Архив новостей

В Кашкадарье пропала девочка-подросток. Милиция озабочена вывозом навоза…

Пятница, 30 Августа 2019

Когда человеком движет отчаяние, уже нет слез и он ждет от тебя немедленного ответа, поневоле взвоешь от собственного бессилия немедленно помочь. Пропал ребенок 13 лет. Мать бросила работу в далеком Санкт-Петербурге. В экзотичном для северян кашкадарьинском Шахрисабзском районе Мукаддам начала поиски дочери 13-летней Севинч Раззаковой.

… Долгие часы материнских дум в самолете. В голове картины одни страшнее другой.

- Мне 23 июня в четыре часа утра позвонила моя мама, - рассказывает Мукаддам Сапарова. –  Почти кричит, что-то непонятно. Говорит, что вчера исчезла внучка. Я ничего не понимаю сначала. Севинч исчезла после обеда 22-го. Одела любимые кроссовки, взяла свидетельство о рождении и пропала.

По прилету 24 июня Мукаддам в Ташкенте обратилась к каким-то сотрудникам Нацгвардии. Ей посоветовали справиться о розыске в РОВД Шахрисабзского района.

Два месяца она находится в неведении. Как могла послушная и здравомыслящая девочка просто пропасть. Небольшой поселок Чоршанбе, 630 домов, находится недалеко от райцентра. Как водится, все всех знают и тем чудовищнее факт того, что на протяжении двух месяцев так сомнительно выглядит активность местных правоохранителей.

Частые посещения прокуратуры и милиции привели к тому, что ее в этих госучреждения начали откровенно игнорировать с плохо скрываемым недовольством.

- Следователь Шахрисабзского РОВД (фамилия известна -  ред.) кричал на меня, - сжимая тонкие пальчики (с характерными для дворничихи мозолями) говорит Мукаддам. - Упрекал, что я мешаю ему работать. Иди домой, говорит, мы позвоним. У меня 14 заявлений о пропаже, ты жди своей очереди!

Служивый, наверное, потом пожалел о невольном сливе информации. О масштабном исчезновении людей ничего не знали и журналисты местной районной газеты. Они никак не могла поверить в это. Впрочем, это в крупных городах Узбекистана обласкано и зачастую прилизано журблогерское сообщество, смело использующее пресс-релизы силовых ведомств.  В узбекской глубинке всегда всё должно быть спокойно.

Севинч Раззакова

Севинч Раззакова

Проходит месяц безуспешных походов в кабинеты и Мукаддам сама начинает пытаться хоть что-то узнать. Двери домов закрывались и в адрес безутешной матери неслось одно ворчание – «лучше надо следить за ребенком», «вся в мать, гулящая».

Не от хорошей жизни работает Мукаддам в Питере. Муж изменил, она ушла с двумя дочерями к родителям. Старшую забрала потом к себе, учится сейчас в местном вузе.

У меня тяжелая работа, -  говорит Мукаддам. – Я всё делаю для будущего моих дочерей. У их отца другая семья и помощи от него я не жду, ни алиментов и ни сочувствия. Отношения с дочками у него неважные, мы можем рассчитывать только на себя. В поселке раньше ходили слухи о похищениях людей с целью выкупа. Это не мой случай: мне едва хватает скопить денег на учебу старшей дочери, обеспечение младшей и моих родителей. Дома из ценного бытовая техника и обычная мебель.  Столько грязных слов услышала в мой адрес и дочки от родственников девушек, которые учатся с Севинч. Они думают, что если я работаю в России, то непорядочная, и деньги даются легко.

Мукаддам начала искать информацию. Обошла тех, кого знала сама. В ответ на расспросы – глухое молчание одноклассниц и нескрываемая враждебность их близких. - Я вижу, как люди прячут глаза в разговоре со мной. Они знают правду или догадываются, но не хотят помочь!

Как выясняется, есть люди, которые могут пролить свет на исчезновение Севинч. Это и подруги, два раза приходившие к ней в этот день. Мукаддам сама получила распечатку звонков. Есть все номера.

Она нашла парня, который незадолго до исчезновения приходил к Севинч домой. Сначала юноша сказал, что пришел зачем-то попросить телефон. Потом его запутанные ответы привели к агрессии со стороны.

