Камаланская часовня: от возведения до реставрации

Четверг, 03 Октября 2019

25 сентября в Ташкенте началась реставрация маленькой полуразрушенной часовни, стоящей в узбекской махалле Камалан, неподалеку от одноименного мусульманского кладбища, в районе станции метро «Национальный парк». Строение было возведено в 1886 году над захоронением нескольких десятков русских солдат, погибших в 1865-м во время штурма Ташкента войсками под руководством генерала Черняева, и является старейшей на территории современного Узбекистана православной часовней.

Решение о реставрации здания было принято Кабинетом министров. В соответствии с приказом министра культуры за № 411 от 28 июня 2019 года часовня зарегистрирована как объект культурного наследия, организация Meros Chashmasi разработала проект реставрации, который прошёл экспертизу Министерства культуры и был одобрен заместителем министра Камолой Акиловой. Предполагается по старым фотографиям восстановить как внешний, так и внутренний облик строения. Вокруг него будет устроена небольшая площадка, с металлической оградой и намогильной плитой.

В ходе работ часовню выкопали уже примерно на полтора метра: оказалось, что на такую глубину она погрузилась в землю много десятилетий назад, после проведения возле нее асфальтовой дороги, когда строители выравнивали уровень улицы. Частный дом, перед которым стоит памятник, готовится к сносу.

Следует отметить, что часовни обычно возводятся там, где для христиан есть нужда в помещении для молитвы, например, на кладбище, в местах захоронений. То есть, это не памятник в чью-то честь, прославляющий кого-либо, а место для молитвы за упокоение душ погребенных здесь людей. Камаланская часовня, когда-то носившая имя Георгия Победоносца, была возведена неподалеку от Камаланских ворот, одних из двенадцати старинных ворот Ташкента, на небольшом кладбище, где были преданы земле солдаты, в большинстве своем оказавшиеся в армии в ходе принудительного рекрутского набора, и отправленные воевать в далекую Среднюю Азию. Где они и сложили свои головы. Первоначально там была установлена надгробная плита с надписью «За други своя» и три пирамидки из мортирных ядер.

Часовня до революции. Фото из Википедии

Часовня до революции. Фото из Википедии

Впервые предложение о возведении часовни прозвучало в 1872 году. Однако построили ее лишь четырнадцать лет спустя. Было подготовлено два проекта, первый из них не слишком понравился, второй произвел более выгодное впечатление и оказался утвержден. Его составил инженер Ульянов¸ имя которого позже носила одна из улиц города.

По свидетельству Д. Эварницкого, автора изданного в 1893 году «Путеводителя по Средней Азии от Баку до Ташкента», вокруг часовни был разбит сквер в виде правильного четырехугольника, сплошь усаженный деревьями, а с наружной стороны обнесенный деревянной решеткой. Над калиткой, ведущей с улицы, была сделана полукруглая надпись: «Души их во благих водворятся». Над дверью самой часовни другая: «Упокой Господи души усопших рабов твоих», по трем остальным стенам, снаружи, было написано: «Больше сия любы никто же имать», «Аще кто души свою положи за други своя», «И сотвори им вечную память». Наконец, посередине задней стены, с наружной стороны, имелась следующая эпитафия: «Памяти воинов здесь лежащих, павших при штурмах г. Ташкента 2 Октября 1864 года и 15 Июня 1865 года. Сооружена в царствование императора Александра III, лета 1886 на добровольные пожертвования».

Напротив часовни лежала серо-мраморная плита, на которой были вырезаны слова: «Здесь покоится прах воинов, павших при взятии г. Ташкента. Упокой Господи души их в селении праведных». По четырем углам этой плиты возвышались небольшие пирамидки из чугунных ядер. Внутри часовни, на стене, противоположной двери, был изображен лик Спасителя, а ниже его на черной доске, золотыми буквами, написаны имена и фамилии убитых солдат.

Эварницкий приводит 65 имен и фамилий, в том числе одного подполковника, двух поручиков, шести унтер-офицеров и двух казаков, убитых при двух штурмах Ташкента, однако на кладбище близ Камаланских ворот были похоронены далеко не все из них (в других источниках сообщается, что лишь 24 человека, многие могилы отыскать не удалось).

Ежегодно, 15 июня, в день взятия Ташкента, отсюда и далее по центральным улицам совершался торжественный крестный ход части русского населения города с хоругвями и церковными песнопениями. По другим сведениям, наоборот, шествие двигалось к часовне от Спасо-Преображенского собора, стоявшего на месте нынешней площади Мустакиллик.

