Архив новостей

Финансовая газета: «Хайр, Малика» (Прощай, Малика)

Понедельник, 10 Июня 2019

Выгодно ли инвестировать в Узбекистан? «Значительный прогресс страны в улучшении делового климата…», «Узбекистан считается политически стабильным местом инвестиций…» – так говорится на официальном сайте правительства республики. Однако налицо уход инвесторов из страны, чему примером может послужить история российского предпринимателя Николая Баранова.

Как в Узбекистане живется иностранным инвестициям

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, рассмотрев 21 марта 2019 года иск российского бизнесмена Николая Баранова к гражданину Узбекистана Улугбеку Ташмухамедову, признал недействительным договор купли-продажи доли 25% в уставном капитале ООО «Lessor Plus», но отказал в части его расторжения и взыскания убытков в размере более 1,11 млрд руб. Основание для отказа – не представлены доказательства причинения истцу убытков и недействительность договора.

Эта тяжба длится уже больше трех лет и в нее вовлечены люди из высоких кабинетов. Камень преткновения – крупнейший в Узбекистане торговый комплекс электронной и бытовой техники, в который компанией Lessor Plus с российским участием была переделана обанкротившаяся швейно-трикотажная фабрика в Ташкенте.

Комплекс преткновения

В июне 1994 года трикотажное производственное объединение «Малика́» решением Госкомимущества Узбекистана было реорганизовано в акционерное общество открытого типа и приватизировано. Фактическим хозяином с 2003 года стал Улугбек Ташмухамедов, на тот момент зять министра юстиции республики Абдусамата Полвон-Зода. Еще 29% акций были проданы иностранным инвесторам.

К 2009 году фабрика «Малика́» оказалась на грани банкротства и фактически перестала существовать. Имущество в виде комплекса зданий разрушалось и требовало немедленного капитального ремонта. В связи с этим было принято решение о привлечении дополнительных инвестиций, на что было получено разрешение властей, которые запланировали перенести на территорию фабрики навоийский рынок электроники, чтобы на его месте построить жилой квартал.

Сразу была создана новая компания – ООО «Lessor Plus», в которой 55,86% принадлежало российским инвесторам. Россияне предложили провести капитальную реконструкцию фабрики для привлечения крупных компаний из России и выделили на это 20 млн долл. В итоге к апрелю 2011 года на площади почти 40 тыс. кв. м в Ташкенте был создан аналог московской «Горбушки» – Техноцентр «Флэшка» из трех корпусов, известный в народе как «Малика́». К 2016 году торговый комплекс уже приносил значительную прибыль. Его оборот составлял сотни миллионов долларов и, по словам Николая Баранова, стал объектом рейдерского захвата со стороны первого заместителя прокурора Ташкента Мираглама Мирзаева.

Господин Мирзаев направил в суд исковое заявление о признании недействительными всех юридических документов, которые были выданы АООТ «Малика́» в 1994 году, и о передаче государству всех зданий и сооружений, находящихся во владении российской компании Lessor Plus. Основанием стало предположение прокуроров о том, что приватизация АООТ «Малика́» была проведена с нарушениями. А именно – вместо применения при оценке имущества коэффициента 1,52, который был предусмотрен решением правительства республики, должен был, по мнению прокуроров, применятся коэффициент 6, который указан в протоколе заседания администрации города.

Правда, никто так и не смог предоставить текст этого протокола, как и доказать сам факт заседания городской комиссии. Но даже с учетом коэффициента 6 полная стоимость фабрики была в несколько раз меньше затраченных россиянами на ее реконструкцию средств. Николай Баранов отмечает, что тогда же в 2016 году по личному приказу господина Мирзаева против его компании было возбуждено уголовное дело. И пусть потом Генеральная прокуратура Узбекистана возбудила уголовное дело уже в отношении самого Мираглама Мирзаева и членов его семьи, но его приказы и решение суда по его заявлению отменены не были.

Своим всё, остальным – закон

Вместе с тем в отношении узбекских совладельцев торгового комплекса подобных действий со стороны прокурора и суда не последовало – то есть их права, в отличие от россиян, спустя 22 года после официальной приватизации под сомнение не ставились. Что становится более понятным, если взять в расчет упорные слухи, ходящие в Ташкенте, о том, что недвижимость фабрики «Малика́» интересует людей из высших эшелонов власти республики.

В начале 2015 года представители Главного управления архитектуры и строительства Ташкента говорили, что техноцентр «Флешка» («Малика́») должен переехать на новое место из-за многочисленных претензий проживающего рядом населения и постоянных заторов на малом транспортном кольце. Однако затем ими же были озвучены планы строительства жилого квартала и парка на территории фабрики.

В общем, 19 августа 2016 года Хозяйственный суд города Ташкент вынес решение изъять у компании Lessor Plus недвижимое имущество в пользу государства. При этом ни одна из инстанций не рассматривала вопрос о возмещении инвесторам их вложений. Больше того, владельцы торгового комплекса готовы были сами передать узбекским властям фабричную недвижимость, но при условии подписания чиновниками акта приема-передачи с указанием рыночной цены зданий, суммы вложенных инвестиций, всех произведенных изменений и капитальной реконструкции.

Акт подписан так и не был. Но была проведена судебная экспертиза Минюстом Узбекистана, которая установила, что стоимость недвижимого имущества компании Lessor Plus по состоянию на 2016 год составляла 70 млн дол. Между тем, это была не первая попытка конфисковать у российских акционеров недвижимость фабрики. Еще в 2008 году председатель Госкомимущества Узбекистана Дильшод Мусаев подал в Ташкентский суд иск с соответствующими требованиями, однако решение для него было неприятное – суд отказал в удовлетворении требований ведомства в связи с истечением исковой давности. На тот момент со времени приватизации прошло 14 лет.

Комитет решил не вносить апелляцию, после чего в соответствии с постановлением президента Узбекистана государственный пакет акций фабрики в размере 25% был продан в полном объеме в частную собственность за сумму, которая была в десяток раз больше стоимости всего имущества фабрики. Сменивший господина Мусаева на посту главы Комитета по управлению госимуществом Азиз Абдухакимов подал кассационную жалобу в Высший хозяйственный суд республики с целью отменить решение Ташкентского суда. Однако новая инстанция рассматривать обращение Госкомимущества не стала – также по причине истечения срока исковой давности. Видимо, спустя 14 лет срок подачи иска давно истек, а через 22 года он снова начал действовать, позволив конфисковать имущество российских инвесторов…

Государственное управление

Впоследствии хокимият (мэрия) Ташкента и городской Центр аренды нежилых помещений передали блок А «Малики́» (главное здание, выходящее фасадом на широкую улицу Кичик Халка йули) в аренду управляющей компании ООО «Premium Prime Service» во главе с Аскаром Азимовым, однофамильцем первого заместителя премьер-министра Узбекистана Рустама Азимова. Собственниками блока Б являются владельцы расположенных в нем отдельных магазинов и к истории с ООО «Lessor Plus», вероятно, отношения не имеют. Теперь торговый центр работает наполовину, потому что согласно узбекскому законодательству арендатор госимущества не имеет права передавать его в субаренду третьим лицам. «Мы организуем рекламные витрины, шоурумы только для демонстрации товаров, а непосредственно торговля будет вестись в соседнем блоке Б», – говорил в апреле 2018 года журналистам Аскар Азимов.

Затем директор Premium Prime Service добавил, что у компании большие планы выкупить весь блок А и создать в нем торгово-развлекательный центр. Однако, по последней информации из Ташкента, эти планы пока не реализовались: в главном корпусе А торгового центра торговля все-таки ведется, но в подпольном режиме, миллионы долларов проходят мимо, налоги не поступают, рабочие места не создаются – всё это результат действий самих узбекских властей.

Ошибка нерезидента

И это не первый подобный случай. В разное время из Узбекистана по похожим причинам ушли крупнейшие компании не только России, но и международные. Например, российского сотового оператора МТС фактически выдавили из республики в интересах Гульнары Каримовой – дочери покойного президента Ислама Каримова. Компания «Вимм-Билль-Данн» потеряла молочный завод «Ташкентсут», который она купила в состоянии банкротства и реконструировала в 2004 году. Завод безвозмездно перешел в собственность государства после решения суда на основе возбужденного уголовного дела против сотрудников компании по целой массе обвинений.

Датская пивоваренная компания Carlsberg получила первые проблемы еще в 2011 году, когда ее бизнесом заинтересовались «очень большие люди». Компания запустила в июле 2007 года в Ташкенте пивоваренный завод стоимостью почти 55 млн долл. В 2011 году завод почти каждый день подвергался проверкам госструктур, из-за чего задерживались отгрузки и срывались договоры. В итоге компания потеряла более 17 млн долл. из-за обесценивания основных средств. Затем Carlsberg Group тоже вошла в длинный список инвесторов, ушедших из Узбекистана.

Даже американская компания Newmont Mining не стала исключением – против нее были применены налоговые санкции, после чего наступило очень быстрое банкротство. У американских инвесторов власти Узбекистана забрали долю в золотодобывающем предприятии «Зарафшан-Ньюмонт»: потери – почти 94 млн долл.

