Елена Калошина: «В Узбекистане несправедливо осужден журналист на 12 лет»

Среда, 01 Апреля 2020

4 марта 2020 года Военный суд Узбекистана вынес приговор моему отцу, подполковнику в отставке, журналисту - Калошину Владимирy Николаевичу, признав его виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 157 Уголовного Кодекса Республики Узбекистан (Измена государству) и назначил наказание в виде лишения свободы сроком 12 лет с отбыванием в колонии общего режима и лишением воинского звания «подполковник».

Мой отец, Калошин Владимир, гражданин Реcпублики Узбекистан, работал корреспондентом в газете «Ватанпарвар» Министерства обороны около 30 лет. С 2005 года ушел в отставку (на пенсию), и продолжал работать гражданским журналистом в этой же газете, при этом не имея допуска к государственным секретам (как и не имел такого доступа ранее, когда служил, т.е. до 2005 года). У отца слабое здоровье, с 2007 года он инвалид II группы, многолетний астматик, имеет ряд тяжелых хронических заболеваний и рожистое воспаление кожи нижних конечностей. Ему требуется постоянное амбулаторное лечение, которое невозможно в условии изоляции.

Вся наша семья живет как в страшном сне со 2 июля 2019 года. В этот день к родителям домой в Ташкенте приехали 5 человек в штатской одежде, в сопровождении инспектора полиции и арестовали отца. Об аресте мы узнали от соседей. Несколько дней ничего не было известно о его судьбе и не было никакой связи. 5 июля защитой прав и законных интересов отца занялся адвокат Мурад Сабиров который только 8 июля выяснил, что Владимир Калошин содержится в следственном изоляторе Службы государственной безопасности, его обвиняют по статье 162 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (Разглашение или передача государственных секретов).

Квартиру родителей в рамках предварительного следствия обыскали дважды (в день ареста и спустя несколько дней). Изъяли старые ничего не значащие документы, много художественных книг, старые газеты, ноутбук, компьютер и множество флешек (съемных носителей). Отец журналист с большим стажем. У него дома хранился огромный архив из газет и журналов за многие годы его работы, а также этот же электронный архив в компьютере.

Следствие растянули до конца 2019 года. «Эти долгие шесть месяцев доблестные следователи копались в старых газетах, которые хранил мой отец и в нашей огромной библиотеке, единственном что мои родители нажили в течении 40 лет семейной жизни». Каждый день моего отца допрашивали, его били и ему угрожали (применяли психологические пытки). А как еще можно добыть ценные сведения? В СГБ это хорошо знают, это их «специализация»! Как заставить подписать удобные и нужные следствию показания? Конечно, пообещать, что жену изнасилуют, расправятся с дочерью и внуками в России, а еще вдобавок по своим каналам испортят жизнь дочери, которая проживает в США. И надо сказать, что в этом участвовали не только обычные следователи, но, в том числе, не рядовые должностные лица узбекских спецслужб. Воистину 1937 год! И это в «правовом» государстве, где проводится множество реформ по соблюдению прав человека. Судя по этому и другим известным аналогичным уголовным делам, слово «реформа» не может быть без кавычек и все эти реформы без адекватной правовой реакции уполномоченных органов официального Ташкента – пустое слово!

У всех у нас есть родители, даже у тех же сотрудников СГБ, как ни странно. Представьте, что над вашими родителями издеваются, их бьют, им угрожают смертью детей. А я вижу это постоянно в кошмарных снах! Мой отец, человек которого я безмерно уважаю и люблю, кто был для меня всю жизнь идеалом, самым сильным, самым умным, самым честным! Какие-то нелюди (а там нормальные люди не работают), выбивали и выпытывали из моего отца (которому на минуточку - 68 лет!) удобные для следствия «признания». И это в Узбекистане! В стране где старость это уже повод для уважения! Эти нелюди получили задание от своих дорогих (в прямом смысле) начальников - поймать шпионов, и пошли пути, по проторенному спецслужбами с 1930-х годов.

Мой отец, видимо, был у них был на примете много лет, после того как он написал неудобную для правительства Узбекистана статью в газете «Голос Узбекистана» и был из той газеты скоропостижно «уволен». Причем, статья был на злобу дня. Жители махалли (квартала – ред.) обратились с письмом в редакцию, что не работает водопровод, и они вынуждены брать воду для питья из арыка. Также в махаллю был проведен газопровод, но газ в дома не поступал. Сразу после выхода статьи в махаллю срочно провели водопровод и починили газ. А редакцию газеты «Голос Узбекистана» заставили написать опровержение и извинения. Получалось так, что журналисты хотели очернить достижения страны и сами выдумали эту статью. Газету срочно реорганизовали, редакцию уволили и набрали «удобных» журналистов. С тех пор газета «Голос Узбекистана» никого не беспокоит. И статей «на злобу дня» не выпускает.

