Новости

Все новости >>

Неправительственная организация Узбекско-германский форум за права человека (УГФ) в апреле опубликовала ежегодный доклад, посвященный проблеме принудительного труда при сборе хлопка, подготовленный по итогам наблюдений прошлого года. Его основные выводы: под давлением международной общественности власти Узбекистана заняли двойственную позицию: с одной стороны они требуют от руководителей администраций не использовать принудительный труд, с другой – обеспечить навязываемые ими планы по сбору хлопка, которые те не могут выполнить собственными силами, поскольку не имеют достаточных ресурсов. В результате, опасаясь увольнения за срыв плана, руководители вынуждены «мобилизовывать» тех, кого они могут отправить на поля.

Итогом «языкового» скандала, разразившегося в начале мая, стало то, что узбекские власти вновь предпочли замолчать этот вопрос. Вместо обсуждения предложения по легализации русского языка, о чем группа известных узбекских интеллигентов попросила руководство страны в своем открытом обращении к нему, правительственные мужи ограничились предложением «создать госорган для развития национального языка и повышения языковой грамотности населения», вложив инициативу в руки недавно созданного властями Общенационального движения «Юксалиш» возглавляемого директором Центра «Стратегия развития» Акмалем Бурхановым. То есть, намеренно переключились на другое, не имеющее отношения к высказанному предложению.

Компания-застройщик пошла на мировую с Оксаной Костиной, владелицей квартиры в центральной части столицы Узбекистана, выплатив ей компенсацию в полном размере. По словам самой Оксаны, важную роль в этом сыграла статья «С вещами на выход. Как ломают собственников в Ташкенте», рассказывающая, как частная фирма, которой хоким (глава администрации) столицы предоставил участок земли, со стоящими на ней двухэтажными домами, в одном из которых находилась квартира Оксаны, не пожелала предоставить ей компенсацию по рыночной стоимости, а пыталась отделаться суммой почти в два раза меньше – на основании собственной оценки ее жилья. Причем, суды не только не отвергли притязания застройщика как необоснованные, но дружно выступили на его стороне.

Пока Узбекистан пытается провести реформы, результаты недавнего расследования показывают, как государственный и частный сектор экономики объединяются в приватизационных инициативах. Это чревато конфликтом интересов среди их высокопоставленных представителей.

15 мая Генеральная прокуратура опровергла растиражированное ранее в СМИ сообщение о задержании граждан во время расчета в долларах при продаже квартиры в Чиланзарском районе Ташкента. «Официально заявляем, что сотрудниками департамента при Генпрокуратуре не было проведено такого мероприятия и, соответственно, не было возбуждено уголовное дело в отношении граждан Р.Т. и Н.Л. по статьям 177 и 189 УК», - говорится в официальном заявлении ведомства.

14 мая в межрайонном суде по гражданским делам Мирабадского района г. Ташкента состоялось заключительное заседание по иску компании-застройщика Me’mor Mexanizatsiya Qurilish (MMQ), требовавшей выселить жителей дома 45 по ул. Амира Темура. Напомним, что первоначально MMQ (кстати, это «дочка» компании Novastroy, чье происхождение теряется где-то на российских просторах), подал иск сначала против владельцев двух квартир, Владислава Заманова и Ольги Замановой, потом и против других жильцов. Всего было подано 11 исков, которые к конечному заседанию были объединены в одно производство.

Несколько дней назад СМИ сообщили, что 67-летний Кадыржон Юсупов, ранее работавший в Министерстве иностранных дел Узбекистана, обвиняется в государственной измене. Его арестовали вскоре после того как он предпринял попытку самоубийства, бросившись на рельсы на станции метро «Пушкинская» в Ташкенте. Выяснилось, что экс-дипломат на протяжении долгих лет страдает серьезным психическим расстройством. А еще - что СГБ фабрикует против него уголовное дело по статье 157 («Измена государству»), за что ему может грозить от 10 до 20 лет лишения свободы.

Продолжаем публикацию документов о кровопролитных событиях в Ташкенте, связанных с попыткой антисоветского переворота под руководством 23-летнего военного комиссара Туркестанской Советской Республики (ТСР) Константина Осипова. В этот раз перед вами печатавшийся частями, в нескольких номерах газеты «Голос Самарканда», стенографический отчет объединенного заседания исполнительного комитета Самаркандской области, представителей профсоюзов и Красной армии, состоявшегося 25 января 1919 года.

Скандал, вызванный неожиданными разоблачениями одного из инвесторов в области строительства, у которого премьер-министр вдруг велел снести недостроенный дом, после чего пострадавший начал рассказывать о вымогательстве и связи властей с крупными застройщиками, показал, что без взяток, без обязательной уплаты «дани» в виде обеспечения потребностей силовиков и без разного рода нарушений закона в это сфере далеко не уедешь. Кроме того стало известно, что в законодательстве существует дыра, позволяющая предпринимателям строить и продавать низкокачественное жильё, как в классических странах третьего мира, не неся за это никакой ответственности. А «на закуску» выяснилось, что компании хокима Ташкента приобретали для малоимущих именно это низкокачественное жильё.

23 апреля в посольстве Германии в Ташкенте состоялась пресс-конференция с участием местных правозащитников и журналистов, на которой обсуждались злободневные вопросы, в частности, защиты прав человека и собственника. По словам участников, мероприятие было организовано для сбора информации о наиболее часто встречающихся в социальной сфере нарушениях, и приурочено к предстоящему визиту Федерального президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, намеченному на май.

Недавний ответ газете «Гардиан», присланный хокимом (мэром) столицы Узбекистана, который, как мы считаем, был назначен на эту должность не за красивые глаза и бесплатную возможность в административно-принудительном порядке обеспечивать всех продукцией Akfa, а по вполне определенной причине, - отличный новостной повод, чтобы вернуться к статьям, опубликованным пару месяцев назад в британском издании Open Democracy, и, так сказать, переосмыслить их заново, с учетом новой информации.

В конце прошлого года не стало 57-летнего Алишера Максудова - одного из самых авторитетных специалистов Узбекистана в области декоративного птицеводства. Он умер незадолго до того как из жизни ушел юморист Обид Асомов, тоже известный птицевод-любитель. Мне, как своему однокласснику и ближайшему другу, Максудов скромно говорил, что иногда консультировал знаменитостей, в том числе и Асомова, который держал дома попугаев. Но жена Максудова Мубарак недавно рассказала мне, что Алишер и Обид дружили и довольно часто встречались.

Хоким (мэр) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев попытался опровергнуть статью журналиста Марка Беннетса в The Guardian, посвященную массовому сносу домов в столице Узбекистана и принудительному выселению их жителей.

В начале апреля информагентство УзА со ссылкой на «E-Ijro auksion» сообщило о том, что в Ташкенте выставляется на продажу особняк, принадлежавший бежавшему в США узбекскому олигарху корейского происхождения Дмитрию Лиму, который до 2010 года был директором крупнейшего в Узбекистане оптового рынка продуктовых, промышленных и строительных товаров – ОАО «Караван базар» («Урюкзар»), а также, по слухам, контролировал целую сеть оптово-розничных рынков. После его побега принадлежащая ему собственность была конфискована.

В Ташкентском городском суде по уголовным делам вот уже несколько дней идет процесс по делу бывших руководителей и сотрудников столичных рынков, арестованных в прошлом году по так называемому «луковому делу», сообщают СМИ, ссылаясь на пресс-службу Верховного суда. С учетом того, что стало уже известно, можно однозначно сказать, что дело сфабриковано по указанию властей Узбекистана, решивших списать на «стрелочников» собственные просчеты, благодаря которым государственные деньги, эквивалентные полутора миллионам долларов, оказались выброшены на ветер.

Так называется статья, опубликованная 2 апреля в британской газете The Guardian и посвященная самой важной для сегодняшнего Узбекистана проблеме: примерно с середины 2018 года правящая верхушка, опираясь на подконтрольный ей государственно-административный аппарат, включая судебную систему, во всё ускоряющемся темпе захватывает самые выгодные земельные участки в наиболее крупных городах страны, принудительно выселяя жителей из их собственных домов.

Заявление Нурсултана Назарбаева о намерении оставить пост президента Казахстана, транслировавшееся по республиканским каналам 19 марта, прозвучало неожиданно и на какой-то миг вызвало что-то вроде уважения к этому человеку: мол, понимает всё-таки, что нельзя оставаться у власти вечно, вот и уходит, передавая власть другим.

Состоявшая 19 марта в Ташкенте, в здании Министерства культуры Узбекистана, пресс-конференция, на которой, кроме представителей этого ведомства и искусствоведов, присутствовали сотрудники Генеральной прокуратуры, журналисты, правозащитники и даже ограбленный владелец картины Андрей Плужников, оказалась достаточно демократичной, со свободным входом для всех желающих; разрешалось даже фотографировать и записывать чиновников. Но критического отношения к своим доводам организаторы явно не ожидали. В противном случае мероприятие бы не состоялось.

В последнее время в Узбекистане всё чаще озвучиваются инициативы, которые можно было бы назвать как минимум неоднозначными. Причем, происходит это не только во «вражеских» соцсетях, но в самых что ни на есть государственных либо, в крайнем случае, окологосударственных СМИ. Патриоты земли узбекской, наконец, получили возможность донести свои мысли до народа. И выяснилось, что они весьма экзотичны.

Руководителям генпрокуратуры Узбекистана не удалось прикарманить Рембрандта. После наших публикаций (здесь и здесь), где говорилось, что через два месяца после апелляционного суда конфискованная картина возможной стоимостью в 8-15 миллионов евро, вопреки законодательству, в распоряжение Министерства культуры так и не поступила, и о ее местопребывании ничего не известно, лица, пытавшиеся присвоить работу художника, были вынуждены передать её в ведение Минкульта.