Алишер Таксанов: «Почему больше никогда?»

Воскресенье, 29 Сентября 2019

Латинская Америка в 1930-80-х годах – это регион диктаторов. Их эпоха была краткой, хоть и яркой. Но в принципе, объединяло кровавых властолюбцев презрение к закону, узурпация власти, преследование оппозиции, превращение правоохранительных органов в репрессивную машину, цензура СМИ, коррупция, подавление политических прав граждан, рэкет бизнеса, легализация криминала. В итоге они превратили свои страны в государства экономических изгоев, и лишь возмущение народа, его активность в борьбе за свои права и свободы сбросили с трона диктаторов.

Не обязательно, что к власти диктаторы приходят только в результате переворотов. Это могут быть и демократические пути, например, Адольф Гитлер был открыто и прямо избран немцами. Ислам Каримов тоже в первый раз был демократически избран, но в дальнейшем все его механизмы пребывания у власти шли вразрез с Конституцией, а концентрация власти превратила его в одиозного диктатора.

Только всем им, диктаторам, путь на помойку. Я не буду возвращаться к теме о Чили - об этом уже не раз писал. Расскажу о другой стране - соседней. В Парагвае тоже была диктатура генерала Альфредо Стресснера Матиауда. Как отмечается в «Википедии», «в результате военного переворота 1954 года стал президентом Парагвая. С 15 августа 1954 по 3 февраля 1989 стоял во главе крайне правого диктаторского режима. Восемь раз переизбирался на несвободных выборах. Парагвайский стронизм характеризовался криминализацией социальной системы, жёсткой репрессивной политикой, интенсивным экономическим развитием. Являлся одним из лидеров мирового антикоммунизма. Свергнут в результате военного переворота, скончался в эмиграции. Его правление продолжалось почти 35 лет, став одним из самых длительных в истории Латинской Америки».

Комично то, что при Альфредо Стресснере был принят Закон о защите демократии, точно также, как Ислам Каримов утверждал о проведении демократических реформ, подписывая филькины грамоты. В реалии ни тот, ни этот ничего не делали для демократии и защиты прав человека. Их инструментами были всегда армия, полиция, силы безопасности - три рычага управления экономикой, обществом, госинститутами. При Каримове все должности в государстве, НПО, церкви, органах самоуправления, бизнесе проходили утверждения в СНБ. Такая же схема работала и у парагвайского диктатора. Мафия управляла активами страны. Контрабанда и теневая экономика доминировали во всем.

Подавление свободы.... Реальная статистика стресснеровских репрессий тоже впечатляет: около 20 тысяч арестованных и подвергнутых пыткам, около 4 тысяч убитых, почти 3,5 тысячи депортированных, более трёхсот человек пропали без вести. Общее количество жертв парагвайской диктатуры - убитых, заключённых, арестованных, допрошенных, включая членов семей и других косвенно пострадавших - оценивается от 107 до почти 130 тысяч. Сколько у Ислама Каримова - это мы узнаем позже, когда развеется культ его личности, станут доступными все архивы, включая архивы госбезопасности. Но уверяю вас, там число не меньше, хоть и правил Абдуганиевич лишь 26 лет. Жестких, страшных, кровавых лет. Один Андижан говорит о многом.

Похоже, все диктаторы действовали шаблонно, по одной линейке.

Ислам Каримов и монумент в память о диктатуре Стресснера. Коллаж А. Таксанова

Ислам Каримов и монумент в память о диктатуре Стресснера. Коллаж А. Таксанова

А чем же все это завершилось?

Альфредо Стресснера скинули тоже в результате военного переворота и отправили в политическую ссылку за пределы Парагвая - он умер в Бразилии от пневмонии в возрасте 93 лет. Однако после его высылки памятник диктатору сломали, придавили бетоном, укрепили арматурой и написали: «Никогда больше»! Точно такие же слова сказали солисты чилийской группы «Солнце и дождь»: «Почему больше никогда!» - о диктатуре Аугусто Пиночета. Когда-нибудь точно также поступят с памятниками Исламу Каримову, и это будет справедливо. Не может быть диктатор - символом истории, чести и свободы.

Однако в Парагвае не всё так просто. До сих пор много сторонников его режима - 35 лет зомбирования масс дают знать о себе. А сейчас у власти президент Марио Абдо Бенитес — сын личного секретаря Стресснера, известный своими симпатиями к бывшему диктатору. Он тоже говорит тепло и гордо о своем предшественнике.

Вам это ничего не напоминает? Ну, тенденции Узбекистана? «Дода», «Келажак Буюк», памятники и мавзолей, охранные грамоты для Рустама Иноятова и Закира Алматова (руководители СНБ и МВД во времена Каримова – ред.)...

Источник


Алишер Таксанов