Владимир Калошин во время службы

Владимир Калошин во время службы

По окончании следствия отцу изменили обвинение на более тяжкое, а именно на обвинение по части первой статьи 157 Уголовного кодекса Республики Узбекистан (Измена государству). 7 февраля 2020 года в Военном суде Республики Узбекистан началось рассмотрение уголовного дела, которое проходило в рекордно короткие сроки. Защиту отца осуществляли адвокаты Аллан Пашковский и Мурад Сабиров. Надо добавить, что к адвокату Пашковскому наша семья по вопросу защиты отца обратилась еще в августе 2019 года. Но отец, под психологическим давлением следователей, вынужден был отказаться от защиты с его стороны. В результате адвокат Пашковский вынужденно смог фактически приступить к защите отца только в феврале 2020 года.

Закрытый судебный процесс проходил со многими процессуальными нарушениями. Председательствующий судья в нарушение многих возможных норм назначал заседания практически каждый день, при этом не учитывая мнения сторон по делу, отсутствия у них возможности ежедневно принимать [в них] участие и [необходимости] готовиться к судебным заседаниям в целях оказания квалифицированной юридической помощи. На прошедших заседаниях были допрошены свидетели (т.н. «свидетели обвинения»), которые были указаны таковыми органом предварительного следствия.

При этом, по мнению адвокатов, ни один из более [чем] 8 свидетелей в своих показаниях как на предварительном следствии, так и в суде не дали никаких, прямых или даже косвенных показаний, так или иначе подтверждающих предъявленное отцу обвинение.

Судом было отказано в удовлетворении более чем 10 ходатайств, заявленных со стороны защиты по различным основаниям, предусмотренных законом, и в отношении различных аспектов дела, в том числе в части отвода председательствующего судьи (ввиду явной потери им независимости и беспристрастности), истребовании и исследования огромного множества «вещественных доказательств» (признанных таковыми органом предварительного следствия), приглашения т.н. «свидетелей защиты», проведения экспертиз, что, по нашему мнению, со ссылкой на защиту, является свидетельством явного нежелания суда устанавливать истину по делу, вести справедливое и всестороннее судебное разбирательство и указывает на «глухость» к обращениям стороны защиты в исследовании отдельных фактов и обстоятельств дела в защиту прав и законных интересов и баланса правосудия и в целом соблюдения законодательства.

Вопрос, если не суд в Узбекистане, то кто должен восстанавливать справедливость? Неужели необходимо вмешательство главы государства или международного сообщества в конкретное дело? Если нет адекватного правосудия, то видимо его и не будет.

Также 28 февраля 2020 года адвокат А. Пашковский в письменной жалобе информировал Генерального прокурора Республики Узбекистан о пытках в отношении отца, которые систематически продолжались на протяжении всего времени нахождения его под следствием. В том числе и сам отец в письменной форме об этом заявил суду, с просьбой информировать Генерального прокурора страны и учесть при обсуждении выносимого приговора в совещательной комнате, а также принять все необходимые законные меры. Итог? Нуль. Полная тишина. Видимо такие заявления не сигнализируют о возможном нарушении прав человека и [необходимости] соответствующей проверки. А зачем? И так хорошо!

Итак, приговор был вынесен 4 марта 2020 года. Свою вину в предъявленном обвинении в государственной измене и передаче материалов иностранным организациям отец категорически изначально и до сих пор отрицает и виновным себя не признаёт. Указывает, что всё написанное им в следствии, было сделано под пытками.

Выяснилось, что отцу обещали дать срок поменьше, если он признает вину и не будет ссылаться на примененные к нему пытки. Также неоднократно в различных кругах должностных лиц высказывалось, что о нем через пару лет забудут и он выйдет на свободу. Что это за профанация? Виновен, но через пару лет отпустим? Нам бы только доложить наверх о результате! Так, что ли? В этом смысл правосудия и правопорядка? Раздутые мыльные пузыри?! То есть ему, потомственному офицеру, предлагали, точнее, его заставляли, физически и морально пытая, признать, что он нарушил присягу и предал государство которому от служил много лет! Никто не задался вопросом, почему и зачем человек в 67 лет вдруг становится изменником Родины? И такой случай не один! Их за последние три года, судя по публикациям в национальных и мировых СМИ, очень много! Именно пенсионеры государственной службы, уже как минимум 10 лет находящиеся на пенсии! Не смешно ли? Постарели все шпионы и предатели и перед смертью вдруг решили предать свою страну. Позор спецслужбам этой страны и никакого доверия и надежды к их «работе»!

