Дом с «охранным ордером» в Ташкенте: застройщики требуют компенсации своих убытков у Министерства культуры всё настойчивее

Понедельник, 28 Декабря 2020

25 декабря в суде Бектемирского района по административным делам г. Ташкента прошло очередное заседание по жалобе строительной компании Universal Packing Masters (частично принадлежащей связанному с властями застройщику Мураду Назарову) и её подрядчика Jemchug House в отношении Департамента культурного наследия при Министерстве культуры Узбекистана, по вине которого они, якобы понесли большие убытки. 

Напомним, что это уже четвертое по счету заседание (кроме того, одновременно идет и другой процесс, касающийся дома №7 на улице Бабура, в административном суде Чиланзарского района, по исковому заявлению самих жителей охраняемого дома – с требованием отмены решения бывшего мэра Ташкента Абдукаххара Тухтаева № 697 от 2 августа 2007 года об исключении дома №7 (и еще 302 зданий) из списка охраняемых государством).

Требуемая на сегодня заявителями сумма компенсации финансового ущерба из-за включения в охранный реестр дома №7 в центре столицы и, соответственно, невозможности его сноса, составляет уже, как было объявлено на заседании, 13 миллиардов 300 миллионов сумов (почти $1.275.000), хотя еще недавно застройщики требовали 11 миллиардов (примерно $1.056.000). Один лишь строительный кран, «приобретенный специально для [сноса] этого дома», по словам представителя застройщиков юриста Азиза Давронбекова, обошелся им в 6 миллиардов сумов ($573 тысячи). Правда, предоставить суду полное финансовое обоснование своих затрат защитники интересов строительных фирм отказались, сославшись на «коммерческую тайну».

Присутствующих не могло также не насторожить едва ли не ультимативное заявление директора Jemchug House Тимура Туракулова о том, что «если он не выиграет этот суд, то будет обращаться со всеми документами в экономический». К слову, выяснилось, что этого дельца недобрым словом поминают и в Самарканде, где он отметился в неприятных историях с незаконными сносами. Тем временем, во дворе дома по Бабура уже нагнетаются слухи о том, что «через 15 дней Туракулов начнет работы по сносу».

По мнению застройщиков, ответчик виноват в том, что в двух своих последних заключениях Научно-экспертный совет департамента принял решение исключить объект №7 1935 года постройки по улице Бабура в Яккасарайском районе из зоны предполагаемого сноса (объект культурного наследия), тем самым якобы нанеся огромный финансовый ущерб бюджету строительных компаний.

1

Дом номер 7 на улице Бабура в Ташкенте

О рисках, вероятно, думать надо было раньше, и предъявлять свои материальные и прочие претензии не Министерству культуры, а городскому хокимияту (администрации), в лице его бывшего руководителя Абдукаххара Тухтаева, вычеркнувшему в августе 2007 года 303 объекта, включая и дом №7, из Государственного реестра охраняемых исторических памятников, а также ныне действующего, Джахонгира Артыкходжаева, который не видит ничего противозаконного в том, что в недрах его администрации одновременно сосуществует два взаимоисключающих документа - просроченное, но не аннулированное решение от 30 октября 2018 года о разрешении на снос (которым продолжают размахивать застройщики), и официально признанное столичной мэрией заключение экспертной комиссии о включении дома в реестр объектов культурного наследия.

Было бы логично и если бы подрядная компания Jemchug House (доверенное лицо – юрист Шерзод Абдураимов) свои исковые требования переадресовала втянувшей ее в эту историю компании Universal Packing Masters, поскольку львиную долю расходов понесла именно она. Как и почему – объясняется в ходатайстве, поданном суду 25 декабря адвокатом дома №7 Александром Тесениным.

«Судебной коллегией установлено, что между ООО «Universal Paging Masters LLS» и ООО «Jemchug House» составлен договор от 30 октября 2019 года (через год после выдачи на имя первой из этих компаний решения №1550 от 30 октября 2018 года хокима Ташкента Джахонгира Артыкходжаева) за № 1 на проведение строительства жилого дома и выплату компенсации физическим и юридическим лицам, являющимся собственниками недвижимости на правах собственности, также составлен договор от 10 января 2020 года о совместной деятельности. К тому же, Земельный кодекс РУз не предусматривает возможности уступки (отчуждения) застройщиком права на земельный участок, предоставленного другому застройщику. Договор о совместной деятельности ООО «Universal Paging Masters LLS» и ООО «Jemchug House» отвечает признакам такой уступки, что законодательством не допускается», - говорится в нем. Мол, сами виноваты, так что разбирайтесь между собой.

