Архив новостей

«Правозащитный альянс»: заключенные-религиозники, арестованные в 1999 году, до сих пор сидят

Четверг, 28 Марта 2019

На фоне празднования сотрудниками милиции Навруза с 24 по 26 марта в МВД Узбекистана и в концертном зале «Туркистан» в городе Ташкенте проходят пикеты с требованиями прекратить пытки и милицейский произвол, сообщает «Правозащитный альянс Узбекистана».

25 марта правозащитница Елена Урлаева посетила заключённых Якубхона Гафурова и Мансура Ульмасова в колонии-поселении №48 в г. Ахангаране. Они рассказали как их во время ареста в 1999 году в возрасте 18 лет и 24 года подвергали пыткам при задержании и на допросах, как принуждали признаться в том, что они являются членами запрещенной организации «Хизб-ут-тахрир», и как на протяжении почти 20 лет сотрудники милиции и тюрем избивают религиозных заключённых, добавляя им новые сроки лишения свободы.

Вот некоторые отрывки из их рассказов.

Заключённый Якубхон Гафуров:

«С 22 по 26 октября 1999 года, в течение четырех дней, в изоляторе линейного отделения милиции при вокзале Коканда четверо сотрудников милиции и СНБ в гражданской одежде били меня дубинками, кулаками и пинали ногами, заставляя признаться в членстве в религиозной организации. Через пятнадцать суток меня повезли в тюрьму Коканда, там, когда встречают «новеньких», сильно их избивают, это такой тюремный закон».

«В Таштюрьме тоже при встрече всех новичков избивают, религиозных обыскивают и бьют отдельно, при этом ты не можешь видеть, что из вещей у тебя забирают».

«В тюрьме №38 в Зарафшане тоже встречают заключённых с особой жестокостью – выстраивается «коридор» из офицеров с двух сторон, длиной в 30 метров, и заключённый должен идти по этому «коридору», а с двух сторон офицеры избивают дубинками, если упадёшь, то забивают до потери сознания. В этой тюрьме морят голодом и холодом, а в карцере вообще дают очень мало еды, наподобие баланды, в карцере каждый день бьют, я находился в карцере 30 дней на цементном полу и избитый».

«В тюремной колонии №6 в городе Чирчике меня избивал опер Тулкун Тухтасинов, потом он стал начальником оперов, потом замначальника [колонии]. Он меня избивал в 2011 и в 2012 годах несколько раз, в изоляторе приказал офицерам подвесить меня в наручниках на высокую решётку, от таких пыток умирают примерно через 40 минут, я висел 30 минут, потом потерял сознание. От наручников долго были синяки на руках».

«В тюрьме №38 в Зарафшане 8 марта 2017 года меня били бейсбольными битами, они деревянные, одна бита сломалась об моё тело и кости, били по ягодицам тоже, и до сих пор есть синяки. От побоев битами я терял сознание. Когда пришёл в себя, оказалось что я привязан верёвками к железной кровати и меня поливают холодной водой, чтобы я очнулся. Также меня били заключённый Хусан и завхоз Ильхом, а четыре человека меня держали за руки и за ноги и били битами по приказу надзирателей. Потом четыре раза я был в карцере. Религиозным в этой колонии надо всегда ходить, опустив голову вниз, и тебя при этом водят надзиратели, если поднимешь голову, то тебя забьют до потери сознания. Это называется контроль, и даже ночью ты не можешь открыть глаз. На каждое движение ты должен просить разрешения, например «Можно перевернуться во сне на другой бок?», «Можно сделать движение рукой?». Я был свидетелем того как 1-го октября в Навоийской тюремной колонии №47 надзиратели избивали учителя со словами «Вот твой праздник, и мы тебя так поздравляем».

Заключённый Мансур Ульмасов:

«Меня били один день - 2 февраля 2000 года в ГОВД Коканда, я не признавался в их обвинениях, но потом, не выдержав боли от пыток, я подписал всё, что требовали. Потом меня встречали с избиениями в тюрьме Коканда. Следователь СНБ Рахманов бил меня тарелками, стульями, он был агрессивный, и, что ему попадалось под руку, тем он меня и бил. В кабинете в коробке был новый плафон, так он об мою голову разбил этот плафон».

«После суда в Фергане в тюрьме меня тоже встречали с избиениями, и в Таштюрьме били, когда я туда поступил, в тюремной колонии в Таваксае тоже били до потери сознания, а доктор пришёл и вместо помощи говорит: «Будешь держаться, если не откажешься от «Хизбута», а не то умрёшь». Доктор помощи не оказал, только полил холодной водой».

«В 2007 году меня пытали и избивали дубинками, и у меня оказалась сломана ступня правой ноги. Мои руки сцепили наручниками за спиной, эта пытка называется «ласточка», от пыток я несколько раз терял сознание, нашатырный спирт не помогал, и они поливали меня холодной водой. В тюремном изоляторе 46 я находился десять месяцев и каждый день меня избивали. В Чирчикской колонии меня тоже избивали - Тулкун Тухтасинов, он бил дубинкой 86 раз, и требовал, чтобы я стонал или кричал от боли, но я молился и не разжимал рот, молча терпел, и это вызывало агрессию Тухтасинова, потом я потерял сознание».


Соб. инф.