Ферганскому предпринимателю, ставшему известным после телефонной беседы с «президентом Мирзиёевым», грозит реальный срок

Среда, 22 Января 2020

Озод Машрапов, некогда преуспевающий предприниматель из Ферганы, на днях вновь оказался в тисках правоприменительных органов. О вопиющем беспределе местных властей в очередном выпуске своей авторской программы «Негатив», выходящей на популярном видеохостинге YouTubе, в тот же день рассказал известный узбекский журналист-диссидент Улугбек Хайдаров (творческий псевдоним Улугбек Ашур).

Следует отметить, что Машрапов записал публичное видеозаявление для журналистов и блогеров, в котором пообещал поделиться подробностями и доказательствами сфабрикованного против него уголовного дела, с целью отъема его бизнеса и передачи лицу, близкому к хокиму (главе администрации) Ферганской области Шухрату Ганиеву. Интрига состояла в том, что на запланированной на 15 января в Фергане встрече с представителями прессы он намеревался также объяснить странный телефонный разговор между ним и будто бы президентом Шавкатом Мирзиёевым, состоявшийся летом 2018 года, когда он сидел в тюрьме. Об этом подробно рассказывается в выпуске программы «Негатив» от 18 января текущего года.

Кадр из передачи Негатив

Кадр из передачи «Негатив»

13 января Машрапова, через два дня после того, как он объявил о намерении созвать медиаконференцию, вызвали в местное ОВД, а обратно уже не выпустили, запретив ему общаться с адвокатом и даже родственниками (друзья предупреждали его, что вряд ли ему дадут «дожить» до 15-го – упрячут в следственный изолятор или в психушку). Официальная причина кроется якобы в факте нарушения им 9 месяцев назад (!) правил пребывания под 5-летним домашним арестом, к которому он был приговорен по сфабрикованному против него делу в сентябре 2018 года.

Начало противостояния

Отметим, что эта долгая и поистине детективная история со множеством участников стала развиваться, судя по хронологии событий, еще 6 лет назад. В конце 2014 года между всесильным губернатором области Шухратом Ганиевым и законопослушным предпринимателем Озодом Машраповым возник конфликт. А началось всё с вымогательства взятки за «решение вопроса» в размере 20 миллионов сумов (примерно $6500) со стороны первого заместителя хокима города Ферганы Гайбулло Джахонова, которого в народе называют «карманом Шухрата», у близкого друга и соратника Озода – Сохиба Исмаилова.

Обращение последнего в СНБ (ныне СГБ) по факту взятки закончилось скандальным арестом вымогателя Джахонова в ходе ее получения, а тот, в свою очередь, во время следствия дал показания против своего попечителя, Шухрата Ганиева. А поскольку Сохиб Исмаилов являлся сотоварищем предпринимателя Машрапова, то по Фергане поползли слухи, что это именно он «сдал» органам доверенное лицо Ганиева. Сам того не подозревая, Машрапов оказался в «черном списке» мстительного руководителя области.

«Областной хоким Шухрат Ганиев, показав мою фотографию (снятую милицией во время заключения, в обнаженном виде – ред.) одному из моих знакомых бизнес-партнеров, сказал ему: «Смотри, что я сделал с Озодом. [Придет время], и с вами будет то же самое». Один этот факт, что мое изображение, снятое в тюрьме, вдруг появилось в [мобильном] телефоне хокима, уже говорит сам за себя, показывая, кто на самом деле стоит за моим арестом», - так напишет много позже Машрапов в своем обращении на имя президента.

Дальше – больше. Несмотря на оказываемое давление со стороны облхокима и его подручных из органов власти, включая прокуратуру, в 2015 году Озод Машрапов решил приобрести через аукцион выставленное на продажу в Маргилане турецкое предприятие «Оршах Ф текстиль». Получив для этого кредит в размере 4,5 миллиарда сумов (на тот момент около $1 миллиона) от «Инфинбанка» и добавив в придачу к этой сумме накопленный семьей капитал. И уже спустя считанные месяцы обанкротившееся предприятие экспортирует продукцию на 340 тысяч долларов.

Налоговые поступления от его деятельности составляли тогда 2,4 миллиарда сумов в год (около полумиллиона долларов), работой была обеспечена почти тысяча человек.

Однако успех предпринимателя всё больше раздражал местных функционеров во главе с Ганиевым, утверждает автор «Негатива». Дошло до того, что российского бизнесмена-миллионера Андрея Романовича, пожелавшего вложиться в бизнес Машрапова (приехал специально, с предложением инвестировать 10 миллионов долларов!), губернатор области и его подельники от власти отправляют прочь, ссылаясь на то, что тот якобы является заядлым преступником.

