Архив новостей

Председателя Фонда поддержки СМИ в изоляторе СГБ обрили и, похоже, всё-таки подвергли пыткам

Воскресенье, 16 Июня 2019

Генеральная прокуратура Узбекистана на днях выдала порцию новой информации о деле председателя Фонда поддержки СМИ Саида-Абдулазиза Юсупова, который 10 мая был задержан по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере и помещен в следственный изолятор Службы государственной безопасности (СГБ) на улице Чинабад (бывшей Гвардейской) в Ташкенте, где и содержится под стражей.

Ссылаясь на сообщение Генпрокуратуры, СМИ пишут, что Саид-Абдулазиз Юсупов присвоил:

- 65 тысяч долларов у гражданина А. А., с которым планировал реализовать бизнес-проект, через граждан Д. С. и А. Д.;

- 15 тысяч долларов у Ж. Д., пообещав доставить оборудование для производства кондитерских изделий;

- 35 тысяч долларов у Б. Я., пообещав устроить его дочь в Ташкентский государственный юридический университет;

- 28 тысяч долларов у Д. С., пообещав доставить необходимое оборудование для кирпичного завода;

- 15 тысяч долларов, войдя в доверие к К. Е;

- 2 тысячи долларов у В. С., путем мошенничества.

Всего в 2013-2017 годах Юсупов, по данным Генпрокуратуры, получил обманным путем 160 тысяч долларов. Трём пострадавшим он вернул 2300 долларов, оставшиеся 157,7 тысячи истратил на свои нужды.

По словам Дониёра Рахматуллаева, заместителя начальника управления Генеральной прокуратуры, надзирающего за следствием СГБ, которого цитирует Газета.uz, ранее уголовное дело не возбуждалось из-за того, что потерпевшие не обращались с заявлениями.

Саид-Абдулазиз Юсупов. Фото Хabar.uz

Саид-Абдулазиз Юсупов. Фото Хabar.uz

В мае представитель пресс-службы Генпрокуратуры сообщил, что в отношении Юсупова возбуждено уголовное дело по пункту «а» части 4 статьи 168 («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере») УК РУз. По его данным, директор Фонда поддержки и развития независимых печатных СМИ и информационных агентств на протяжении долгого времени представлялся сотрудником СГБ и обманным способом получал денежные средства от людей.

Надзорное ведомство уточнило, что в 2018 году обвиняемый уже привлекался к уголовной ответственности за аналогичные преступления, в судебном порядке было доказано, что он «мошенническим путем, представляясь сотрудником СНБ, присвоил средства потерпевшего - гражданина Каньязова Т. К. в объеме 240 миллионов сумов (30 тысяч долларов)».

Добавим: если человек, пытаясь подольститься к президенту, пишет хвалебную книгу об осуществляемых им реформах, - он однозначно мошенник. По-другому просто не бывает.

«Странности» следствия

В то же время, кем бы ни был Юсупов в жизни, ему, как и остальным гражданам, должно быть обеспечено право на справедливое разбирательство и защиту. Происходящее же дает основания полагать, что после ареста он подвергся пыткам и избиениям. И мы вынуждены вновь обратить внимание на моменты, которые пока что остаются без объяснений.

Во-первых, о том, что его пытали, 4 июня Юсупов сообщил лично – своему нынешнему адвокату Арслану Шамарданову. Он рассказал, что его избивали пластмассовой бутылкой с водой, и у него отбиты все внутренности, а также, что во время пыток от него добивались признания в шпионаже.

Во-вторых, то обстоятельство, что к нему долго не допускали адвоката, опять-таки свидетельствует о том, что его пытали (следователи ждали, пока исчезнут следы).

В-третьих, Юсупов по-прежнему остается в стенах того же учреждения. И если он попытается снова рассказать о пытках, то может сильно пожалеть об этом.

Кроме того, непонятно, почему обвиняемого в мошенничестве держат в изоляторе СГБ? С каких это пор СГБ занимается расследованиями дел о мошенничестве?

При этом в первые дни ему навязали государственного адвоката, чья фамилия не называется. Обычно подобные псевдозащитники подыгрывают спецслужбистам ради успешной фабрикации дел против своих подзащитных (в других статьях мы упоминали об одном таком адвокате по имени Шахзод Шарипов).

