Новости

Все новости >>

Мнения

Перейти к архиву >>

5 августа Ташкентский межрайонный экономический суд рассматривает иск строительной компании Absolute Business Trade, требующей отобрать земельный участок у единственной в столице Узбекистана синагоги общины европейских евреев. Участок ей понадобился для возведения крупного «элитного» жилого комплекса. Поскольку переезжать на новое место упрямые евреи не желают, застройщик обратился в суд, полагая, что тот примет «правильное» решение. Изгнание собственника с помощью подконтрольного властям суда в современном Узбекистане в порядке вещей. 

История с вызовом на допрос в Службу государственной безопасности (СГБ) ташкентского блогера Миразиза Базарова, призвавшего руководство Международного валютного фонда и Азиатского банка развития прекратить выдачу кредитов властям Узбекистана до обеспечения контроля со стороны общества над их расходованием, получила продолжение. Причем такое, что некоторые из её действующих лиц приняли его сначала за чью-то дурную шутку. 

Представители государства практически не комментируют того, что сейчас происходит с перегруженной системой здравоохранения Узбекистана. Официальное количество умерших от коронавируса, по состоянию на 30 июля, - 134 человека. Однако люди, столкнувшиеся с необходимостью лечения своих родственников, рассказывают, что медучреждения почти не действуют: сложно дождаться приезда скорой (а работа, кроме утренних и вечерних часов, запрещена), больницы повсеместно отказывают в госпитализации: они переполнены, в них полная неразбериха, пациентов почти не лечат. Историями о том, что происходит или уже произошло с их близкими, люди активно делятся в соцсетях. И мы считаем, что их обязательно надо доносить до общественности. Ниже – два таких рассказа, едва ли не под копирку. 

23 июля суд Бектемирского района Ташкента по административным делам провел первое заседание по заявлению граждан с улицы Сайрам, которые борются за спасение детского сада бывшего завода Узхлопкомаш и окружающего его сквера из 160 деревьев. Это заседание было выездным, и прошло оно во дворе жилых домов на улице Сайрам, в микрорайоне. Заседание вёл судья С. Мехлиев. Ответчик – хокимият (администрация) Ташкента – был представлен его юристом Ш. Акрамовым. В качестве наблюдателя также присутствовал представитель омбудсмена при Олий Мажлисе (парламенте Узбекистана) У.Джалалов. 

Жительница Ташкента Ольга З., супруга человека, представлявшего интересы владелицы частного дома, долгое время вместе с мужем пыталась противостоять нахрапистому напору застройщика Absolute Business Trade, дотошно фиксируя как представители этой компании выживали их из дома в Мирабадском районе столицы. Своеобразную хронику она переслала нам для публикации – за день до того, как застройщик всё-таки пошел ей навстречу и предоставил устроившую её компенсацию. 

Драматическая история уроженки Самарканда Хуршиды Джалиловой - парадоксальное свидетельство борьбы закона с МВД в Узбекистане. Вдова офицера милиции, сама работавшая следователем Самаркандского ГОВД в звании капитана, восемь лет назад она была лишена гражданства и должности. 

За последние пятнадцать лет политически мотивированным преследованиям в Узбекистане подверглись более 600 активистов гражданского общества (подсчет велся Н. Атаевой и другими активистами с 2004 по 2018 год – ред.), половина из которых стала жертвами пыток и прошла через лишение свободы. Среди них много политических эмигрантов. И лишь десять активистов из этого состава пока еще находятся в стране и продолжают отстаивать принципы прав человека, не имея шанса на легализацию своей правозащитной или журналисткой деятельности. При этом, несмотря на высокий риск угрозы безопасности, появляются новые активисты. Эта тенденция не должна ошибочно приниматься за возникновение плюралистического общества после диктатуры Каримова или стремление терпеть большую свободу выражения мнений, готовность прислушиваться к критике, допускать подотчетное управление в современном Узбекистане. В стране до сих пор остаются нерешенными всё те же проблемы, что и тридцать лет назад – это практика пыток и рабского труда, повсеместная коррупция, домашнее насилие, отсутствие доступа к правосудию и т.д. 

Изъятие земельных участков, передаваемых/продаваемых администрациями районов и городов тем или иным частным застройщикам для возведения «элитных» жилых комплексов, несмотря на отсутствие особого покупательского спроса, приобретает в Узбекистане всё большие масштабы. В ходе этого нарушаются все действующие законы и градостроительные нормы, на что суды, очевидно действующие в сговоре с заинтересованными сторонами, не обращают ни малейшего внимания. Это наглядно видно при рассмотрении каждой истории захвата «бесхозной» территории. В случае, который описывается ниже, была нагло захвачена спортивная площадка посреди густонаселенного района Ташкента. 

По истечении почти пяти месяцев со дня кровавых февральских погромов в сёлах, населенных дунганским этническим меньшинством в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, уже можно с уверенностью сказать, что правительство этой страны принципиально не желает предавать гласности имена участников массовых преступлений и привлекать их к ответственности. 

На 11-м квартале густонаселенного многоэтажного массива Юнусабад в Ташкенте некая частная фирма начала застраивать стадион средней школы №240, а также часть территории школьного двора. В школе учится более тысячи учеников, и стадион у нее был всегда, с момента открытия в уже далеком 1972 году. 