Однако защита заявителей пошла по иному пути, найдя «для битья» наиболее уязвимое государственное учреждение – Министерство культуры, и вступая в спор с его представителями с яростным ожесточением (накал ощутимо поубавился с появлением телевизионщиков). Представители застройщиков поочередно нападали на сотрудников Минкульта, виновных, по их мнению, в том, что экспертный совет высказался за восстановление охранного статуса здания.

Цепляясь за малозначительные детали и переворачивая с ног на голову известные факты, они засыпали оппонентов вопросами, в том числе выходящими за пределы иска, и предъявляли им одну претензию за другой. Неизвестно каким образом они заполучили протокольные документы Департамента культурного наследия и объявили их подделкой, после чего судья С. Михлиев самым серьёзным образом напомнил представителям Министерства культуры об уголовной ответственности в случае подтверждения этой информации.

В то же время делегированные на процесс Министерством культуры в качестве своих представителей трое нерешительных молодых людей – Шохрух Салохитдинов, Закиржон Якубжонов (из департамента) и юрист Улугбек Бурханов, больше отбивались от агрессивной атаки юристов застройщика либо отмалчивались, чем доказывали правоту своего учреждения. Как заметил по этому поводу один из жителей дома, «такие же горе-специалисты были в составе первой экспертной комиссии, выдавшей ошибочное заключение от 6 марта, что дом не является историческим, и его якобы можно сносить» (позже оно было аннулировано самим Министерством культуры как неквалифицированное).

Примечательно, что если на прошлых заседаниях судья С. Михлиев поддерживал позицию Министерства культуры, то на слушаниях 23 декабря в его словах и действиях зазвучали нотки сочувствия заявителям: «А кто будет покрывать расходы [застройщику]?». Эти перемены в настроении суда после окончания заседания обсуждали практически все, кто наблюдал за происходящим.

Открытый судебный процесс по «делу дома №7» обнажил и ряд доселе скрытых от общественности проблем, в частности, некомпетентность, правовую безграмотность и безответственность некоторых сотрудников Министерства культуры, призванного обеспечивать сохранность культурно-исторических сооружений.

На предыдущем заседании просто жаль было смотреть на представителей Минкульта, не сумевших достойно ответить практически ни на одно из притязаний противной стороны. Больше всех от судьи и юристов компании Universal Packing Masters досталось Шохруху Салохитдинову, представлявшему интересы Министерства культуры, но совершенно растерявшемуся от их натиска. Да и откуда ему знать, что отвечать, если по должности он является начальником отдела кадров (!!!) Департамента по культурному наследию (оскудение профильных специалистов налицо).

Агрессивно настроенный к ответчикам юрист Азиз Давронбеков обратил внимание суда на то, что в разных протоколах научно-экспертного совета Департамента культурного наследия якобы фигурирует подпись одного и того же эксперта – профессора, доктора исторических наук Арифжона Салимова. Он отметил, что ученый подписался под протоколом как против сохранения жилого здания, так и за его сохранение, и практически обвинил специалиста в подделке.

Судья не преминул объявить, что в этом случае может понадобиться специальная почерковедческая экспертиза, поскольку дело попахивает «подделкой». По его мнению, в случае подтверждения факта вмешательства в официальные документы Департамент культурного наследия при Министерстве культуры Узбекистана вполне может быть привлечен к уголовной ответственности по статье 228 УК РУз (Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование).

Достойного отпора на это Шохрух Салохитдинов опять-таки дать не сумел.

Профессор же Салимов (судья пообещал предоставить ему слово позже) объяснил присутствующим за пределами здания суда, что поставил свою подпись на первом документе, поскольку его ввели в заблуждение, но уже на следующий день он разобрался в ситуации и аннулировал её.

Видео Makon.uz

Не нашли что сказать представители Министерства культуры и на вопрос юриста Давронбекова по поводу «странной избирательности» их ведомства при включении жилого здания №7 в кадастр объектов материально-культурного наследия. Дескать, почему же в таком случае в него не попали и другие дома, служащие фоновой застройкой улицы Бабура, и тоже исключенные в 2007 году необъяснимым решением экс-хокима Ташкента Тухтаева из реестра охраняемых государством? Сотрудники Минкульта отделались словами о том, что работа по остальным домам продолжается.

