МВД Казахстана три недели скрывает сведения о количестве арестованных погромщиков

Среда, 26 Февраля 2020

Растет количество уголовных дел по фактам дунганских погромов в селе Масанчи. В МВД рассматривают уже свыше 120 производств. Однако о том, сколько на самом деле подозреваемых проходит по этим делам, полицейские по-прежнему не сообщают, ссылаясь на тайну следствия. Известно только об открытии 11 дел по фактам убийств, сообщают казахстанские издания.

Несмотря на то, что после трагических событий в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области 7-8 февраля прошло уже три недели, МВД Казахстана до сих пор не желает озвучивать окончательную информацию о количестве задержанных погромщиков и убийц, ограничиваясь пространным «уголовных дел очень много».

Напомним, что за два дня массовых беспорядков в селах Масанчи, Сортобе, Булан-Батыр и Аухатты вдоль казахско-кыргызской границы, населенных преимущественно компактно проживающим дунганским большинством, от рук казахов-погромщиков погибло 11 дунган.

По данным казахской службы радио Азаттык, МВД упомянуло, что «в ходе следственных действий допрошены сотни людей, расследуется «около 90 дел».

«Сведения получите в ближайшее время. По Кордаю идет расследование, его ведет межведомственная оперативная группа, которую возглавляют прокуроры. Проводится очень большая работа, потому что события были масштабные (…). По крайней мере, по тем зачинщикам скандала, которые оказали сотрудникам полиции неповиновение, три человека (из дунган – ред.) задержаны, дело направлено в суд. По случаю, который также послужил одним из поводов всех этих событий - избиение пожилого человека (на самом деле, по словам главы дунганской общины Казахстана Хусея Даурова, никакого избиения не было – ред.) - там тоже виновные лица установлены, задержаны, арестованы. По остальным подстрекателям, провокаторам - информацию получите чуть позже, потому что сейчас идет следствие. Идет закрепление процессуальных доказательств. Буквально в ближайшее время мы вам предоставим информацию, кто и как», - процитировала радиостанция Азаттык сумбурные объяснения замминистра МВД Марата Кожаева на встрече с журналистами на днях.

При этом замминистра добавил, что правоохранительные органы «не скрывают информации по арестованным, но сведений, в отношении скольких лиц судом санкционирован арест, дать не могут».

Теперь уже казахские власти признают: трагедия, произошедшая в ночь с 7 на 8 февраля, является результатом обмана и манипуляций. Общественное мнение подготовили социальные сети. Подогрели и мобилизовали толпу вирусные рассылки. «Зеленый коридор» для погромов в приграничной зоне создали продажность и коррумпированность (ведь кто-то заботливо позволил проехать машинам с погромщиками до самого Кордая и дальше - через приграничный блокпост).

Как мы уже сообщали, автомобилей с погромщикам  было больше ста, и странно уже одно то, как их, набитых агрессивными пассажирами, вообще пропустили через приграничную зону, рядом с которой находится военный гарнизон. Были среди них и люди с оружием, хорошо понимающие, на что идут.

Учитывая, что нападавшие были вооружены, не сложно предугадать, что зачинщики этих трагических событий и те, кто активно принимал участие в них, заранее были готовы и ждали чьего-то сигнала. Хотя для местных чиновников силовиков удобнее признать «неожиданность», «спонтанность» случившегося.

Возникает вопрос: если в каждой машине было по 3-4 человека, то число пассажиров всех авто уже переваливает за триста. И эти три-четыре сотни вооруженных мужчин ехали в кордайские села не на чаепитие… Так где они, почему не задержаны?

По мнению известного политолога, историка и главного редактора Казахстанской биографической энциклопедии Данияра Ашимбаева, этот межэтнический конфликт был связан не с обидами казахского населения на дунган, а с тем, что «часть дунган активно участвовала в теневых схемах организации приграничной торговли – с Китаем и Кыргызстаном».

