперь можно расслабиться, и направили средства из Антикризисного фонда с формулировкой «на ремонт общеобразовательных школ и других объектов социальной сферы» (620,9 млрд сумов), «для освоения пустующих земель» (200 млрд сумов), «на объекты физической культуры и спорта» (56,7 млрд сумов) и на тому подобные расходы.

Не вдаваясь в подробности, отметим, что, по утверждениям правительства, на поддержку ковидных больных с марта по май оно потратило более 109 млрд сумов ($10 миллионов 480 тысяч). Сообщалось также, что один пациент с коронавирусом, у которого состояние здоровья средней тяжести, обходится бюджету в 32,3 млн сумов, а тяжелобольные – в 2 раза дороже. Такие новости общественность откровенно поднимала на смех.

Если за время карантина и после него малоимущим категориям населения еще худо-бедно оказывалась продуктовая или финансовая помощь (согласно спискам в «железных», «женских», «молодежных» и прочих тетрадях), то о поддержке представителей других социальных групп, бедствовавших в связи с временным отсутствием трудовой деятельности (как в европейских странах) не шло и речи. В критический момент правительство (а это, конечно, два человека - Мирзиёев и Арипов) оставило большинство соотечественников без помощи. Как попутно выяснилось, такое избирательное отношение привело к множественным фактам коррупции, связанной с хищениями бюджетных средств.

6

Из отчета Минфина о расходах средств из Антикризисного фонда - Кун.уз

По состоянию на 18 августа (уже после снятия «карантина» с 15 августа), «из Антикризисного фонда были выделены средства в размере 8448,7 млрд сумов ($808,3 миллиона – ред.), из них 6753,5 млрд сумов ($646,1 миллиона – ред.) были освоены соответствующими организациями», говорилось в отчете Минфина.

В ходе шестого пленарного заседания Сената Олий Мажлиса в августе минувшего года его председателем Танзилей Норбаевой была озвучена информация о крупных расхищениях средств, выделенных из того же фонда на борьбу с коронавирусом.

По ее словам, сотрудники санитарно-эпидемиологической службы лишь пяти областей - Андижанской, Бухарской, Кашкадарьинской, Навоийской и Наманганской - опустошили бюджет в общей сложности на 1,75 млрд сумов ($167 тысяч – ред.). Впрочем, сообщения о чиновниках-казнокрадах, посягавших на выделенные деньги в разных уголках республики, появлялись за продолжительное время карантина едва ли не ежедневно. Воровали везде (это к вопросу о «высокой духовности»).

Несмотря на обещания главы Сената Норбаевой «держать жесткий контроль и предъявлять жесткие требования к исполнительным органам», в частности, к Агентству по противодействию коррупции, которое «должно провести расследование и представить обоснованные предложения», никто из воров на государственной службе публично назван так и не был, не говоря уж об их соответствующем наказании. А, учитывая узбекистанские реалии последних лет, скорее всего, и не будут…


Соб. инф.


Комментарии  

#1 Бахром 07.01.2021 18:57
В Узбе после распада союза сформировалось такое,индивидуалистическое, отношение чиновников к своим обязанностям, т.к. расцвела коррупция из-за благоприятных условии в обществе, созданным ИАК.А в критических ситуациях, коррупция в разы увеличивается.Даже глава страны с этим ужасным недугом не справляется.
Цитировать