Для моего отца этот приговор в 12 лет лишения свободы равносилен смертному, учитывая его возраст - 68 лет, инвалидность II группы, моральное состояние после пыток, которые, как мне кажется, на этом не закончатся. Вина моего отца не была доказана. Суд, если этот фарс можно называть судом, был проведен в рекордно быстрые сроки (меньше месяца по такой серьезной статье!), со множеством нарушений. Мой отец - честный и порядочный человек, патриот старой закалки. Он всегда был верен присяге и своему слову. Мой отец не имел доступа к государственным секретам. По моему мнению, отец оказался жертвой политических игр и жертвой корпоративной системы «работы» СГБ, которой как-то надо оправдывать свое существование, а «работать» они [её сотрудники] умеют только путем избиения, запугивания и «пыток», и ничего у них не изменилось. Осуждение ряда высокопоставленных руководителей данного ведомства уроком для оставшихся, судя по всему, не стало. А жаль.

Дело моего отца было сфабриковано, он ни в чем не виноват, мой отец никогда не служил при штабе Вооруженных сил, не занимал высокопоставленную должность при которой имелся доступ к государственным секретам.

Указом Президента Республики Узбекистан в 2000 году мой отец также награжден медалью «Шухрат» («Слава»).

Он работал в газете «Ватанпарвар», газете Министерства обороны Республики Узбекистан. Эта газета существовала только потому, потому что у Министерства обороны, как и у многих государственных ведомств должна была быть печатная газета. На нее в приказном порядке заставляли подписываться всех военных. Ее никто не читал! Чтобы ее хоть кто-то покупал, там размещали программу телевидения на ближайшую неделю. И только этот выпуск продавался. Из-за телепрограммы! А зачем еще было ее покупать и читать? Потому что это была насквозь скучнейшая газета даже для самих военных! Там «заказывались» статьи о том, какая сильная и крепкая армия у Республики Узбекистан! Такая же выдумка, как книги Каримова, которые регулярно выпускались и рассказывали, как замечательно все живут в Узбекистане и какое у всех великое будущее.

У журналистов «Ватанпарвара» не было доступа к государственным тайнам. Тем более, что отец ушел в запас в 2005 году. А это 15 лет назад! Кто будет доверять государственные тайны простому гражданскому корреспонденту? Гражданскому корреспонденту! Что же [это] тогда за такая государственная тайна, которую знает каждый житель страны и [даже] гражданские корреспонденты? Почему же это тогда тайна?

Тем более, если посмотреть, как хорошо живут высокие чины в Министерстве обороны, может стоило бы их проверить на предмет «продажи» ими государственных секретов на сторону? Мой отец жил на окраине города в простой девятиэтажке, у него не было ни автомобиля, ни зарубежных поездок. У него не было даже дорогого мобильного телефона! Люди, которые имеют доступ к гостайне в Узбекистане, так не живут.

Владимир Калошин, одна из последних фотографий

Владимир Калошин, одна из последних фотографий

Моему отцу вынесли по сути смертный приговор, как я считаю «без суда и следствия», потому что пытки - это не следствие, а форменное издевательское нарушение базовых прав человека! Вина отца не была доказана, даже на 1%. Его посадили на 12 лет в колонию общего режима. ОТЦУ 68 ЛЕТ!!! Ни за что его послали умирать.

А еще для большего унижения лишили его, потомственного офицера, человека верного присяге и своему государству, воинского звания.

Я обращаюсь к вам, НЕУВАЖАЕМЫЙ так называемый судья Турсунбаев Д., не вы давали моему отцу это звание, не вам его этого воинского звания лишать. Это вас, НЕУВАЖАЕМЫЙ судья надо лишить звания судьи и посадить. И я уверена, есть за что. За все сломанные судьбы тех сотен людей которых вы не судили, а просто озвучивали отданный сверху приказ, кого вы лишили нормальной жизни, за сломанные судьбы их родных и близких! Как вы спите по ночам, НЕУВАЖАЕМЫЙ судья Турсунбаев?

И мой отец не одинок в этом кошмаре. В Узбекистане можно обвинить кого угодно, признание из него выбьют и проведут закрытый суд. В Узбекистане опасно быть даже историком (дело Кубатина). Что говорить про дипломатов на пенсии (дело Юсупова), аналитиков (дело Сайфулина)? Кто на очереди? Учителя, врачи, адвокаты, правозащитники? Но как обычно, если верить передаче «Ахборот», в Узбекистане всё замечательно, и все идут к светлому будущему, только немного краж или иных небольших преступлений!

«Узбекистан – правовое демократическое государство!». Но все прекрасно знают, что за этим лозунгом скрывается!

Источник – Yvision.kz

Статьи по теме:

В Ташкенте арестован сотрудник газеты «Ватанпарвар» Владимир Калошин

Арестованного подполковника Владимира Калошина обвинили в разглашении государственных секретов

В Ташкенте проходит закрытый суд над группой российских шпионов 


Елена Калошина