«На мой взгляд, здесь есть лишь простая борьба за торговые и финансовые потоки, в ходе которой был использован подлый и грязный прием. (…) И тут можно сделать вывод, что часть националистов поддерживала этот конфликт в силу собственных убеждений, а другие – в интересах тех самых теневиков. И те же инсайды говорят о том, что теневиками являются высокопоставленные чины в северной и южной столицах. Это примерно, как было в Хоргосе. Обществу преподносят все громкие аресты на Хоргосе последних лет, как борьбу с коррупцией, но в реальности это была борьба аппаратных групп и силовых структур за контроль над таможней. И борьба с коррупцией у нас используется зачастую как ширма для таких вот разборок», - говорит политолог.

Что же до запоздалой реакции на кровопролитные события Совета безопасности, возглавляемого первым президентом страны Нурсултаном Назарбаевым, – «в любой непонятной ситуации нужно сначала собрать и проанализировать факты». А количество фактов и версий, связанных с кордайскими событиями, растет в геометрической прогрессии. Взять хотя бы факт недавнего обнаружения в селе Масанчи одиннадцатой по счету жертвы межнационального противостояния. И это притом, что о пропавших без вести никто не заявлял. А где гарантия, что их не больше? Всё нуждается в проверке, на которое нужно время, считает Ашимбаев.

Фото с сайта Экспресс.кз

Фото с сайта Экспресс.кз

Рассуждая о «спусковом крючке» жестокого кровопролития, глава дунганской диаспоры Хусей Дауров согласен с имевшим место «дорожным инцидентом», но затрудняется считать его первопричиной последующих событий. Он вспоминает трагическое событие месячной давности в селе Степном, когда пьяный пастух (казахской национальности – ред.) надругался над женщиной-дунганкой. Ее растерзанное тело позже было найдено в степи. «Но наши люди не выходили на демонстрации, не требовали крови, понимая, что убийство совершил не казах – его совершил преступник. Полиция задержала убийцу. А позже к родственникам жертвы пришли казахи-аксакалы заглаживать вину. Таким образом, это преступление не вышло из правового поля, как, собственно, и должно было быть», - рассказывает он.

А 5 февраля случается тот самый дорожный инцидент: дунганин на грузовике выезжал на дорогу, перекрыв в какой-то момент улицу, по которой, на беду, ехала машина с больным местным аксакалом. Словесная перебранка между водителями дошла до кулаков. Тут выскакивают брат и отец дунганина и начинают разнимать дерущихся. Очевидцы говорят, аксакала никто и пальцем не тронул, но пострадали его сыновья. После чего дунганские старики по традиции съездили в село Каракемер со своими извинениями, помирились с потерпевшими, и, конфликт как бы был исчерпан. Однако о нем почему-то вспомнили 7 февраля, уже после инцидента с патрульными полицейскими.

Забавно, что эти два разных по времени и месту случая на дороге кто-то (видимо, очень заинтересованный и не простой) объединил меж собой, преподнеся так, что якобы несколько человек избили старика-казаха и оказали сопротивление полиции. И пошла волна: «дунгане обнаглели, не уважают власть, не уважают казахов»…

«С братьями-казахами, живущими рядом, мы давно породнились, переплелись, стали «кудалар» [сватьями] – иначе и быть не может, когда живешь бок о бок. И в ту роковую ночь казахи спасли десятки и сотни дунганских семей, - продолжает Хусей Дауров.

Когда он приехал 7 февраля под вечер в Масанчи, там уже горело три дома, подожженные громилами из села Каракемер, а разъяренная толпа на многочисленных машинах всё прибывала, сборище росло. Полиции с местными жителями вначале удалось оттеснить мародеров к мосту между двумя селениями. Среди них был и аким Кордайского района Болатбек Байтоле, который успокоил, что «СОБР уже выехал». Сказал, что «на той стороне уже две тысячи человек собралось, и главное – не провоцировать их сейчас».

