Архив новостей

«Для СГБ и прокуратуры законы не писаны…»

Понедельник, 08 Июля 2019

В нашу редакцию обратился 55-летний ташкентец Сабитжан Туркменов, бывший военный, ныне проживающий с семьей в квартире брата жены. Он поведал о своих многолетних мытарствах в попытке получить положенную ему по закону квартиру, а также военную пенсию. Ниже мы полностью приводим его рассказ.

«В октябре 1993 года Сергелийским военкоматом города Ташкента на добровольной основе я был призван в Вооружённые Силы Республики Узбекистан, на офицерскую должность. Службу проходил в ВВС, а затем в пограничных войсках. В марте 2003 года был уволен со службы по состоянию здоровья (по болезни) в звании капитана. Последнее место службы - Ташкентское высшее военное пограничное училище Комитета по охране государственной границы Республики Узбекистане (КОГГ РУЗ).

На основании свидетельства о болезни, выданного Центральным военным госпиталем Министерства обороны Узбекистана, я прошел освидетельствование врачебной трудовой экспертной комиссии (ВТЭК) города Чирчика (Ташкентская область) и был признан инвалидом 2-й группы. Затем ежегодно, на протяжении трёх лет, проходил соответствующие переосвидетельствования, подтверждая полученную группу инвалидности. 13 мая 2005 года, после контрольного освидетельствования в Ташкентской областной ВТЭК, признан инвалидом 2-й группы «бессрочно».

12 августа 2004 года, собрав и подготовив все необходимые документы, я обратился в КОГГ РУЗ с заявлением об улучшении жилищных условий моей семьи. Я просил предоставить мне квартиру в Ташкенте, по последнему месту службы.

26 августа пришел ответ, подписанный заместителем командующего пограничными войсками РУз генерал-майором М. Утагановым. В этом ответе генерал противозаконно требовал, чтобы я приватизировал служебную квартиру в Чирчике, в которой я проживал до перевода в пограничные войска, с условием передачи квартиры в жилой фонд погранвойск. Эта квартира не соответствовала социальным нормам Жилищного Кодекса (ст. 42), и принадлежала жилищному фонду Министерства обороны.

Между тем, по законодательству разрешена только разовая приватизация жилья. Моей семье, согласно 42-й статье Жилищного Кодекса, положена квартира площадью 64 квадратных метра, а квартира в Чирчике имеет общую площадь 58,5 квадратных метров.

21 апреля 2006 года, после повторного обращения по поводу улучшения жилищных условий, я получил ответ из КОГГ СНБ РУЗ, подписанный председателем жилищно-бытовой комиссии полковником Р.Хикматуллаевым, в котором сообщалось, что, в соответствии с протоколом N 5 от 18.12.2004 года, меня поставили в очередь на улучшение жилищных условий среди военнослужащих, уволенных по болезни, - шестым!

С 1 декабря 2006 года мне почему-то прекратили выплату пенсии по инвалидности, прислав извещение об этом по почте. По формулировке извещения, пенсию прекратили выплачивать не на основании закона, постановления правительства или указа, а на основании указания руководства СНБ (!!!) Но в СНБ я никогда не служил – просто в 2004 году, уже после моего увольнения со службы, КОГГ передали в подчинение этому ведомству, в том числе и пенсионеров-инвалидов пограничных войск.

Вслед за этим я стал ощущать на себе давление со стороны этой спецслужбы. За 15 лет я так и не получил положенного по статусу жилья в Ташкенте, пенсию мне частично выплатили лишь за 3 года, а с 20 июня 2015 по 19 июня 2018 года в принудительном порядке заставили снова повторно ВТЭК, чтобы снизить группу инвалидности со 2-й группы на 3-ю, для уменьшения выплаты пенсионного обеспечения.

Правда, бессрочная группа инвалидности может быть опротестована заинтересованным государственным органом только в судебном порядке, то есть они должны были подать на меня в суд, провести судмедэкспертизу, и на основании медэкспертизы аннулировать эту группу, а затем назначить переосвидетельствование. Они же просто издали приказ. Я в СНБ не служил ни дня, в 2003 году был уволен из погранвойск, которые тогда были отдельной самостоятельной единицей, они не подчинялись СНБ. Как же можно выпускать приказ относительно человека, который уже больше трех лет находится под гражданской юрисдикцией? У нас что, военная диктатура? Видимо, для СНБ и прокуратуры законы не писаны.

