Архив новостей

Данное уголовное дело было возбуждено Следственным отделением управления Джизакской области СНБ Республики Узбекистан в отношении граждан Республики Узбекистан Джураева Фуркатджона Нематовича, Авакяна Арамаиса Амбарцумовича, Умирзокова Бектемира Рустам угли, Алимова Дилшода Элашбаевича, и Маматмурадова Акмаля Бурибаевича по статье 2442 части 1 УК Республики Узбекистан

В ходе предварительного следствия было установлено следующее:

Гражданин Джураев Фуркатджон Нематович, родился 04 декабря 1981 года в Республике Таджикистан, проживающего по адресу: Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2, преследуя интересы объединенной группы или его интересы, обвиняется в совершении преступлений, выраженных в незаконном изменении действующего государственного строя Республики Узбекистан, в нарушение Конституции, захват власти, отстранении от власти законно избранных и назначенных представителей хокимията, в призывая к разрушению вопреки Конституции, территориальную целостность Республики Узбекистан, проводить подрывную деятельность направленную на истребление представителей власти с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан и стабильности социально-политической обстановки, вступив в предварительно преступный сговор с группой лиц, хранения с целью распространения материалов пропитанных идеями религиозного экстремизма, идеями догматизма, направленных на то, чтобы посеять панику среди населения, для участия в религиозно- экстремистских, сепаратистских, фундаменталистических или в деятельности других запрещенных организаций, повторно совершил кражу, то есть совершил преднамеренно преступление в виде хищения чужого имущества при следующих обстоятельствах.

В ходе предварительного следствия установлено, что Гражданин Джураев Фуркатджон Нематович в феврале 2009 года во время сезонной работы в Российской Федерации был задержан сотрудниками правоохранительных органов РФ во время незаконного проведения наркотических веществ и в его отношении было назначено наказание в виде лишением свободы и под влиянием гражданина по имени «Баходир» в УИН №12 в городе Волжский Волгоградской области РФ он был членом религиозного экстремистского течения «приверженцы Джихада» и будучи фанатически преданным идеям этого течения, отбыв срок, вернулся в место постоянного жительства и на территории Пахтакорского района Джизакской области вступив в предварительно преступный сговор с объединенной группой лиц, гражданами Авакяном Арамаис Амбарцумовичем, Маматмуродовым Акмалем Бурибаевичем, Алимовым Дилшодом Эркинбаевичем, Умирзоковым Бектемиром Рустам угли, создали преступную структуру в форме «коллектива» ДЭО «сторонники Джихада» и пропагандировали экстремистские, фундаменталистские идеи данной незаконной религиозной организации среди населения Пахтакорского района, поставив целью совершения ряда тяжких и особо тяжких преступлений на территории Пахтакорского района, с целью нанесения вреда деятельности государственных органов Республики Узбекистан, запланировали истребить сотрудников органов СНБ и ОВД Пахтакорского района, а также проводили подготовку для выезда членов коллектива из территории Республики для специальной военной подготовки в лагерях по подготовке убийц подрывников, международной террористической и религиозно -экстремистской организации Ирака и Шом Исламского государства» и с целью дальнейшего осуществления подрывной деятельности на территории нашей Республики.

Во время просмотра профиля 06 ноября 2015 года гражданин Джураев Ф.И. под названием «аааааааааа04121981» на сайте «одноклассники» международной интернет сети в непосредственном присутствии понятых и специалиста, было установлено наличие на данном профиле несколько видеофильмов, фотоснимков, записи в виде текстов, песни и речи на арабском и русском языках, и были скопированы на DVD диск для дальнейшего просмотра.

На основании заключения экспертизы № ЖВ-335 от 17 ноября 2015 года группы экспертов представительства органа мусульман Узбекистана Джизакской области из данных записанных на DVD диске из профиля Джураев Ф.И. в международной интернет сети, установлено наличие видеофрагмента под названием «История одного боя», подготовленного студией «Бадрут Тавхид». Видеофрагмент под названием «Заявление маджахедов из Халифата Жайшул» подготовленного студией «Usudu Sham com», видеофрагмент под названием «Мужественный лев Аллаха» подготовленный студией “SALAFMEDIA”, являющиеся материалами принадлежащими группам боевиков чья деятельность запрещена и эти видеозаписи были пропитаны идеями догматизма, ввоз, подготовка, распространение которых запрещены на территории Республики Узбекистан.