Заявители также обвинили сторону ответчика в отсутствии ряда протоколов, перечислив их по нумерации. Но каким образом внутренние документы могли попасть в распоряжение застройщиков? Журналисты, спросившие об этом Давронбекова уже на улице, получили уклончивый ответ: «Мы так предполагаем…».

Понятно, что среди внутренних документов Департамента культурного наследия, которые кто-то из его сотрудников, очевидно, передал (продал) представителям застройщиков, есть и рабочие, т. н. промежуточные экземпляры. Министерство культуры уже не раз объявляло, что прежние протоколы (с нарушениями) аннулированы, а действительно лишь заключение ученого совета от 22 сентября за № 26, подписанное министром культуры Озодбеком Назарбековым 5 октября.

По сведениям наших информаторов, попросивших на называть их имен, поверхностный и в корне неверный протокол Научно-экспертного совета №13 от 6 марта (о том, что здание якобы не историческое и подлежит сносу) подготовили всего за два дня (обычно подобная работа занимает месяцы) три человека – работавший в то время секретарем Научно-экспертного совета Департамента культурного наследия Фарход Джумадурдиев (собирает подписи ученых – «протокольщик»), заместитель начальника Департамента Хасан Холмурадов (ныне – начальник отдела особо охраняемых объектов культурного наследия) и археолог Акмаль Ульмасов, незадолго до этого лично заверявший жителей дома №7 в его неприкосновенности как культурно-исторического объекта. А 6 мая он же объяснил тем же самым людям: поймите, дескать, застройщик вложил в проект большие деньги…

Вот так - без соответствующего обследования, без экспертизы, без обязательного заседания Научно-экспертного совета в составе 11 ученых специалистов, – дом оказался приговорен…

2

Состав Научно-экспертного совета

Из жалобы жителей дома №7 в Кабинет Министров РУз, Генеральную прокуратуру и в Министерство культуры:

«На протяжении всего времени нашей борьбы за восстановление исторической справедливости, в целях того, чтобы наш дом получил статус объекта материального культурного наследия, мы столкнулись с явным противодействием некоторых должностных лиц Департамента культурного наследия при Министерстве культуры Узбекистана, а именно – заместителя начальника Департамента - Холмурадова Х. и начальника отдела Департамента - Джумадурдиева Ф.

В действиях и высказываниях Холмуродова Х. и Джумадурдиева Ф. была видна невооруженным глазом предвзятость и заинтересованность, ангажированность данных лиц застройщиком - ООО «Jemchug House».

В ходе выездного осмотра дома, Джумадурдиев Ф., оказывал явное давление на экспертов, убеждая их в том, что застройщиком вложено много финансовых средств для сноса дома, и он может понести огромный ущерб в случае признания нашего дома объектом культурного наследия.

По словам и действиям Жумадурдиева Ф. было понятно, что его не интересует судьба нашего дома, как объекта культурного наследия, ему безразличен тот урон, который может быть причинен культурному наследию нашего государства в случае сноса нашего дома. Его задача – защитить интересы застройщика!

Заместитель начальника Департамента - Холмурадов Х., также на протяжении всего времени, с января 2020 года, оказывал давление на экспертов, убеждая их не включать наш дом в объекты материального культурного наследия.

Кроме того, во время заседаний научно – консультативного совета, на которых мы также присутствовали, открыто защищал интересы застройщика и пытался склонить экспертов к мнению, что застройщик вложил много финансовых средств для сноса дома и понесет значительный ущерб, в случае, если наш дом признают объектом культурного наследия. Тем самым, явно оказывал давление на мнение экспертов, выступая в интересах застройщика.

Мы крайне возмущены тем, что такие люди работают на ключевых должностях в Департаменте культурного наследия при Министерстве культуры Узбекистана!

Считаем, что культурное наследие Узбекистана находится под большой угрозой исчезновения, если такие сотрудники как Холмурадов Х. и Джумадурдиев Ф., будут работать в указанном Департаменте!» (Шесть подписей)

Из заявления жителей дома №7 в Службу национальной безопасности Узбекистана:

«Не секрет, что внезапно появившиеся в отделе безграмотные сотрудники, не имеющие представления о культуре, приходят с улицы, действуют в собственных интересах. В качестве примера можно привести Фархада Джумадурдиева. Поверхностный протокол, подготовленный 6 марта 2020 года, совершенно не соответствует требованиям, поскольку известно, что Фарход Джумадурдиев действовал в собственных интересах. В результате этот человек уже несколько лет является предметом споров всех сотрудников исторических городов.

