Юлий Юсупов: «Хуршид Асадов – герой нашего времени»

Пятница, 12 Марта 2021

Сколько раз в своих публикациях я спрашивал: кто готов взять на себя ответственность за сотни и тысячи провальных проектов наших чиновников, за миллиарды разворованных и/или пущенных в песок народных денег? Где те многочисленные предприятия, которые создавались, например, во второй половине 1990-х гг. по инвестиционным программам с налоговыми и кредитными льготами, с конвертацией по сверхыгодному валютному курсу? А ведь тогда уровень инвестиций в ВВП достигал отметки 30%. Треть наших доходов мы отдавали нашим чиновникам на их хотелки, на их грандиозные инвестиционные проекты. Кто кроме автопрома дожил до сегодняшних дней? Отзовитесь, ау!

Где результаты проектов более поздних лет? Выделялись огромные средства и предоставлялись льготы на создание современных производств, которые должны были завалить товарами международные рынки. Завалили? Кто авторы этих грандиозных проектов? С кого мы должны спросить за потраченные народные деньги? Нет ответа. Авторы не проявляются.

Сейчас чиновники делают то же самое (разве что льготной конвертации нет, эх, не развернешься), но в очередной раз нам объясняют, что будет всё по-другому. «Вот мы помогаем электротехнической промышленности (производителям шоколада, сахара, тракторов…) и смотрите какой рост!» Правда рост прекращается сразу с окончанием ограничения конкуренции и ликвидацией льгот. Но это нисколько наших чиновников не смущает. Вывод они делают из этого обстоятельства только один: «будем убивать конкуренцию и предоставлять льготы до потери пульса».

На вопрос, почему надо «помогать» именно тем конкретным производствам, которые они выбрали («электротехникам», сахарозаводчикам, кондитерам и пр.), а не всем сразу (снижая общую налоговую нагрузку и бюрократическое давление на бизнес, разрушая монополии в транспортном и энергетическом секторах и пр.), ответ вы все равно не получите. Ответ лежит в настолько интимной плоскости, что спрашивать и отвечать на такое считается верхом неприличия, на которое способны только невежливые либералы.

Ну хорошо, неприлично об этом спрашивать, но можно спросить: кто берет на себя персональную ответственность за такого рода инвестиционные решения? Ведь когда предприниматель инвестирует, он рискует своими деньгами. Когда инвестирует чиновник, он в нашей стране ничем не рискует. Мы даже не знаем его имени! Но, увы, никто еще не разу такую ответственность на себя не брал. Документы подписывают президент и премьер, пусть они и отвечают. Мягко говоря, нечестная позиция. Но ничего другого пока не было.

Но вот наконец свершилось! Экономист Хуршид Асадов публично взял на себя ответственность за суперпроект последних лет наших чиновников по «развитию электротехнической промышленности». Я считаю это крайне смелым и небывалым в истории Узбекистана поступком. Давайте его зафиксируем и у нас наконец будет хотя бы один человек, готовый отвечать за конкретное экономическое решение правительства.

Господин Асадов кроме того, что де факто берет на себя, по крайней мере, моральную ответственность за очередной чиновничий проект, пытается обосновать свой мужественный шаг. Все желающие могут ознакомиться с его аргументами: https://repost.uz/nuances.

Я остановлюсь только на двух.

1. Автор ссылается на якобы опыт стран Юго-Восточной Азии: «во всех этих случаях конкурентоспособный бизнес самых развитых ныне стран формировался в период жесткого государственного регулирования и активной государственной поддержки конкурентоспособности национального бизнеса».

Во-первых, никто не против «поддержки конкурентоспособности национального бизнеса». Речь идет, о том, что поддерживать надо не избранные компании или избранные отрасли (за которыми стоят те же самые избранные компании), а весь бизнес в стране, а для этого нужно не давать льготы, а развивать конкуренцию и проводить реформы (то есть делать прямо противоположное тому, что делают наши любители раздавать льготы и дотации и убивать конкуренцию через ограничение импорта).

Во-вторых, я очень рекомендую автору поинтересоваться, какова была доля государственных расходов и государственной собственности в ВВП стран, которые он приводит в пример, в период реформ. И сравнить с ситуацией в Узбекистане: доля госрасходов вместе с квазифискальными расходами госпредприятий превышает 41% (https://documents.worldbank.org/en/publication/documents-reports/documentdetail/556421586324506269/uzbekistan-public-expenditure-review?fbclid=IwAR3kEU99WeY-GVUZaCMHadrzzB3AOcbtQMve7mEA0tkMp_pR1iBVKoD659k), доля госкомпаний в ВВП страны - 55%. Даже сегодня в самых богатых странах Юго-Восточной Азии доля госрасходов редко превышает 20% ВВП (а хорошо известно, что чем богаче страна, тем в среднем выше уровень государственных расходов в ВВП). Доля же госкомпаний ВВП в развитых странах редко превышает отметку 20-25%. Даже в Китае, руководимым компартией, на предприятиях центрального правительства создается только 12% ВВП. Богатые, а тем более развивающиеся страны не могут позволить себе высокий уровень государственного вмешательства: это слишком накладно и неэффективно. А вот бедный Узбекистан до сих пор позволяет рулить в экономике коррумпированным и некомпетентным чиновникам. Может поэтому наша страна до сих пор бедная? Не приходила такая гипотеза в голову?

2. Автор утверждает, что «от статьи к статье предлагаемые» мной «рецепты нисколько не меняются, что можно определить, как доктринальный подход автора к реформам». Ну понятно, когда нечего сказать по существу, волей-неволей приходится переходить к личности оппонента и выдвигать самые нелепые аргументы.

Во-первых, если я часто говорю о необходимости защиты прав собственности, продолжении банковской реформы, проведении судебной реформы, осуществлении приватизации, это свидетельствует не о моем «доктринерстве», а о том, что эти реформы надо проводить. Что же мне теперь в угоду г-ну Асадову начать писать, что не надо проводить приватизацию и судебную реформу?

Во-вторых, утверждение о том, что все мои рекомендации всегда одинаковы, мягко говоря, не соответствуют действительности. Провели либерализацию валютного рынка и реформу налоговой системы, и, о чудо, я перестал об этом писать! Зато стал писать о проблемах, которые возникали в процессе и в результате… Чтобы не быть голословным я рекомендую г-ну Асадову сравнить мои текущие рекомендации с рекомендациями, которые я давал, к примеру, в сентябре 2016 г., когда у Узбекистана открылось окно возможностей по проведению реформ: https://centralasia.media/news:1330551. И не плохо бы провести сравнительный анализ: что из рекомендованного уже сделано, а что еще нет?

И вопрос: а какие рекомендации в сентябре 2016 года (или около того) давал г-н Асадов? Можно поинтересоваться? У меня как раз подозрение, что он писал тоже самое, что и сегодня: о великой важности чиновников и жесткого государственного регулирования. Или что-то другое?

1

Источник – личная страница в Фейсбуке


Юлий Юсупов, экономист