(Т.д.1, л.д. )

Обвиняемый Джураев Фуркатджон Нематович полностью признал предъявленные ему обвинения и в ходе предварительного следствия изложил следующее: Я не болею психическими и наркологическими заболеваниями. Я нигде не стою на официальном учете по данным заболеваниям. Я могу излагать свои мысли сознательно. Я родился 04 декабря 1981 года в Республике Таджикистан Сугдской области, мой отец Джураев Нематждон Ибрагимович родился в 1953 году, он работает руководителем общества Чернобыльцев Пахтакорского района Джизакской области, в настоящее время проживает по адресу: Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2, мой младший брат Джураев Илхомджон Исматович родился в 1984 году, временно безработный, занимается ремонтом частных домов, проживает по адресу Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2, младшая сестра Джураева Севара Нематовна родилась в 1989 году, является членом организации по защите прав человека «Независимая организация» по Ташкентской области, проживает по адресу Джизакская область, Пахтакорский район, махалла «Дилором», улица «Навруз», дом 31, квартира 2.

Мы примерно в 1985 году вместе с семьей переехали в Республику Узбекистан Джизакскую область Пахтакорский район по вышеуказанному адресу, в 1989 году я пошел в общеобразовательную специализированную школу с № 2 уклоном русского языка. Я плохо учился в школе. Учился средне, на русском языке говорю без труда.

В 1997 году приблизительно в апреле я поехал в Республику Таджикистан в дом своего деда, и начал жить вместе с ним. Вместе с тем, я помогал своему дяде Джураеву Исроилу Ибрагимовичу продавать пиво и самсу. Летом 1998 года я взял у дяди 100 долларов США и поехал в город Ташкент. Целью поездки в Ташкент было то. Что я собирался поехать в Российскую Федерацию на заработки. Однако у меня не было гражданского паспорта, поэтому я не смог выехать за пределы города Ташкента. В городе Ташкента я прожил примерно 3-4 дня на улице, затем во время движения я забрался на последний вагон поезда отправляющегося в город Самара и уехал. Когда поезд приехал к границе Республики Казахстан, меня увидели сотрудники таможни и высадили из вагона. Тогда я сам пошел в сторону Казахстана и обходными путями перешел в Республику Казахстан. Я добрался до одного кишлака неподалеку от границы, и там познакомился с одним человеком, который сидел и читал намаз на кладбище. Ему было примерно 40-45 лет, рост 165-170 см, среднего телосложения, по национальности казах, левая нога отрезана в бедренной части, его звали «Омон», во время беседы он спросил меня куда я иду. Я сказал ему, что еду в Российскую Федерацию на заработки, что в настоящее время у меня нет денег, тогда он попросил меня вырыть туалет в его доме, я согласился и стал выполнять в его доме порученные мне работы, я прожил в доме «Омона» около месяца, затем он сказал, что у него нет возможности меня содержать, поэтому он сказал, чтобы я ушел.

В конце лета 1998 года я ушел из дома «Омона» и пас животных в других домах этого кишлака. В 1999 году я уехал в город Чимкент, с целью уехать в Российскую Федерацию. Здесь я познакомился с личностью по имени «Собир», проживающего в городе Чимкенте, ранее работавшего трактористом, по национальности узбек, ему было примерно 70-75 лет, ростом 175-180 см, крупного телосложения, он носил очки. Во время разговора я ему рассказал о своей жизни, что я собираюсь поехать в Российскую Федерацию на заработки, тогда Собир ака сжалился надо мной и попросил остаться жить у него дома. Я согласился. Так я стал жить в доме Собир ака как еще один его сын. Я в его доме помогал по хозяйству. Однажды я познакомился с подругой соседки «Собира» женщиной по имени «Меркул» и она впустила меня к себе домой в качестве мужа. Она была на несколько лет старше меня. Я жил в ее доме и работал рабочим в принадлежащей ей столовой.