Кадр из передачи Негатив

Кадр из передачи «Негатив»

А через некоторое время «службистам» удалось найти повод к чему придраться в бизнес-проекте Озода Машрапова. Им стала самая обычная проблема в платежах между ним и предприятием «Jellis Valli Trading», принадлежащим другому предпринимателю, Азизу Усманову. В момент, когда продавшему на основе договора 3100 тонн цемента Машрапову указанное выше предприятие обязалось выплатить 937 миллионов сумов (примерно $120 тысяч), но чуть позже, в ситуацию вмешался глава внутренней безопасности СНБ региона Рустам Умаров. Пригласив к себе главу «Jellis Valli Trading» Азиза Усманова, он известными способами принудил того к даче ложных показаний, в частности, о том, что его предприятие не покупало цемент у Озода Машрапова, а речь, дескать, идет о банальном вымогательстве со стороны последнего. После трех месяцев пыток в застенках СНБ Усманов сломался и вынужден был лжесвидетельствовать против Машрапова, утверждая, что тот вымогает у него деньги.

После очной ставки 9 октября 2017 года между двумя предпринимателями Азиз Усманов, который «поступил правильно», был освобожден, а Озод Машрапов там же взят под стражу и пробыл в заключении 8 месяцев и 11 дней, уточняет журналист Хайдаров.

В «Негативе» демонстрируется видео, в котором Азиз Усманов признается в своем принудительном оговоре Озода Машрапова. По словам автора программы, в редакции имеется и аудиозапись, где Усманов просит прощения у Машрапова за то, что под давлением СНБ был вынужден его оклеветать, а также документ, свидетельствующий о факте приобретения Усмановым 3100 тонн цемента у Машрапова.

Не важно – за что, главное – посадить

«Почему предпринимателю именно сегодня, спустя целых 9 месяцев, милиция предъявляет обвинение в «грубом нарушении правил пребывания под домашним арестом? Почему вдруг только сейчас вспомнили о том, что Машрапов в апреле прошлого года вынужден был срочно ехать в Москву, чтобы стать донором для своего маленького тяжело больного онкологией сына»? – задается вопросом автор программы «Негатив».

«Моего брата Озодбека Машрапова сегодня (13 января 2020 года – ред.) закрыли [в милицию]. За то, что он по требованию врачей с 6 по 9 апреля (2019 года – ред.) находился в московской клинике болезней крови имени Рогачёва, чтобы стать донором для [своего] сына Асадбека во время операции по пересадке костного мозга. За это ему сейчас хотят дать 5 лет тюремного срока - вместо прежних 5 лет содержания под домашним арестом. Почему они (милиционеры – ред.) решили изменить статус наказания именно сейчас, спустя 9 месяцев молчания?!» - недоумевает также старший брат Озодбека – Мансурбек Машрапов

По мнению самого арестованного, всё объясняется просто – сообщниками в госмундирах, включая начальника Управления инвестиций и правовой защиты предпринимательства при Генеральной прокуратуре Азиза Эшбекова, «назначенного» кем-то сверху посредником по «профессиональному» отчуждению чужого бизнеса, двигал страх публичного разоблачения. С журналистами пострадавший как раз и хотел поделиться информацией о том, как прокурор Эшбеков шантажировал его, «от имени Шавката Мирзиёева».

«С тобой хочет говорить президент…»

31 декабря прошлого года, анонсируя один из выпусков своей программы, журналист Улугбек Хайдаров (расследованию этой истории он посвятил четыре полноценных видеосюжета) рассуждает, обращаясь к читателям: «Кто же беседовал по телефону (с Машраповым – ред.) от имени президента? Представьте себе: вы сидите в холодной сырой тюремной камере. В ожидании, что вот-вот извне поступят обнадеживающие вести. В это самое время дверь неожиданно распахивается, и перед вами оказывается какой-то человек: «Я – из Ташкента, прибыл по поручению президента!». Как бы вы себя вдруг почувствовали, заяви он в этот момент: «Либо ты сделаешь так, как он говорит (имея в виду Мирзиёева – ред.), и выйдешь на свободу, переписав свой бизнес на того, на кого укажем мы, либо сядешь на 15 лет, и мы тебя отправим на зоне на тот свет (в тексте уточняется, что для этого «достаточно будет одного укола, тем более, что у тебя с печенью проблемы» - ред.)». При этом неизвестный (позже выяснится, что это и есть прокурор Азиз Эшбеков – ред.) протягивает вам свой мобильный со словами: «С тобой хочет говорить наш президент…».

