Карма «Узбечки»

Вторник, 17 Сентября 2019

Агентство по управлению государственными активами пытается в который раз продать отель «Узбекистан» (в простонародье - «Узбечка»). Цена за здание, построенное в начале 1970-х годов, снизилось с $33 млн. до $29,7 млн, а потом вообще до $24,6 млн. Но похоже, реальных желающих обладать этим отелем нет, хотя иногда всплывают какие-то имена. Возможно, кто-то и захочет купить и сделать что-то с ним, как это ранее хотели сделать другие. Только почему-то у них это не получалось.

У «Узбечки» есть карма.

Мой друг и коллега, бывший руководитель и основатель Ассоциации путешественников «Рабат Малик» Виктор Цой (трагически погиб летом 2005 года) рассказывал о том, как гостиницу внесли в «черные списки», причем на международном уровне

В 1996 году в Узбекистане работали эксперты Всемирной туристской организации, прибыла делегация, чтобы ознаменовать новый мировой турпродукт под брендом «Великий Шелковый путь». Была принята Самаркандская декларация ВТО по этому случаю. Перед отъездом делегация во главе с мадам N (условно ее так назовем, ибо ее имя я не помню) отмечала событие в гостинице «Узбекистан». Туда был приглашен и Виктор, который работал в «Узбектуризме» и сопровождал иностранных членов в качестве эксперта и переводчика.

Когда всё шло к завершению, официанты принесли счет. К удивлению мадам N, за каждую бутылку водки была выставлена цена более $100. Виктор сказал, что узнает и пошел к директору отеля. На тот момент им был гражданин Южной Кореи. Но, видимо, прохвост еще тот. Он вызвал охранников и приказал вышвырнуть Виктора из отеля. Тот оказал сопротивление. В итоге там разбилось зеркало. Охранники привязали Виктора к батарее и стали избивать, и за этим их застала мадам N, которая обеспокоилась долгим отсутствием узбекского переводчика и эксперта и пошла его искать. Она вступила в перепалку с директором отеля. Хангук (житель Южной Кореи – ред.) орал, что разбили зеркало. Услышав шум, пришли все члены той делегации. Они были шокированы увиденным.

- Сколько стоит ваше зеркало? - спросила яростно мадам N.

- Две тысячи долларов! - нагло сказал тот.

Женщина достала деньги и швырнула ему на стол. После чего сказала:

- Освободите его.

- Я вызвал милицию, теперь им займется она, - хитро улыбнулся хангук. - Это преступление!

Виктора действительно хотела забрать милиция, но делегация отстояла его (позже Виктор долго ходил в РУВД, занимался этой проблемой). После чего мадам N сказала:

- Вы только что уронили престиж страны. Я приложу все усилия, чтобы конкретно ваша гостиница попала в «черные списки». Мы будем говорить туроператорам, чтобы не включали ее в свои маршруты, игнорировали, не имели с вами никаких дел. К вам не придут и инвесторы - я уж постараюсь это сделать!

Прошло больше 20 лет. Тот хангук укатил на родину, сколотив неплохой капитал на махинациях. Но проклятие осталось. За эти годы загрузка «Узбечки» вряд ли поднималась больше 50% номерного фонда. Инвесторы вроде бы приходили, но потом отказывались от своих обязательств.

Но еще до этого события у отеля была плохая репутация. В советское время это был полулегальный притон: тут работали валютные проститутки. Здесь же функционировали и гэбисты: в здании был специальный кабинет, где сидел сотрудник КГБ/СНБ и шпионил за иностранцами и местными туристами. Велась прослушка номеров, вербовали гостей, шантажируя их пикантными фотографиями — путаны часто работали под «крышей» гэбни. Это было и в советское время, и продолжилось в годы независимости.

Гостиница Узбекистан в Ташкенте

Гостиница Узбекистан в Ташкенте

По настоянию министра иностранных дел Абдулазиза Камилова, в 1990-х годах иностранные делегации размещали в «Узбечке», объясняя это близостью к МИДу и к правительственным учреждениям. На самом деле велась там слежка за каждым. Каждый номер, каждый коридор нашпигован прослушивающими устройствами и видеокамерами. Поговаривали, что и сам министр приходил туда с заместителем Управления политического анализа и прогнозирования, прозванной Бабой Ягой, чтобы обсудить серьезные темы развития дипломатии, но только в том помещении, где отсутствовала аппаратура слежения. В итоге о «специализации» отеля узнали многие дипломаты, и позже делегации останавливались в других отелях - «Шератоне», «Интерконтинентале», «Рэдиссоне» и т.д.

Уверен, что у «Узбечки» не будет будущего. Сносить не станут - все-таки визитная карточка города. Но и экономической отдачи не следует ожидать. «Черный список» - он как карма.

Источник


Алишер Таксанов