Индийская компания Spentex Industries, которой принадлежало крупнейшее текстильное предприятие Spentex Toshkent Toytepa, неоднократно выкупала у Национального банка внешнеэкономической деятельности Узбекистана свои же активы, которые хозяйственные суды Ташкента и области национализировали в связи с уголовным преследованием или объявлением банкротства. Кстати, это же предприятие, но под названием Kabool-Uzbek Co Ltd, ранее было фактически изъято у корейских бизнесменов, которых суд признал банкротами. Нацбанк по решению суда купил акции предприятия за 50 млн долл. при фактической их стоимости на тот момент 222 млн долл., а затем Нацбанк продал это предприятие индийской компании за 81 млн долл. То есть узбекские власти заработали на этой операции 253 млн долл.

Израильская компания Metek Metall Technology (Metal-Tech) в 2000 году создала с Алмалыкским ГМК и Узбекским комбинатом тугоплавких и жаропрочных металлов совместное предприятие с уставным фондом 1 млн долл. Доля израильской компании составила 50%, узбекской стороне принадлежало по 20% и 30% соответственно. Через полтора года израильтяне вложили в модернизацию молибденового производства почти 20 млн долл. А в 2007 году суд Узбекистана признал это предприятие банкротом по иску комбината и передал все активы государству.

Британская горнодобывающая компания Oxus Gold, которая занимается добычей драгоценных металлов, потеряла в Узбекистане 1,3 млрд долл. (по их оценке), да еще и была обвинена в шпионаже, за что был осужден и приговорен к 12 годам заключения ее сотрудник.

Таких компаний много – это далеко не только российские инвестиции, и причиной их ухода из Узбекистана нередко был именно захват бизнеса при участии коррумпированных чиновников и их родственников.

Как вернуть инвестиции

Теперь Николай Баранов пытается вернуть вложенные в «Малику́» инвестиции и разойтись с Улугбеком Ташмухамедовым как в море корабли, для чего обращается к высшему руководству Узбекистана и международным судам.

«Meni pulimni qaytarib ber, O’zbekiston! (Верни деньги, Узбекистан!)», – говорят теперь многие иностранные предприниматели, поверившие в экономику республики, но столкнувшиеся с местными «правилами игры». Однако российские бизнесмены, и Николай Баранов в их числе, продолжают бороться за свои деньги. Они все еще надеются на успешное разрешение этого дела, тем более что к нему подключились депутаты Государственной Думы РФ, торговое представительство России в Узбекистане, Торгово-промышленная палата и многие другие. Более того – россияне напрямую обратились к президенту Узбекистана Шавкату Мирзиеёву.

«Мы высоко ценим Ваши усилия, направленные на повышение благосостояния народа Узбекистана и укрепление исторических связей России и Узбекистана. В эти сложные времена, когда кризисом охвачены экономики государств всего мира, мы с восхищением отмечаем усилия Правительства Узбекистана, направленные на защиту интересов населения республики. В этой связи особо бы хотелось отметить предпринимаемые Вами меры, направленные на защиту частных инвесторов и создание в Узбекистане благоприятного инвестиционного климата», – говорится в официальном обращении к президенту Мирзиееву.

Здесь необходимо отметить, что взаимный товарооборот между Россией и Узбекистаном по итогам первого квартала 2019 года увеличился на 9,3% по сравнению с предыдущим годом и составил более 1,03 млрд долл. При этом доля Узбекистана в общем объеме внешней торговли России выросла с 0,6% до 0,7%. А среди стран СНГ Узбекистан занял 4-е место после Белоруссии, Казахстана и Украины.

В то же время, по данным Госкомстата Узбекистана, за январь – март 2019 года на долю Российской Федерации во всей внешней торговле республики приходилось более 1,48 млрд долл. из 9,4 млрд долл., или почти 16%, а на страны СНГ в целом – 30,4% внешнеторгового оборота.

Николай Баранов в своем обращении к президенту Узбекистана сказал: «Мы же пришли в Узбекистан дружить и зарабатывать, работать и поднимать, а не опускать имидж друг друга, не «кидать» друг друга». Он, как и другие предприниматели из России, надеется, что руководство Узбекистана заинтересовано в российских инвестициях. Они надеются, что увенчаются успехом попытки президента Мирзиёева поменять ситуацию в Узбекистане и избавить это государство с великой и древней историей от пережитков прошлого. И тогда, говорит российский предприниматель, в Узбекистан придут сотни иностранных инвесторов, которые создадут рабочие места и подтолкнут экономику республики к дальнейшему развитию. Но при одном условии: если они будут знать, что их инвестиции в безопасности, а их собственность никто не отберет. 

Источник – Финансовая газета (Российская Федерация)


Сергей Сильченко