Архив новостей

МВД принимает программу по борьбе с пытками. А разве они в Узбекистане есть?

Воскресенье, 07 Января 2018

Министр внутренних дел Узбекистана генерал-майор Пулат Бабаджанов, рассказывая журналистам о реформах в системе правоохранительных органов, с гордостью поделился главной новостью – о готовящемся выполнении в 2018-2020 годах Государственной программы по борьбе с пытками, сообщает узбекскоязычный ресурс Sof.

«Как известно, до настоящего времени народ считал органы внутренних дел карательными органами. Не секрет: о том, что люди подвергаются жестоким пыткам, безжалостному отношению, информация [в народе] бытует», - отметил глава ведомства.

По его словам, для устранения подобных негативных явлений ведется работа по оснащению современными приборами видеонаблюдения всех учреждений, связанных с исполнением наказания, а также следственных изоляторов, изоляторов временного содержания, специальных приемников и мест отбытия административного ареста.

Учитывая передовой опыт зарубежных стран и основываясь на международных стандартах, в ОВД сооружаются специальные помещения, которые будут оснащены современными информационно-коммуникационными технологиями (для стенографии процесса допроса и видеонаблюдения за ним), а также системами аудио- и видеофиксации действий следователей.

По мнению Бабаджанова, подобные меры и мероприятия помогут избежать или, как минимум, сократить число привлекаемых к ответственности граждан на основе сфальсифицированных доказательств, сознательных оговоров и клеветы. Обеспечивая тем самым «реализацию уголовно-процессуальной нормы, гарантирующей защиту невиновного лица от несправедливого наказания и привлечения к ответственности».

Новость, что и говорить, из приятных. Впрочем, при желании не особо жалостливые и бесчестные «следаки», коих еще немало, могут допрашивать своих подследственных и в других, не оборудованных видеокамерами помещениях – этого тоже нельзя сбрасывать со счетов.

Но тут возникает другой вопрос: а что, разве в стране есть пытки? Ведь высокопоставленные чиновники десятилетиями твердили и своим гражданам, и международным правозащитным организациям, что «в Узбекистане пыток нет», отказываясь признать даже очевидные факты гибели задержанных и заключенных от истязаний при «выбивании» нужных показаний.

Например, после того как спецдокладчик ООН по пыткам Тео Ван Бовен, посетивший Узбекистан в 2002 году, заявил, что пытки в нем носят системный характер, а колония 64/71 близ поселка Джаслык в Каракалпакии должна быть закрыта, узбекские власти просто перестали впускать в страну каких-либо спецдокладчиков

Можно вспомнить и случай четырехлетней давности, как в Комитете ООН против пыток выступал директор Национального центра по правам человека РУз Акмаль Саидов.

В ноябре 2013 года, во время обсуждения отчета делегации Узбекистана о выполнении Конвенции ООН, запрещающей пытки, глава узбекской делегации Акмаль Саидов «кричал, размахивал руками, швырял бумаги председательствующему и всячески демонстрировал ярость и возмущение» неверием присутствующих в его байки о «свободном от пыток» Узбекистане.

И вот – теперь признали открыто. Выходит, Саидов зря старался?..


Соб. инф.