23-24 июня президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев проводит в Москве, где принимает участие в параде в честь победы над нацистской Германией, а также в двусторонних узбекско-российских переговорах на высшем уровне. К встрече с Путиным он подготовился неплохо: во-первых, посадил целую группу разоблаченных российских «шпионов» (об этом здесь, здесь и здесь), а во-вторых, велел Минюсту представить законопроект о штрафах за использование русского языка в делопроизводстве. 

«Отберем всё лучшее у детей!» Именно под таким девизом действуют городские власти Ташкента. У детей забирают детские сады и другие ученые заведения под цели гораздо более прибыльные: строительство многоэтажек, бизнес-центров, а то и просто особняков олигархов. 

Законопроект «О государственной гражданской службе», разработанный Агентством развития государственной службы при президенте Узбекистана и выложенный для обсуждения на специальный сайт 22 мая (обсуждение закончилось 6 июня), - уже третья попытка регламентировать деятельность государственных служащих и установить критерии отбора и продвижения на основе их личных и профессиональных качеств; первая была предпринята еще при Каримове. Несмотря на видимую прогрессивность этого шага, опубликованный проект закона сразу же подвергся жесткой критике. И не столько по причине того, что объемистый 43-страничный документ, состоящий из 11 глав и 75 статей, получился рыхлым и декларативным, сколько потому что он показал: президент Мирзиёев и те категории чиновников, которых он считает своей непосредственной опорой, не декларируют доходы и расходы сегодня, и не намерены делать этого впредь. 

Очередная драма в сфере жилищного строительства разворачивается в данный момент в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента. Началась она более двух лет назад с вполне законных и обнадеживающих решений государственной власти, и, казалось бы, ничто не предвещало плохого. Однако, как нынче водится в Узбекистане, всё, что может быть сделано не так, будет сделано не так. 

68-летняя Валентина Кузьмина родилась в Бухаре, но большую часть жизни прожила и проработала в Ташкенте, в сфере строительства. Здесь, вместе со своими семьями, живут её сын и братья. Здесь же у нее была и собственная благоустроенная квартира, пока в 2016 году государство её не отобрало. Ей не повезло: ее жильё на основании неофициального распоряжения властей должно было быть передана слуге режима – участковому милиционеру. Для этого в её квартире по общей схеме был выявлен «притон разврата», после чего суд объявил её орудием преступления и перевёл во владение государства, а затем она была передана ГУВД. То же самое произошло с сотнями квартир, принадлежавших другим жителям столицы Узбекистана, и сдававшимися ими в аренду. 

Несмотря на то, что после катастрофического разрушения дамбы водохранилища в Сырдарьинской области Узбекистана прошел уже месяц, власти страны так и не дали внятного ответа о причинах произошедшего. Поначалу они попытались было сослаться на «природные факторы» (мол, повинны аномальные ветры и осадки), однако под давлением общественности им пришлось заявить о начале расследовании аварии с человеческими жертвами и огромным ущербом для населения Узбекистана и Казахстана. 

Продолжаем рассказывать о том, как несколько лет назад во время «конфискационной» кампании по отъему квартир, тайно инспирированной руководством Узбекистана, чтобы под видом борьбы с «притонами разврата» отнять квартиры у граждан, сдающих их в аренду, и наделить бесплатным жильем участковых милиционеров. О том, как у членов одной семьи были отобраны три квартиры, мы писали здесь; две из них впоследствии были возвращены, хотя никто из участников фабрикации преступления так и не был привлечен к ответственности. Третью, изъятую по той же схеме, до сих пор не вернули, и её владелица, Елена Бессмертная, не оставляет попыток отстоять свою собственность.

19 мая антидискриминационный центр «Мемориал» опубликовал доклад «Кордайский погром: дунгане Казахстана в поисках справедливости», посвященный трагическим событиям в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана в феврале этого года, когда в результате нападения толп казахских погромщиков на пять сел, в которых компактно проживают этнические дунгане, погибли 11 человек, десятки были ранены, повреждено и сожжено 168 жилых домов и 122 автомашины. Однако, подыгрывая распоясавшимся националистам, ответственность за случившееся власти фактически возложили на самих дунган. Об этом говорится в докладе правозащитного центра, который мы предлагаем вашему вниманию. 

От Ташкента до поселка с «советским» названием Садвин в Акалтынском районе Сырдарьинской области Узбекистана (бывший садово-виноградарский совхоз имени Героя соцтруда Ризамата Мусамухамедова), расположенного в десяти километрах от Сардобинского водохранилища, - три часа езды по «старой» дороге, в объезд, через Гулистан и Янгиер. По прямому пути движение запрещено, поскольку всё вокруг размыто, включая дорогу. Последняя превратилась в особо охраняемый объект: к режиму карантина добавилась еще и техногенная катастрофа, ответственность за которую узбекские власти почему-то решили возложить на «ветер и дождь». Как шутят в соцсетях, «ветер уже сознался». 

Ежедневное массовое выражение недовольства в связи с принудительной выдачей пенсий в Узбекистане с 1 мая посредством банковских карт Humo привело к тому, что 13 мая президент Шавкат Мирзиёев распорядился впредь выдавать пенсии и социальные пособия наличными деньгами. Так что, если власти в очередной раз не изменят своего решения, страна вновь вернется к порядку, прописанному в постановлении того же Мирзиёева от 2 февраля 2017 года, согласно которому «выплата всех видов пенсий и пособий осуществляется по территории республики в наличной форме в полном объеме и без ограничений»