Архив новостей

Представитель Центрального банка Узбекистана объяснил, почему граждане лишены права открывать частные обменные пункты

Суббота, 12 Октября 2019

11 октября, во время обсуждения в Сенате Олий Мажлиса новой редакции закона «О валютном регулировании», сенаторы обратили внимание, что документом, не допускается деятельность частных пунктов обмена валюты, сообщает Spot.uz.

Напомнив, что во многих странах услуги купли-продажи валюты предоставляют частные пункты обмена, а в Узбекистане граждане, занимающиеся такими операциями, попадают под ответственность, сенаторы поинтересовались у представителя Центрального банка, не пришло ли время легализовать эту деятельность.

«Как вы смотрите на то, чтобы разрешить частным лицам оказывать услуги по купле-продаже валюты, при условии, что они будут платить налоги и работать в рамках закона? Или, может, есть какие-то другие причины, по которым у нас нет частных пунктов обмена?» - приводит издание прозвучавшие вопросы.

Заместитель председателя правления Центрального банка Бобур Абубакиров в ответ сказал, что во время подготовки закона этот вопрос действительно поднимался. По этому поводу регулятор изучил зарубежный опыт, который показал «нецелесообразность» таких пунктов. В качестве примера были приведены Россия и Таджикистан.

«В этих странах была такая практика, но она себя не оправдала. Частному сектору дали право заниматься операциями по купле-продаже валюты, но он начал этим злоупотреблять – устанавливать нереальные курсы, продавать фальшивые купюры, взимать неоправданно высокие комиссии. Всё это в итоге приводило к тому, что страдало население», - заявил Абубакиров.

Помимо этого, продолжил чиновник, причина, по которой куплей-продажей валюты занимаются только банки, - это борьба с легализацией доходов, полученных от преступной деятельности, возможность держать эти процессы под контролем.

Его ссылка на «опыт России и Таджикистана» весьма примечательна: значит, практика экономически развитой части мира, а именно, Европы, США, Канады, Израиля, Японии и Южной Кореи, кроме того соседних Казахстана и Кыргызстана? Узбекистану почему-то не подошла. Возможно, потому, что там отсутствуют разные курсы валют, как в сегодняшнем в Таджикистане, где государство именно потому и запретило частные «обменники», что по государственному, заведомо заниженному курсу, доллары продавать никто не хочет.

Насчёт сбыта фальшивых купюр и установления «нереальных курсов» - и то, и другое, мягко говоря, неправда. Кто будет сбывать через собственный пункт фальшивые деньги? Его сразу же задержат и посадят. Никто не сможет установить и более высокий курс обмена – он будет примерно тем же, что и в соседних обменных пунктах.

В действительности, всё гораздо проще: коррумпированная «элита», контролирующая банки, не хочет упускать из рук часть доходов.

В обзоре Центрального банка от 10 октября говорится:

«За 9 месяцев 2019 года общий объём валютных операций юридических и физических лиц на внутреннем валютном рынке составил 24,3 млрд. долл. США, что в 1,3 раза превышает показатель соответствующего периода прошлого года (18,3 млрд. долл. США)».

«Объём валютных операций в ходе межбанковских торговых сессий на валютной бирже составил 15,5 млрд. долл., из них спрос на иностранную валюту составил – 7,7 млрд. долл., предложение – 4,8 млрд. долл.

Общий объём сделок купли-продажи иностранной валюты физических лиц (в наличной и безналичной форме) через обменные пункты коммерческих банков достиг 3,6 млрд. долл.».

За посреднические услуги по купле-продаже валюты, как известно, взимается комиссия, и, как видно из вышеприведенных цифр, в итоге она исчисляется сотнями миллионов долларов. Так что к «частникам» могли бы уйти десятки миллионов. Вот и всё объяснение.

Напомним, что этот вопрос мы поднимали еще в августе, подчеркивая, что запрет гражданам участвовать в торговле валютой (а это, безусловно, товар) – не только вопиющее нарушение равноправия форм собственности, но и запрет на определенный вид профессиональной деятельности.

В статье отмечалось, что американская, европейская, российская или какая-либо другая валюта не является товаром криминальным. Это не оружие и не наркотики, в связи с чем продавать или покупать её имеет естественное право любой человек. Однако в Узбекистане к этому виду товара двойственный подход: одним позволено извлекать доход из торговых операций с валютой (например, владельцам коммерческих банков), другим это не просто запрещено, но прямо грозит уголовным наказанием (всему остальному населению страны). Это как если бы хозяева крупного супермаркета запретили бы согражданам перепродавать друг другу ботинки – покупать можно только у них.

Понятно, что всё это идет еще со времен большевиков, но те ограничивали хождение валюты по идеологическим причинам – чтобы не появлялось влиятельных капиталистов, олигархов. Нынешние узбекские власти делают это исключительно для того, чтобы наживаться самим. Таким образом, ограничительные законы преступны и незаконны, и должны быть отменены: заниматься покупкой-продажей валюты должен иметь полное право любой желающий, а не только формальные либо действительные хозяева банков.

И в заключение. 5 августа компания Promadik Invest, связанная со старшим зятем президента Узбекистана Ойбеком Турсуновым, приобрела 36 процентов акций «Капиталбанка», следует из итогов торгов на Республиканской фондовой бирже «Ташкент». Это, конечно, так, к сведению.


Соб. инф.