Встречи под присмотром

Джамиля Бакаева, мать Саида-Абдулазиза Юсупова, в разговоре с корреспондентом Газеты.uz отметила, что государственный адвокат уже на третий день сообщил, что ее сыну «сбрили волосы на голове из-за жары». Заметим - несмотря на то, что он не осужден и формально является полноправным гражданином. Мать считает это признаком психологического давления, поскольку её сын «по определенным причинам» не бреет голову. Мы расцениваем случившееся как неприкрытое издевательство.

После того как семья арестованного наняла нового защитника – Арслана Шамарданова, последнему в течение четырех дней не предоставляли возможности встретиться с клиентом.

Во время встречи, состоявшейся 19 мая, он смог поговорить с Юсуповым наедине лишь 15 минут. В дальнейшем все встречи проходили в присутствии следователя СГБ Отабека Яхъёева, рассказала Газете.uz Джамиля Бакаева.

Она отметила, что с 24 мая вход в Управление СГБ был запрещен в связи с «карантином». «Адвоката не пускали 12 дней. После того, как мы устроили там скандал, 4 мая его допустили, но только на 20 минут и с участием следователя», - добавила мать обвиняемого.

Напомним, что Конституция Республики Узбекистан гарантирует право на профессиональную юридическую помощь на любой стадии следствия и судопроизводств (статья 116).

А в законе «Об адвокатуре» прописано, что адвокат имеет право беспрепятственно встречаться со своим подзащитным наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период содержания его под стражей), без ограничения числа свиданий, их продолжительности и без разрешения государственных органов и должностных лиц, ответственных за производство по делу (статья 6).

Оба этих законодательных пункта в данном случае были преднамеренно и цинично нарушены.

Почему экспертиза ничего не находит

7 июня Джамиля Бакаева обратилась с заявлением о том, что в ходе следствия в отношении ее сына применяются пытки.

8 июня Генпрокуратурой при участии защитника Арслана Шаймардонова и надзирающего за следствием прокурора Дониёра Рахматуллаева было проведено медицинское обследование Саида-Абдулазиза Юсупова с привлечением специалистов-медиков. В ходе обследования телесных повреждений либо признаков пыток обнаружено не было.

Однако отсутствие следов избиения и пыток ни о чем не говорит, кроме того, что синяки либо уже прошли, либо их и не было изначально, кроме того существует целый арсенал пыточных способов, не оставляющих никаких следов вообще (например, лишение сна).

И мы помним, как проводилась судебно-медицинская экспертиза после жалоб на пытки арестованного и помещенного в тот же изолятор СГБ журналиста Бобомурода Абдуллаева – так, чтобы ничего не найти. По итогам обследования Абдуллаева было написано следующее (текст зачитывал судья):

«Экспертное заключение установило наличие рубца в области левого плеча, установить его причину не представляется возможным... МРТ позвоночника, почек, осмотр у специалистов. Травматических изменений не выявлено... Выявлен остеохондроз, грыжа межпозвоночного диска. Это заболевание выявляется у большинства людей старше 40 лет, оно выявляется у водителей-дальнобойщиков… Факторы риска – работа за компьютером, усиленные тренировки в спортзале, неправильное питание, переохлаждение. Учитывая отсутствие травматических деформаций, травма исключается...».

А вот что о проведении этой экспертизы впоследствии рассказал он сам, предварительно уточнив, что ему, как журналисту, известно, как она должна проводиться:

«С участка, где синяки, берется мазок, клетки показывают по часам [когда появились травмы]. Но они только сфотографировали [эти синяки]. «Вы мазок не возьмете?» - спрашиваю. «Нет, фото хватит». Я уже тогда понял [что результата не будет]. У меня мазок не взяли, микробиологический анализ не взяли».

Всё дело в том, что если назначить экспертизу и та подтвердит, что пытки имели место, то, в соответствии с законодательством, показания подследственного придется признать недействительными, то есть, процесс автоматически придется сворачивать, признав несостоявшимся.

Представитель Генпрокуратуры отметил, что в рамках надзора над следствием СГБ до настоящего времени не обнаружил правонарушений. Он упомянул, что в заявлении Джамиля Бакаева указывала, что адвокат не мог попасть к обвиняемому в течение 12 дней и по данному случаю ведется проверка, сообщает Газета.uz.

В качестве версии выскажем предположение, что, возможно, должность главы Фонда поддержки СМИ, куда по непрозрачной схеме направляются деньги из государственных и других источников для финансирования разного рода СМИ и информагентств оказалась слишком доходной, и кто-то решил убрать с неё Юсупова, заменив его другим человеком. Что, разумеется, не исключает возможного мошеннического обмана ряда граждан арестованным ныне чиновником от журналистики.


Соб. инф.