Архив новостей

ИГНПУ о пытках, угрозах и фальсификации уголовных дел

Понедельник, 18 Декабря 2017

Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) 18 декабря распространила заявление, где рассказывается об избиениях и пытках членов одной семьи, арестованных по подозрению в экстремизме.

В правозащитное объединение с письменным заявлением обратилась Умида Узакова, 1988 года рождения, уроженка Ташкента, мать трех детей, домохозяйка, проживающая на массиве Сергели. В настоящее время она находится под домашним арестом.

Умида Узакова

Умида Узакова

Из ее заявления следует, что утром 13 ноября в её дом ворвались около 20-ти сотрудников ГУВД Ташкента, которые провели обыск квартиры, после чего увезли женщину в следственный изолятор и начали допрашивать, обвиняя в распространении листовок, получении уроков [идеологии] «Хизб ут-Тахрир» и в принесении клятвы верности этой организации.

Умида опровергла эти обвинения, однако сотрудники ГУВД, по ее словам, стали угрожать, что если она не даст признательных показаний, то её разденут догола и будут снимать на видеокамеру, а затем поместят [материалы съемки] в Интернет и она будет опозорена, кроме того, заведут в подвал, где находятся оголтелые преступники, которые будут её насиловать, а муж и мать на всё это будут смотреть через дверь.

Женщина провела в ГУВД 17 дней. На 12-й день её привели к следователю, который сказал, что её ждёт адвокат и познакомил с ним, это был государственный адвокат Рустам Рахматуллаев, бывший сотрудник ГУВД Ташкента, нанятый администрацией в целях интересов следствия. В своём интервью радиостанции Би-Би-Си он опроверг распространение Умидой Узаковой листовок и теперь обвиняется в [попытке] создания халифата в Узбекистане.

На протяжении 12-ти дней [сотрудники милиции] неоднократно пытались раздеть Умиду, она отбивалась, кричала, плакала и умоляла не раздевать её.

14-го ноября Умиду и её мать Насибу Зикриллаевну Узакову, 1966 года рождения, повели в наручниках на 5-й этаж ГУВД к начальнику (его фамилии и имени они не знают, он не представился), который несколько раз ударил Насибу рукой по голове в присутствии Умиды, после чего оперативники начали бить Умиду и ее мать резиновыми дубинками по голове и телу. Начальник приказал раздеть догола Умиду, которая просила пощадить её, упала на колени и плакала, он пнул её, потом подошёл и ударил по голове резиновой дубинкой.

Умида Узакова и ее дети

Умида Узакова и ее дети

Оперативники сорвали с Умиды верхнюю одежду, начальник приказал сунуть ей в рот резиновую дубинку, и если она умрёт, составить акт [о смерти]. Её повели на нижний этаж ГУВД, где требовали уговорить мать дать следствию признательные показания. Умида согласилась и когда в камеру завели Насибу Узакову, она была в шоке: лоб ее матери был в гематомах, болячках от засохшей крови и в синяках от побоев. Насиба сказала дочери, что ей не в чем признаваться, [хотя] следователи требуют от всех их [признаний в том], что они якобы являются членами «Хизб ут-Тахрир» и дали клятву [этой организации], распространяли листовки и якобы у себя дома говорили о создании халифата в Узбекистане, о чем она не имеет [никакого] понятия.

Умиду завели в одну из комнат ГУВД, в коридоре лицом к стене стоял её брат Мухаммадамин Абдурахманов, 1992 года рождения, на которого кричали «говори» и сильно били его, всё это было ей слышно.

30-го ноября, после того как сотрудникам ГУВД стало известно, что Умида Узакова беременна, ее отправили под домашний арест.

Таким образом, путём жестоких пыток сотрудники управления «по борьбе с терроризмом и экстремизмом» ГУВД Ташкента выбивают признательные показания у Насибы Узаковой, Мухаммадамина Абдурахманова, Мухаммада Рашидова (кто это, в тексте не уточняется – AsiaTerra) и Умиды Узаковой, [пытаясь навесить им] обвинения по статье 244-2 «Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях» УК РУз, говорится в сообщении ИГНПУ.

Правозащитное объединение напоминает, что 30 ноября был опубликован президентский указ в соответствии с которым данные, полученные с нарушениями процессуального законодательства, в том числе собранные с применением пыток, психологического и физического давления и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения в отношении участников уголовного процесса либо их близких родственников считаются недопустимыми для использования в качестве доказательств по уголовным делам.


Соб. инф.