В 2000 году «Меркул» сдала меня сотрудникам органов внутренних дел. Сотрулник внутренних органов повел меня в свое поле, там он эксплуатировал меня некоторое время. Я помогал там по хозяйству в его доме. В апреле 2000 года я убежал из дома того сотрудника внутренних дел, потому что он мне не платил за мою работу. С целью уехать к себе домой, я приехал в город Чимкент, и оттуда я приехал в кишлак Черняевка Республики Узбекистан. Я прошел через границу обходными путями. Затем я приехал на железнодорожный вокзал в городе Ташкенте, отсюда я приехал в Пахтакорский район.

После возвращения домой, я работал рабочим в фермерском хозяйстве моего отца. Вместе с этим, я сдал документы в органы внутренних дел для получения паспорта, примерно в декабре 2000 года я получил паспорт гражданина Республики Узбекистан. Кроме этого, я в те времена я вместе с Авакяном Арамаисом Амбарцумовичем (я знаком с Авакяном А. с детства, мы проживали в одной махалле, его все называли «Майс»), ездили в Республику Казахстан продавать солярку. Солярку мы возили в дополнительных баках его грузовой машины марки Камаз. В те времена он платил мне за каждую ходку по 1 000 сум.

В апреле 2003 года «Халимов Бекзод», 1980 года рождения. Рост 160-165 см, среднего телосложения, по национальности узбек и его брат «Халимов Дилшод» 1981 года рождения, рост 175-180 см, среднего телосложения, с родинкой на лице, которые проживали в нашей махалле, а также «Бахтиёр» с нашей махали, 1981 года рождения, рост 175-180 см, среднего телосложения, по национальности узбек, ездили в Российскую Федерацию и работали на полях. Я тоже собрался поехать вместе с ними, чтобы заработать деньги. Мы вместе поехали в село Раздолье в районе Быково, Волгоградской области Российской Федерации. Здесь мы занимались полевыми работами. Нам заплатили меньше чем мы договаривались, и поговорив с работодателем и нам повысили зарплату. Однако, даже после этого, нам дали мало денег и я не стал здесь работать, а пошел работать на поля других фермеров.

В 2005 году я поженился гражданским браком на гражданке Российской Федерации Алиевой Хаво Абдуллаевне, 1983 года рождения, по национальности турчанка, которая была из Республики Узбекистан. У меня есть два ребенка от совместного брака. 04 февраля 2009 года, когда я употреблял наркотическое вещество «марихуана» со своими знакомыми, меня задержали сотрудники милиции и привлекли к уголовной ответственности посчитав, что я получил наркотические вещества найденные у меня, с целью перепродажи их и мне назначили наказание лишением свободы сроком на 5 лет 6 месяцев.

После приговора меня к наказанию, меня отправили в колонию №12 в городе Волжский Волгоградской области. Я научился здесь читать намаз. Меня научила читать намаз уроженец Дагестана по имени «Жамол». Он был лишен свободы за совершение преступления, связанное с терроризмом. Он был официальным имамом, расположенной в этом учреждении мечети. В начале я не читал намаз, однажды «Жамол» вызвал меня в помещение «смотрящего» по имени «Давид» (пленник «смотрящий» за один из отрядов из 70-80 человек в УИН), и спросил и ты называешь себя мусульманином, когда я ответил, что я мусульманин, он спросил а ты читаешь намаз, я ответил нет, я не читаю намаз. Тогда он стал со мной спорить, какой же ты мусульманин, если не читаешь намаз, ты неверный. Потом он сговорившись с «Давидом», стал привлекать меня к трудным работам, Около десяти дней он заставлял меня чистить лук, у меня потрескались руки от чистки лука, Затем «Жамол» снова вызвал меня и сказал, ты только читай намаз, и тебя никто не тронет. После этого, я тоже стал ходить в мечеть и начал учиться читать намаз. Тогда Жамол сначала научил меня некоторым сурам. Затем когда я снова поругался с Жамолом, он сказал вы все трусы, подразумевая заключенных узбеков и таджиков, вы не похожи на нас, вот сколько наших парней пали жертвами на пути к религии. