Госпитализированный блогер Миразиз Базаров находится в изоляции

Вторник, 06 Апреля 2021

Узбекский блогер и общественный активист 29-летний Миразиз Базаров, который был прооперирован в одной из столичных клиник после нападения на него группы неизвестных, находится в изолированном положении – к нему вот уже 6 дней не пропускают даже мать.

На вопросы близких и адвоката семьи Сергея Майорова озвучить причины принудительной изоляции, следует один и тот же ответ: это, дескать, делается во благо самого пострадавшего – чтобы обезопасить его от всевозможных инфекций и стрессов. 

При этом, судя по свободному передвижению следователей, работающих по «делу Базарова», общение с ними для здоровья пациента не представляет никаких угроз.

1

Миразиз Базаров. Фото Тимура Карпова

«Последний раз мне удалось добиться короткой встречи с сыном в прошлую среду, 31 марта, после сложной операции на берцовой кости (у него было два открытых перелома, кости собирали буквально по частям – ред.). Пообщались всего несколько минут, он был после наркоза, в сознании; взяв его за руку, я сказала, что очень его люблю, он же просил меня не беспокоиться за него. Дело в том, что, как мне сказали, согласно регламенту медицинского учреждения, в реанимационное отделение вход категорически воспрещен. Готовую еду из дома в больнице принимают, но ни меня, ни девушку Миразиза к нему не допускают (я очень благодарна своим подругам, которые со мной с первых минут случившегося, и помогают во всём). Правда, я постоянно на связи с его лечащим врачом, который корректно отвечает на все мои вопросы», - рассказала нам Гульнара Абдуназарова, мать пострадавшего молодого человека.

При этом она с удивлением для себя отметила, что другие посетители в масках и медицинских халатах свободно могут пройти и в реанимационное отделение, в том числе следователи, которых она не раз видела у сына накануне оперативного вмешательства.

Данная ситуация не может не беспокоить международные правозащитные инстанции, которые пристально следят за происходящим на фоне произошедших 28 марта событий – жестокого избиения в центре Ташкента подростков, поклонников японско-корейской субкультуры (аниме и к-поп), и нападением на известного своими критическими публикациями в соцсетях блогера и гражданского активиста Миразиза Базарова.

«Достоверно известно, что пострадавший в результате нападения блогер Миразиз Базаров оказался в полной изоляции. Никто из близких уже пять дней (пост от 5 апреля – ред.) не знает, что с ним происходит в настоящее время. Его матери разрешили встретиться с ним один раз 31 марта на три минуты - по окончании операции, когда он пришел в себя после наркоза. С тех пор ее не пропускают к сыну. Не допускают к подзащитному и его адвоката. Однако для следователей никаких ограничений нет», - написала об этом на своей странице в Фейсбуке правозащитница из Узбекистана, основатель и президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева.

«И здесь возникают вопросы, - отмечает она. - Базаров - пострадавший от нападения, с открытым переломом и многочисленными ушибами, или уже подследственный? И если ему уже предъявлено обвинение, то почему это происходит без участия его адвоката? И разве правомерно допрашивать человека сразу после операции и под воздействием медикаментов?

По многим признакам в отношении Миразиза Базарова происходят нарушения процессуального характера. И если власти Узбекистана хотят быть убедительными в своих намерениях проводить правовые реформы, то они обязаны обеспечить условия для правового поля и равенства сторон».

По мнению Сергея Майорова, который хорошо знает своего подзащитного, запреты на контакты с ним – не более чем формальный повод, чтобы не давать возможности общаться с ним журналистам и правозащитникам (иначе говоря, - чтобы исключить «утечки» информации – ред.).

«Я разговаривал на эту тему с главврачом 1 апреля, в четверг, и на мой вопрос, могу ли я навестить моего подзащитного, доктор мне сказал, что, «как только его переведут из реанимации в палату», а это уже может состояться на следующий день, я смогу встретиться с ним. В моем случае причиной отказа во встрече с ним считаю искусственное противодействие защите. Миразиз, я думаю, хорошо понимает, что, если я не могу пройти к нему, то это происходит не по моей вине (согласно процессуальным нормам, общение подозреваемого/свидетеля со следователем должно иметь место лишь при условии присутствия адвоката – ред.). Никто не имеет права принуждать к даче показаний человека, находящегося на больничной койке (тем более, по такому резонансному делу). А тянут, потому что не могут найти серьезные основания для обвинения или компромат», - прокомментировал он ситуацию.

Статья по теме:

Исламисты устроили шествие против ЛГБТ-сообщества в центре Ташкента, в этот же день возле своего дома был жестоко избит критиковавший их блогер


Соб. инф.