Архив новостей

Снос охраняемых зданий в Самарканде: обычная схема

Понедельник, 11 Июня 2018

Тихая «ликвидация» находящихся под защитой ЮНЕСКО зданий и сооружений в Самарканде происходит совершенно открыто и, по всей видимости, не без согласия городских властей, а именно – хокима Фурката Рахимова. Вот как оценивает происходящее житель этого города Дмитрий Костюшкин.

«Самаркандцы, давно уже все преступления в нашем родном городе происходят с нашего «молчания ягнят» и невмешательства. А молчание считается знаком согласия… с беззаконием и безнаказанностью. Все происходит тихо и мирно на наших глазах, а «мы всё смотрим в экран, мы всё ждем новостей», мы смотрим в мирное небо и не видим или не хотим видеть того, что происходит у нас перед носом, пока бульдозер не начинает подкапывать фундамент твоего личного дома.

Фото Д.Костюшкина

Фото Д.Костюшкина

Напомню, что центральная часть города, который мы с вами называем просто Город, была внесена в список ЮНЕСКО еще в 2001 г., наряду с городищем Афрасиаб и Старым Городом. Нарушения происходят на каждом шагу: Афрасиаб, который не трогали со времен разрушения войсками Чингисхана и с [момента] объявления его музеем под открытым небом в 1965 г., засоряют и застраивают, Старый Город переживает ежегодный «евроремонт». Но сейчас, а вернее, уже давно - под реальной угрозой находится так называемая дореволюционная часть города, которая насчитывает более века.

Для примера расскажу историю двадцатилетней давности о попытке покупки и переделки здания городской Читальни, ныне Детской библиотеки на ул. Кашгари. Заезжий гость, проходя мимо Читальни, заинтересовался архитектурным шедевром и задал один единственный - конкретный, как те лихие времена, - вопрос: «Чё, почём, пол лимона зеленью хватит? Я из этого конфетку сделаю». Но, к великому счастью, в то время библиотекой руководили достойные и порядочные люди, которые и на порог не пустили зажравшегося наглеца.

Фото Д.Костюшкина

Фото Д.Костюшкина

Положительный пример вижу в достойных самаркандцах, жителях дома №5 по ул. Бенькова (см. первую и вторую фотографию), которые и слышать не хотят о переезде или переделке их исторического дома, понимая, что он уже стоит ровно век, простоит и еще. Кстати, они, почти как жители старой части Праги, согласовывают любые, даже мелкие ремонтные работы с Госинспекцией по сохранению и использованию объектов культурного наследия.

Механизм преступления прост: берется или покупается разрешение на покупку земли и построек на ней, а что это за постройка – этим покупателям не важно, и под чей защитой она находится - тем более: это всего лишь вопрос денег и отсутствия совести. Если нельзя купить или подкупить, они идут другим путем и просто устраивают «самообрушение» здания. Они не знают и знать не хотят, что это, например, первый Гостиный двор в Самарканде, дом народного художника или синагога».


Соб. инф.