Архив новостей

Отказ инвесторов участвовать в строительстве «потемкинских деревень» градоначальник объяснил «плохим пиаром» со стороны журналистов

Четверг, 14 Февраля 2019

Отказ ряда зарубежных инвесторов участвовать в проектах по застройке Ташкента столичный хоким Джахонгир Артыкходжаев объяснил «плохим пиаром в СМИ».

«Если PR будет отрицательный – тогда не будет никакого инвестора. Если он будет хорошим, СМИ покажут людей, которые мучились столько лет, что их переселяют в хорошие места, и они довольны, тогда инвесторы придут. Если будут писать: вот, хоким города стирает с земли этих людей, ничего не дает взамен, - тогда любой инвестор не придет к нам в Узбекистан», – цитирует сумбурное заявление градоначальника перед журналистами новостной ресурс Kun.uz.

Джахонгир Артыкходжаев

Джахонгир Артыкходжаев

Другими словами, по мнению градоначальника, в том, что инвесторы не желают вкладывать свои средства в благоустройство города (страны), виноваты исключительно работники медиапространства, которые не восхваляют, а критикуют его «достижения» на ниве выселения граждан из их собственных домов.

Примечательно, что сказанное Артыкходжаевым противоречит его публичному заявлению на предыдущей пресс-конференции в офисе Ташкент-Сити, состоявшейся 31 января. Тогда он высказался, что «все они (инвесторы – ред.) отказались участвовать, потому что проект [Ташкент-Сити] не был привлекательным: проблемы сноса домов, переселения жителей и т.д. Инвесторы не поверили, что это можно сделать за три года». Тогда он, судя по всему, не лукавил . Да и адекватно рассуждающим инвесторам было время о чем задуматься, глядя на творящийся беспредел с нарушениями закона о частной собственности при сносах домов и принудительное выселение жителей (с откровениями одного из иностранных инвесторов можно ознакомиться здесь).

Кстати, приписываемые журналистами хокиму Ташкента утверждения о том, что «более 700 иностранных инвесторов отказались инвестировать в Ташкент-Сити», на самом деле на той встрече озвучил первый заместитель министра инвестиций и торговли Лазиз Кудратов, комментируя «юный» возраст некоторых сомнительных участников проекта.

«Инвестиции заходят из-за рубежа, в данном случае это германская компания, и через банковскую систему они проходят как источник финансовых средств из Германии. По законодательству мы не имеем права затребовать дополнительные сведения об учредителях. Мы ставим условия, чтобы инвесторы вложили средства, взяли на себя юридические обязательства по реализации проекта, подписались под документами, и они могут работать. Мы провели более 700 переговоров, было очень тяжело найти инвесторов, которые бы поверили в этот проект», - сказал тогда Кудратов.

На рассуждения же Джахонгира Артыкходжаева о том, что «при сносе всегда давали жилье лучше», высказанные им 11 февраля корреспонденту «Газеты.uz» в ходе презентации проектов Юнусабад Бизнес-Сити и Мирзо-Улугбек Бизнес-Сити, пользователи соцсетей ответили возмущенными комментариями, в которых главе города предлагали самому «переселиться «в комфортабельные условия» куда-нибудь на задворки столицы.

Большой резонанс вызвал и опубликованный на днях международным проектом «Коррупция и права человека» пресс-релиз по поводу ряда заявлений, сделанных перечисленными выше чиновниками (включая и заместителя министра экономики и промышленности Равшана Гулямова) на пресс-конференции в ответ на публикацию в британском издании информации о так называемых инвесторах Ташкент-Сити, и о персональном интересе в этих компаниях ташкентского мэра Артыкходжаева. Приводя цитаты из выступлений узбекских должностных лиц, касающихся «неприкосновенности» личности инвесторов (лишь бы вкладывали капитал, а там хоть трава не расти), документ ставит вопрос ребром: значит, инвесторы не должны по закону предоставлять информацию о своем бенефициарном собственнике? А не означает ли это пособничество международному терроризму?

Статья 7 («Меры по надлежащей проверке клиентов») Закона РУ № 660-II «О противодействии легализации доходов, полученных от преступной деятельности, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения», принятого в 2004 году и обновленного в январе этого года, гласит, что «организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны самостоятельно принимать меры по надлежащей проверке клиентов».

Судя же по высказываниям трех высокопоставленных чиновников, они вполне сознательно покрывают возможный факт отмывания денег, а также вводят в заблуждение журналистов и общественность утверждениями о том, что в проверке источников поступлений финансовых вливаний в узбекскую экономику нет необходимости и даже более того – это, дескать, запрещено законом. Так что, не журналисты виноваты в нежелании инвесторов вкладываться в бизнес-проекты правительства, а сама власть.

А ведь для того, чтобы капиталовложения широко потекли в Узбекистан, как ранее писало наше издание, вовсе не нужно специальных «президентских гарантий». Необходимы всего лишь три вещи: свободная конвертация валюты (сейчас наличная валюта гражданам республики НЕ ПРОДАЕТСЯ), незыблемость прав частной собственности и независимый суд, стоящий на страже этих самых прав. НИЧЕГО ИЗ ВЫШЕПЕРЕЧИСЛЕННОГО в стране сегодня нет, и в ближайшем будущем, по всей видимости, не предвидится. И иностранному, и отечественному бизнесу нужны не только обещания президента (в свое время их щедро раздавал и покойный Ислам Каримов), а гарантия РАБОТАЮЩЕГО законодательства.

В противном случае может повториться удручающая ситуация, имевшая место с 2011-го по 2016 годы, когда приток иностранных инвестиций в узбекскую экономику снизился более чем на 40 процентов - с 3,3 миллиарда долларов до 1,9 миллиарда.


Соб. инф.