Архив новостей

Гульнару Каримову лишили права на судебную защиту

Пятница, 10 Января 2020

Гульнара Каримова отказалась от участия в судебном заседании по делу против нее, потому что у нее не было адвокатов, помогающих ей, и потому что узбекские прокуроры прибыли с вооруженными людьми, чтобы оказать на нее давление. Об этом в своем Твиттере сообщил швейцарский адвокат дочери первого президента Узбекистана Грегуар Манжа со ссылкой на собственные достоверные источники.

По его сведениям, один из-защитников бросил представлять интересы клиентки в конце 2019 года из-за давления властей, другой перед началом процесса покинул Ташкент и уехал в командировку.

«Без адвокатов, без защиты это не «судебный процесс». Скорее это может представлять собой злоупотребление властью», - написал Манжа 8 января.

Напомним, что в декабре 2018-го руководство Узбекистане запретило швейцарскому адвокату Гульнары Каримовой въезд на территорию страны. По данным Генеральной прокуратуры республики, руководителя которой назначает президент, Манжа допустил нарушение адвокатской этики, выраженное в распространении с целью пиара заведомо ложной информации об узбекских тюрьмах.

Сам Грегуар Манжа отверг обвинения в свой адрес и уведомил, что будет продолжать защиту Каримовой. «Я полностью отвергаю эти необоснованные и исключительно косвенные обвинения, которые следует рассматривать как попытку лишить Каримову ее права общаться со своим адвокатом», – заявил он.

Гульнара Каримова

Гульнара Каримова

8 января в Ташкентском городском суде по уголовным делам начались судебные слушания по очередному уголовному делу в отношении Гульнары Каримовой и ее подельников. Дочь экс-президента страны и ее подельники обвиняются в создании организованной преступной группировки, занимавшейся рейдерским захватом промышленных предприятий, в частности, в том, что она в сговоре с другими лицами приобрела по заниженной цене принадлежащие государству пакеты акций АО «Кувасайцемент» и «Бекабадцемент», а затем продала их иностранным предпринимателям. По данным Генпрокуратуры, сумма нанесенного ущерба в рамках этого дела составила свыше $165 миллионов и 85 миллиардов сумов (почти $9 миллионов).

Действительная подоплека процесса заключается совсем в ином. И вовсе не в деньгах, которые она будто бы не желает переводить на родину из Швейцарии и ради которых ее якобы держат в колонии.

Разве Шавкат Мирзиёев и Абдулла Арипов до лета прошлого года не были осведомлены о каких-то преступлениях Гульнары Каримовой, связанных с отъемом и перепродажей долей в цементных заводах? Прекрасно были, однако это не помешало им годом ранее, в июле 2018-го, тайно изменить ее 10-летний срок заключения на 5 лет ограничения свободы и отправить под домашний арест. А в марте 2019-го по их же указанию оно была срочно отправлена в зангиатинскую колонию, якобы из-за «злостного» нарушения условий домашнего ареста.

Что же вдруг изменилось?

Всё дело в том, что 7 марта Федеральная прокуратура Южного округа Нью-Йорка объявила о возбуждении уголовного дела против 46-летней Гульнары Каримовой и 44-летнего Бехзода Ахмедова, бывшего гендиректора «Уздунробиты», дочернего предприятия российской телекоммуникационной компании МТС в Узбекистане, а также против их НЕНАЗВАННЫХ СООБЩНИКОВ.

Каримова была обвинена в том, что американские прокуроры назвали одной из крупнейших схем взяточничества, когда-либо преследуемых по Закону о коррупции за рубежом. Федеральная прокуратура Нью-Йорка утверждает, что вымогательство денег у иностранных телекоммуникационных компаний в обмен на получение лицензий на мобильную связь в Узбекистане продолжалась в течение десятилетия (примерно с 2001 по 2012 год), в результате чего дочь президента Ислама Каримова, получила в виде взяток 865 миллионов долларов, а затем отмывала эти деньги, используя финансовую систему США. Для сравнения: это немногим меньше, чем годовая выручка всего Узбекистана от продажи хлопка-волокна.

Понятно, что сама по себе Гульнара Каримова, как частное лицо, не могла включать или выключать «зеленый свет» иностранным телекоммуникационным компаниям, это делали, как можно предположить, в тесной кооперации с ней Генеральный директор Узбекского агентства связи и информатизации Абдулла Арипов, возглавлявший это ведомство в тот самый период, с 30 мая 2002 года по 22 августа 2012 года, и его непосредственный начальник, тогдашний премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзиёев, без одобрительных резолюций которого всё это было бы невозможно. И после возбуждения дела в США у них возникла срочная необходимость спрятать опасного свидетеля, НАВСЕГДА исключив возможность его допроса американскими следователями.

Отсюда и проистекает закрытость судов по делу Каримовой и препятствия в допуске швейцарского адвоката, который не замедлил бы назвать прессе имена сообщников своей клиентки, называемые в ходе слушаний.


Соб. инф.