В первоначальном виде мемориал просуществовал до конца 1917 года. После захвата власти коалицией большевиков и левых эсеров памятник был частично разграблен и разрушен. Однако ему еще повезло: большинство православных храмов в Средней Азии в 1930-е были снесены или даже взорваны. Видимо, часовню спасло то, что она находилось за границей тогдашнего города, и была окружена густыми загородными садами.

Часовня в 2012 году. Фото AsiaTerra

Часовня в 2012 году. Фото AsiaTerra

После Второй мировой войны, в 1949 году, территория возле Камаланского кладбища была отдана под индивидуальную застройку, и на месте бывшего мемориала построила себе дом обычная узбекская семья, в едином ряду других домов на новообразованной улице. Так старая часовня оказалась буквально под его окнами,  на тротуаре, где и простояла еще 70 лет, практически забытой.

Следует отдать должное узбекским жителям улицы – они с уважением отнеслись к памятнику над погребением и не предпринимали попыток сломать часовню или разобрать её на кирпич. Хотя в советские годы, да и во время правления Каримова, не слишком сложно было найти какой-нибудь повод для ее разрушения.

Женщина, проживающая в доме возле часовни, рассказывала, что в 1950-е или в 1960-е годы земля возле нее провалилась, и в проем забралась пара местных любителей легкой наживы, видимо, надеясь найти там что-либо ценное (по другой версии, они же и устроили подкоп). Прибывшие представители власти осмотрели подземное помещение, обнаружили там полтора-два десятка покойников, распорядились куда-то их увезти и перезахоронить, а пустоту под памятником засыпать.

И вот теперь получается, что люди, которые жили рядом с часовней и присматривали за ней, фактически за это и поплатились: по указанию правительства их дом сносится ради «облагораживания» территории возле полузаброшенного строения. На месте ремонта присутствовал сотрудник хокимията, который небрежно упомянул о хозяевах дома: «Им уже дали другое место». Как будто все дело только в этом. Ведь они жили здесь десятилетиями, имели налаженные дружеские и соседские связи, и вот теперь всё это в один миг рушится только из-за того, что Мирзиёев решил подольститься к руководству России (иначе эта часовня была бы ему, как говорится, до лампочки).

Часовня в 2012 году. Фото AsiaTerra

Часовня в 2012 году. Фото AsiaTerra

Отношение к реставрации этого объекта среди узбеков, насколько можно судить, неоднозначное. В соцсетях высказываются и негативные оценки повышенного внимания к сооружению над захоронением захватчиков (это, разумеется, так и есть). «Они бы еще памятник Черняеву на площади Мустакиллик поставили», - написал один из участников узбекскоязычного форума. Другие указывали на то, что памятник русским солдатам, захватывавшим Ташкент, существует, но памятника его защитникам почему-то нет.

Действительно, почему же отсутствует памятник самим защитникам древнего города? Наверное, по нескольким причинам. При Российской империи, то есть, победившей стороне, это было невозможно, а во время советской власти присоединение отсталой Средней Азии к России трактовалось как дело, хоть и не очень достойное, но по окончательным итогам всё-таки оказавшееся прогрессивным. К тому же коммунисты избегали противопоставлять представителей разных народов, проживающих ныне в одном государстве. Каримов же о существовании часовни просто не знал, иначе наверняка приказал бы ее снести.

Справедливости ради добавим, что на за долгую историю существования города его захватывали не только русские, но и кокандцы, бухарцы, калмыки, казахи, узбеки, монголы, кара-китаи, хорезмийцы (перерезали большинство жителей), арабы (сожгли столицу Шаша, а почти через столетие, по легенде, основали новое поселение – впоследствии Бинкет, нынешний Ташкент). Так что можно сказать, что завоевывать его – почтенная древняя традиция.

В любом случае, в наши дни подобных памятников уже не устанавливают, так что часовня – своеобразный культурный артефакт уже закончившейся эпохи, к тому же она является одним из нескольких десятков сохранившихся в Ташкенте зданий периода Российской империи. И вероятно, оценивать её следует именно как творение определенного времени.

Что касается российской стороны, казалось бы, заинтересованной в сохранении архитектурного объекта, имеющего непосредственное отношение к истории России, то ни посольство РФ, ни представительство Россотрудничества, ни Русский культурный центр никакого интереса к этому в течение последних десятилетий не проявили. Правда, после начала работ представитель посольства всё-таки позвонил заместителю директора ЧП «Ижод-ижод», выполняющего восстановительные работы, и поинтересовался, не снесут ли часовню. А, получив, ответ, что она будет отреставрирована, вновь дематерилизовался.


Соб. инф.