С 1 декабря по 19 июня 2015 года пенсию по инвалидности мне так и не выплачивают.

На все мои обращения в Военную прокуратуру РУз и Генеральную прокуратуру приходили формальные отписки, а затем я подвергся незаконному преследованию, без предъявления юридически обоснованного обвинения. Следователь военной прокуратуры Ташкентского гарнизона Азиз Муминов 25 июня 2019 года незаконно произвел обыск в квартире, где я сейчас живу, при этом похитил ключи от неё и, применив физическое насилие, вместе с сотрудниками в черных футболках, которые не представились, повредил мне левую руку, о чем была оформлена справка у врача-травматолога.

Обыск производится только после предъявления официального обвинения, которое мне никто не предъявлял. Сначала предъявляется обвинение, потом человека привлекают на основании постановления в качестве подозреваемого, а затем, в качестве следственных действий по предъявленному обвинению проводится обыск, изымаются все документы, которые необходимы для подтверждения фактов преступлений. Они же просто пришли ко мне с постановлением об обыске. Но меня никто не привлекал. Мне никаких обвинений не предъявляли.

Когда следователь и сопровождавшие его лица пришли с обыском, они зачитали жене, которая не владеет в достаточной степени литературным узбекским, постановление, из которого она мало что поняла: там фигурировали номера документов, перечисленные в моем заявлении в прокуратуру. «Мы только зайдем, возьмем вот эти две бумаги (в том числе приказ командира войсковой части – свидетельство о том, что травма была получена при исполнении служебных обязанностей; в тот день, 12 марта 1994 года, я был начальником караула), и нам больше ничего не нужно», - сказали они. Когда я подошел, они сообщили, что у них есть постановление на обыск: «Если не согласны – можете обжаловать, но мы сегодня эти бумаги должны изъять».

При обыске присутствовали сотрудники ППС Юнусабадского района, национальной гвардии, МЧС, скорой помощи. Я что, террорист, государственный изменник, военный преступник? Я был уволен 16 лет тому назад. Они у меня изымают доказательные документы, которые свидетельствуют о моей инвалидности: постановление Центральной военно-врачебной комиссии (ЦВВК) Министерства обороны, которое выдается при увольнении в запас военнослужащим, увольняемым по состоянию здоровья, мою медицинскую книжку, которая является личным документом, и справку о получении травмы, она выдается при получении травмы в войсковой части, где я проходил в то время службу. Но они не имеют права их забирать. Я сам был военным дознавателем в течение пяти лет, и кое-что в юриспруденции понимаю.

Обыск проводился с грубейшими нарушениями процессуального законодательства. Следователь похитил ключи в присутствии свидетелей-понятых. Я говорил: «Верни ключи», он их так и не вернул. После проведения обыска должен вручаться копия протокола об изъятии документов. Мне её не дали. Я сказал, что напишу в протоколе изъятия, что у меня были похищены ключи, и они у меня вырвали из рук копию протокола об изъятии.

Для полноты картины обыска я разместил на Ютубе видео: «Прокуратура и милиция творят беспредел» и «Прокуратура - защитник ваших прав».

Сейчас я человек гражданский, под юрисдикцию военной прокуратуры не подпадаю, и ее сотрудники не имеют права ко мне заходить, если я не отношусь к государственным изменникам, военным преступникам или террористам, или не прохожу действительную военную службу. В остальных случаях они должны передавать дело в органы прокуратуры гражданского профиля. Поэтому их обыск незаконен. Они изымают документы, которым 16-25 лет. Срок опротестования любых документов, согласно законодательству, - не более трех лет. А сколько прошло, пять сроков уже? Не поздно ли они опомнились, что это якобы фальшивые документы? Я думаю, что это просто повод для фабрикации: они хотят возбудить против меня уголовное дело.

Они набросились на меня, потому что я требую обеспечения своих прав инвалида на пенсию и положенную мне по закону жилую площадь. Согласно приложению к постановлению президента № 694 от 14. 07.2007 года, «Положению о порядке обеспечении жильём военнослужащих Вооружённых Сил Республики Узбекистана» (статьи 4, 15 п. а), мне должны предоставить квартиру как уволенному в запас по состоянию здоровья, по избранному мною месту жительства. А избранное мною место жительства – Ташкент; я призывался в Ташкенте и увольнялся в Ташкенте. Я требую остановить произвол и восстановить мои права как инвалида на улучшение жилищных условий и выплатить мне незаконно удерживаемую пенсию».


Соб. инф.