Кроме того, помощник министра культуры Нурбек Шукуров вызвал ведущих ученых страны и допрашивал их в течение 5-6 часов. Какое он имеет право на такие допросы? Преступники ли наши ученые за то, что они дали правильное предложение сохранить здание? Это же позор... в результате было известно, что некоторые ученые перенервничали и даже заболели от таких неожиданных допросов».

Как нам сообщили, за все эти поступки Джумадурдиева лишь пожурили и понизили в должности.

Что касается первого заключения Научно-экспертного совета…

«Почему вы лжёте суду и вводите его в заблуждение, заявляя, что на заседании Научно-экспертного совета 6 марта 2020 года присутствовал кворум совета, и утверждаете, что (…) в протоколе №13 от 6 марта имеются подписи председателя совета Акиловой и членов совета Досметовой, Салимова и Заирова, что является обманом и ложью?» - вопрошал адвокат Александр Тесенин еще во время одного из ноябрьских процессов, возмутившись утверждениями представителей застройщиков. – (…) На упомянутом заседании научно-экспертного совета присутствовали 3 члена: Назилов, Зияев и Матчанов, в то время как минимальное количество [необходимое для кворума] составляет 7 человек».

В свете безобразных попыток снести историческое здание в центре Ташкента новая появившаяся информация объясняет и судебные тяжбы, и даже безосновательное исключение в августе 2007-го Абдукаххаром Тухтаевым сотен культурно значимых объектов из Государственного реестра объектов культурного наследия.

Согласно расследованию журналистов радио «Озодлик», арестованный в ноябре бывший помощник-референт покойного президента Ислама Каримова Улугбек Мирзамухамедов в 2007 году и оказался тем самым человеком, который «надавил» на тогдашнего главу Ташкента Тухтаева и с его помощью исключил дом № 7 на улице Бабура (и не только его) из списка памятников культуры.

Деньги, накопленные путем коррупции, Мирзамухамедов «прокручивал через предпринимателя, строящего многоквартирные дома класса «люкс» в центре Ташкента».

3

Журналисты выяснили, что речь идет об известном в стране бизнесмене Мураде Назарове (основатель строительно-девелоперской компании ООО «Murad Buildings»).

Редакция даже нашла документы этого частного предприятия, учрежденного Мирзамухамедовым и Назаровым (каждому принадлежит по 50 % уставного капитала). Судя по их содержанию, компания инвестировала средства в снос дома №7 по улице Бабура в Ташкенте, ныне признанного памятником архитектуры, и строительство на его месте 16-этажного комплекса.

Пазлы, что называется, сложились…

Статьи по теме:

Когда охранный ордер не охраняет. В Ташкенте идут сразу два судебных процесса по делу о доме №7 на улице Бабура 

Суд запросил у застройщика документы относительно 11 миллиардов сумов, будто бы потраченных им на переселение жителей охраняемого дома №7 в центре Ташкента

Мэрия Ташкента признала, что решение экспертной комиссии о включении дома на улице Бабура в реестр объектов культурного наследия является окончательным

Мурад Назаров и его партнеры, пытающиеся захватить место жилого дома, признанного культурной ценностью, повысили ставки выкупа квартир 

Дом №7 на улице Бабура в Ташкенте вновь в центре скандала – суд принял решение, позволяющее отменить его охранный статус

Застройщик подал в суд с просьбой аннулировать охранный статус дома-памятника в центре Ташкента

Фарида Шарифуллина: «Какой орган и какой чиновник имеет право отменить решение Научно-экспертного совета?» 

Фарида Шарифуллина: «Кто решил, что экспертиза составлена неверно?»

Объект культурного наследия в Ташкенте искусственно доводится до разрушения 

Министр культуры, вопреки ранее принятому заключению считать дом по улице Бабура памятником архитектуры, похоже, встал на сторону застройщика

Alerte Héritage: «Дом №7 по улице Бабура в Ташкенте – часть сохранившейся среды 1930-х-начала 1960-х годов»


Соб. инф.


Комментарии  

#1 Хатабыч 29.12.2020 00:49
Так этим аферистам и ворам застройщикам и надо.пусть этим тварям и другим подобным будет уроком. Но в данной борьбе, я ни в коем случае не хвалю суды, победа досталась благодаря нашим социально активным гражданам, коренным ташкентцам.
Цитировать