Архив новостей

МИД Швейцарии: «Замороженные деньги Гульнары Каримовой Узбекистану, вероятно, вернут, но после соглашения об условиях возврата»

Воскресенье, 20 Января 2019

В 2019 году должен состояться визит Шавката Мирзиёева в Швейцарию. Следует отметить, что это будет первый в истории визит президента Узбекистана в эту страну: ни в советское время, ни в годы независимости руководители УзССР, а затем Республики Узбекистан её не посещали. Между тем, в двусторонних отношениях присутствует напряженность, и всё дело упирается в коррупционную составляющую, что подрывает доверие обоих государств друг к другу. Некоторыми узбекскими олигархами и криминальными персонами Швейцария рассматривается как место хранения своих капиталов, Швейцария же, со своей стороны, хочет прояснить ситуацию с заблокированными счетами опальной узбекской «принцессы» Гульнары Каримовой, ранее представлявшей Узбекистан в женевском отделении ООН, а также уладить конфликт с узбекско-швейцарской компанией «Зеромакс», оставившей «с носом» своих деловых партнеров.

В преддверии визита президента Узбекистана я направил ряд вопросов в Министерство иностранных дел Швейцарии и получил ответы на некоторые из них – на те, которые это ведомство сочло находящимися в его компетенции.

Вопрос: Намерены ли вы в разговоре с президентом Шавкатом Мирзиёевым поднять вопрос о криминальных деньгах Гульнары Каримовой, которые заблокированы швейцарскими правоохранительными органами (это около 1 миллиарда долларов);

Ответ: На этой встрече переговоры будут посвящены различным аспектам двусторонних отношений. Точная повестка дня может быть определена только тогда, когда мы определимся со временем конкретного посещения.

Резюме: МИД, возможно, намерен поднять и этот вопрос, так как он является барьером для улучшения отношений. Дело получило не только большой политический резонанс, но и является точкой преткновения между различными силами: узбекской оппозицией, властями Швейцарии и Узбекистана, бизнесом и инвесторами. Этот вопрос взаимного напряжения следует разрешить, с учетом того, что швейцарская сторона намерена очиститься от криминальных активов и не слыть местом прибежища нелегальных денег.

Вопрос: Вы заинтересованы в том, чтобы вернуть эти деньги узбекскому правительству? Как бы вы могли контролировать их использование? Активы Гульнары Каримовой были коррумпированы. Можете ли вы контролировать все деньги из Узбекистана, которые хранятся где-то в Швейцарии, являются ли они нелегальными? Вправе ли вы задавать вопросы о происхождении денег?

Ответ: Швейцария не заинтересована в размещении незаконно приобретенных активов в своем финансовом центре. Государство по-прежнему решительно выступает за то, чтобы незаконно приобретенные активы, которые хранятся в Швейцарии, возвращались в страну происхождения, и всё это происходило в рамках комплексных мер по блокированию, конфискации и репатриации таких активов. Например, за последние 30 лет Швейцария вернула более 2 млрд. долларов в страны своего происхождения.

Вышеупомянутыми мерами предусматривается, что в случае юридического решения об изъятии активов, Швейцария вместе с заинтересованными государствами могла бы найти приемлемый путь их возврата. Репатриация незаконно приобретенных активов возможна только в том случае, если соответствующее судебное разбирательство завершится в Швейцарии, и будет вынесено решение, что эти активы подлежат окончательной конфискации. Однако это еще не относится к активам Узбекистана (имеется в виду - на которые претендует его правительство, – прим. А.Т.) в Швейцарии. Поэтому преждевременно оценивать, как эти деньги должны быть возвращены и использованы.

Между тем, Федеральный совет в мае 2018 года принял предварительное решение о возвращении этих средств Узбекистану. Затем необходимо договориться о двух соглашениях: одно касается возврата самих активов, а другое - условий возврата или предполагаемого использования активов, подлежащих возврату. Это делается для того, чтобы средства были возвращены прозрачным образом, и они принесли бы пользу населению или развитию страны, а не вернулись по незаконным каналам к криминальным владельцам. Из-за разделения властей мы не можем комментировать происходящее уголовное производство в отношении Гульнары Каримовой.

Резюме: Как видно из ответов, Швейцария стремится избавиться от имиджа банка для криминала всего мира. В связи с этим разработана и выполняется соответствующая государственная программа. Возможно, именно в её рамках будет решена участь замороженных средств Гульнары Каримовой, имеющих незаконный характер. Будут ли учтены интересы бывшего супруга Гульнары - Мансура Максуди, или третьих лиц, потерявших активы из-за коррупционной деятельности компании «Зеромакс», а также сторон, тоже претендующих на часть денег - правительства США, европейских государств, станет известно в ходе судебного разбирательства. Однако до тех пор, пока старшая дочь покойного президента не даст показаний на швейцарском суде, дело вряд ли будет проходить так быстро, как этого хотелось бы всем заинтересованным сторонам. Кстати, по части «Зеромакса» МИД отказался давать комментарии, сославшись, что это не входит в его компетенцию.

Вопрос: Согласно некоторым данным, узбекское правительство экспортирует значительный объем золота в Швейцарию. Можете ли вы сказать, сколько это тонн золота и где оно хранится?

Ответ: В 2017 году Швейцария импортировала из Узбекистана товаров на сумму 3,6 млрд. швейцарских франков, причем 99,9% этого импорта пришлось на золото. Швейцария - одна из немногих стран в мире, которая имеет высококачественную перерабатывающую промышленность в этой сфере. По этой причине большая часть мировой торговли золотом осуществляется через Швейцарию. Импортированное золото - как в случае с Узбекистаном - перерабатывается в Швейцарии и впоследствии реэкспортируется. В 2017 году Швейцария экспортировала 1684 тонны золота на сумму 66,6 млрд. швейцарских франков.

Резюме: МИД Швейцарии указал, что Узбекистан рассматривается как поставщик «желтого металла», то есть сырья, а не продукции с высокой добавленной стоимостью, технологических товаров или изделий сельскохозяйственного назначения. Это говорит об однобокости и гипертрофированности его торговли с Швейцарией. Возможно, на переговорах Шавкат Мирзиёев поставит вопрос о диверсификации узбекской торговой продукции и перехода партнерских связей на более высокий уровень.


Алишер Таксанов