А дело было, по рассказу самого бизнесмена, именно так. 16 июня 2018 года сотрудник прокуратуры Эшбеков посещает ферганскую областную тюрьму 64/10, где на тот момент находился Озод Машрапов. В кабинете начальника тюрьмы Мухаммада Пирхонова, куда приводят предпринимателя, Эшбеков показывает фотографию президента Шавката Мирзиёева и говорит, что прибыл «от имени президента» по уголовному делу, «которое рассматривается в суде».

Услышав, что у него есть «всего два пути» - либо сесть на 15,5 лет и «умереть от одного укола», либо согласиться с немыслимым предложением визитера (перевести маргиланскую фабрику фирмы «Orshan Textile Productions» на указанного им предпринимателя и в придачу свою долю в 70% в уставном фонде предприятия «Оршах Ф текстиль»), и тогда «все обвинения будут сняты», загнанный в угол Машрапов «из двух зол» выбирает второе.

Как рассказывает сам пострадавший, прибывший из столицы представитель прокуратуры господин Азиз Эшбеков, напомнив, что отъём бизнес-объектов предпринимателя Озода Машрапова происходит по личному приказу президента Шавката Мирзиёева, подчеркнуто добавил: «Мне даны неограниченные полномочия, поэтому куда бы и кому бы ты ни жаловался, всё бесполезно».

Спустя четыре дня на том же месте, в колонии, состоялась новая встреча с «защитником предпринимателей» Эшбековым. Оставшись наедине с Озодом Машраповым, тот сказал, что у генерального прокурора Отабека Муродова (третий из находящихся ныне за решеткой генпрокуроров) состоялась беседа с президентом о нем (Озоде Машрапове), и, мол, если готов «сегодня же передать принадлежащие тебе объекты, находящиеся на территории фабрики в Маргилане, то президент сегодня же примет решение о твоем освобождении».

Затем, как поведал Машрапов редакции «Негатива», Эшбеков тут же позвонил со своего мобильного телефона генпрокурору Отабеку Муродову и передал трубку Озоду. В разговоре генпрокурор подчеркнул, что предприниматель «сделал всё правильно», и добавил: «Вы удачливый парень, я сейчас же сообщу о вашем решении нашему президенту, вы пока оставайтесь в комнате».

Ждать очередного звонка пришлось недолго. «Менее чем через 10 минут зазвонил мобильный телефон Азиза Эшбекова. Он протянул мне его и сказал: «Это генеральный прокурор». Когда я приложил телефон к уху, генеральный прокурор Отабек Муродов сказал: «Сейчас с вами будет говорить президент. Я соединю вас. Когда будете говорить с Шавкатом Миромоновичем, говорите только «слушаюсь». Не говорите лишнего, если задаст вопрос, хорошо продумайте ответ, скажите, что, выйдя на свободу, продолжите предпринимательскую деятельность: «Создам новые рабочие места, буду всячески поддерживать проводимую вами политику, внесу свою лепту в развитие нашей страны». Я согласился.

Через 15 минут телефон Азиза Эшбекова вновь зазвонил. По телефону генеральный прокурор Отабек Мурадов сказал мне: «Я соединяю вас с нашим президентом». В этот момент я услышал голос в трубке. Я сразу же поздоровался с ним: «Здравствуйте, Шавкат Миромонович». Незнакомый мне голос поприветствовал меня и сказал: «Всё миновало, теперь выходите на волю и начинайте предпринимательскую деятельность». От испуга и паники я за минуту впопыхах, путаясь начал говорить всё то, чему меня обучили немногим ранее. Президент ответил: «Сегодня ты будешь освобождён, держи язык за зубами» - и бросил трубку. Но голос, который звучал по телефону, совсем не был похож на голос нашего президента. Человек, который говорил со мной, не был президентом!» - так описывает этот всколыхнувший его жизнь эпизод Озод Машрапов в своей жалобе на имя президента Мирзиёева. 

Своего бизнеса Машрапов все-таки лишился. Передав все свое имущество и средства постороннему лицу, 20 июня 2018 года он вышел на свободу.

По его словам, после этого прокурор Эшбеков, пригласив его в Ташкент, еще раз напомнил о необходимости «держать язык за зубами», пригрозив, что в противном случае снова легко может оказаться там же, откуда вышел, и уже безнадежно.

Завершившийся 24 сентября 2018 года суд оставил ему из 19 пунктов обвинений всего два – «вымогательство» и «мошенничество», и приговорил к пяти годам домашнего ареста…  


Соб. инф.


Комментарии  

#1 Арслан 23.01.2020 10:30
Слов нет... Один ужас от того где приходится жить.
Цитировать
#2 Наталия 23.01.2020 20:37
Неужели преступники и воры останутся во власти? Такой беспредел!
Цитировать