«И тут в нас полетели камни, один попал мне в голову, другой настиг акима. Тогда Байтоле стал уговаривать жителей Масанчи отойти на 10 метров: мол, вы отодвиньтесь, и мы тогда оттесним толпу. Наши парни послушались и отступили. А непрошеные гости мигом вторглись в село. И сразу заполыхали еще шесть домов! И всё же полиция и масанчинцы продолжали удерживать основную массу погромщиков. Наша ошибка была в том, что пропустили несколько машин – думали, это просто транзит. А в них оказалось оружие. Раздались первые три выстрела. Я помчался туда. Стреляли картечью, и уже один человек был ранен, а другой убит. Жители Масанчи кинулись собирать камни, чтобы защищаться, и тут вспыхнуло еще несколько домов в центре села. Оказывается, тараном прошли три грузовика: два КамАЗа и ГАЗ-53, а в их кузовах находились люди, вооруженные ружьями и пистолетами. За грузовиками проследовала целая вереница машин и тысячная толпа, которая смяла всех. И уже по селу гремела канонада. В Масанчи волна погромов нарастала, а СОБРа же всё не было», - вспоминает ужасы «самой длинной в своей жизни ночи» Дауров.

«А погромщики неистовствовали: врывались в дома к мирным жителям, приставляли пистолеты ко лбу, командовали: «Деньги! Золото!». Обчищали жилища, опустошали холодильники, угоняли скот. В довершение поджигали, вокруг всё пылало. Никогда не забуду этот ужас: крики бесноватой толпы и истошное мычание сгорающих заживо коров… Здесь у нас рядом граница с Кыргызстаном, колючая проволока и канава, заполненная водой и заросшая камышами. Укрываясь от погромов, сельчане бросались в канаву и стояли по пояс в ледяной воде в надежде, что там их не достанут. Говорят, вся канава была в людях, стоящих, как свечи, и молящихся о спасении», - пытается восстановить картину того массового безумия поседевший за считанные часы мужчина.

Весь этот кошмар следом перекинулся и на соседние поселения. Резервные силы полиции прибыли на место около 23 часов, а Алматинский СОБР и вовсе в 5.25, в это время полтысячи молодчиков выворачивали вверх дном беззащитное село Булар-Батыр, там было уже пять трупов. Именно здесь плечом к плечу со стражами порядка и местными жителями стояли до последнего ныне снятые с должностей тогдашний аким (мэр) Жамбылской области Аскар Мырзахметов и начальник ДП Арман Оразалиев, прося людей продержаться до подкрепления. Именно здесь полицейские реально рисковали жизнью, и многие из них получили ранения.

А в этот самый момент кто-то докладывал президенту Токаеву, что «обстановка стабилизировалась»…

Почему долго добирались дополнительные силы правопорядка? Хусей Дауров в недоумении: «Рядом – Отар, а в нем воинские части. Почему нельзя было их привлечь? Я думаю, что с самого начала отсюда в Ак Орду шли успокоительные донесения, преуменьшающие масштабы беспорядков. Одному только нашему депутату-дунганину Хахазову я звонил раз десять, а он мне: «Не паникуй, там же сам аким области находится!». Я предполагаю, что, боясь прогневить президента, докладчики преподносили ему весьма сглаженную картину. А для нас это обернулось национальной трагедией», - поясняет в интервью СМИ председатель «казахских» дунган, которого сегодня сильно тревожит волна ксенофобии и националистического угара в соцсетях и фактическое безразличие к этому уродливому явлению спецслужб.

Зато, как сообщала местная пресса, более ста человек было задержано полицией 22 февраля, в день запланированных протестных акций, в разных уголках страны, включая алматинский мирный марш протеста, в связи с требованием отставки правительства со стороны участников незарегистрированного общественного движения «Демократический выбор Казахстана». Тут и полиция отреагировала более чем оперативно, и, судя по «амуниции», не было у стражей недостатка в «средствах усмирения» активистов, да и сеть, говорят, в этот момент «черепашила». В отличие от «реактивного» интернета 7-8 февраля, посредством которого координировались отряды головорезов для бойни в дунганских деревнях…


Соб. инф.