За продолжение расспросов Мукаддам избивали сам парень с сестрой и мамой. 15 июля после драки в тот же день они написали жалобу о физическом насилии… со стороны Мукаддам. Избитой в состоянии стресса в голову не пришло идти к медэксперту для фиксации побоев. Она сделала это только через два дня. По свидетельству Мукаддам, она готова всех простить и даже извиниться за эмоции во время нападения. «Меня били ногами, оскорбляли. Не держу зла на этих людей, лишь бы дочь вернулась». Заседание суда по заявлению «пострадавших» состоялось 26 июля, дата следующего Мукаддам неизвестна. 

20 июля в доме мама обнаружили записку Севинч дедушке: «Ака, скажите всем. Чтобы меня не искали…». Не маме написали, а дедушке. Перевод может быть не очень точным, но смысл текста передает: «Я хочу начать новую жизнь. Да, я могу остаться здесь и выдержать все тяготы. Но после того, как началась школа, я не могу выдержать те слухи, которые идут. Я обязательно вернусь через некоторое время. Вы не ищите меня в Кашкадарье или Ташкенте, я еду в Самарканд. Не говорите моей бабушке, иначе начнутся всякие слухи…». Слегка раскачиваясь за столом от нервного напряжения, Мукаддам не уставала повторять о хороших отношениях с дочерью и полном взаимопонимании. Ей бы дочь и написала.

Что для сотрудников милиции было очевидной версией – «Да уехала работать в Ташкент», то для матери представлялось полной чушью. Конечно, не первый случай, когда девушек возвращали домой с рабочих мест официанток и посудомоек, а то и «ночных бабочек». Мать все обыскала дома. В полной сохранности запас наличности и немудренные украшения, на месте одежда и нижнее белье. - И уж точно для меня важно одно -  добавляет Мукаддам. – Дочь аккуратная и немыслимо, что перед побегом она оставит немощной бабушке полной стиральную машинку.

Неизвестно, проводилась ли почерковедческая экспертиза. Это обстоятельство тоже заставляет сомневаться в милицейском рвении.  Мать уверена, что это не почерк дочери. Даже если и дочь автор, то Мукаддам допускает, что она писала под диктовку.

В ходе поисков по Чоршанбе, Мукаддам узнала, что за последнее время по соседству пропали еще три несовершеннолетние девушки. Их близкие тоже отказались говорить с ней. На расстоянии трудно перепроверить факты. Звонок правозащитника Агзама Тургунова в РОВД Шахрисабза ясности не прибавил. Сотрудник лишь подтвердил в общих чертах ситуацию. По его мнению, девушка скрывается в Ташкенте, в котором была накануне.

В Карши, Самарканде и Шахрисабзе Мукаддам сама наклеивала листовки с фото дочки и просьбой помочь в розысках.  Она спрашивала людей в форме, видели ли они сведения о Севинч в розыскной базе. Увы… Мы проверили, имеются ли данные девушки на сайте МВД. Ответ отрицательный…

Узбекские СМИ в прошлом году с подачи МВД страны одномоментно обратились к теме накануне 30 августа - Международного дня пропавших без вести людей. Вывод – «количество найденных людей все время уменьшается, а число потерявшихся граждан увеличивается». Особо было сказано о поиске несовершеннолетних. Информация должна немедленно передаться «всем нарядам патрульно-постовой и дорожно-патрульной служб, инспекторам профилактики, сотрудникам других служб органов внутренних дел, Национальной гвардии и группам общественного патрулирования. Ориентировки направляются и во все медицинские учреждения, МЧС и другие государственные службы».

Мукаддам Сапарова сомневается в «служебном» рвении и на то есть причины. Зачастую родственникам только говорят о предпринятых мерах. Хорошо отлаженный механизм контроля силовиков над жизнью граждан, расширенная сесть осведомителей и, в конце концов, комплекс технических средств при необходимости помогут найти человека очень быстро, если только он преступник.

История пропавшей Севинч совсем не красит правоохранительные органы, и без того имеющих в глазах населения дурную репутацию. Ведь совсем не видно признаков того, что ее ищут. Два с лишним месяца невразумительных оперативно-розыскных мероприятий. Вся милицейская рать в Шахрисабзе озабочена в эти месяцы вывозом навоза на поля, чеканкой хлопчатника и сносом домов, подготовкой к празднованию Дня независимости. Силовики много за что отвечают в Узбекистане. Тогда непонятно, как вообще в стране преступность за пять месяцев снизилась на 30%. А матери только и остается надеяться на подростковый взбрык...


Сергей Наумов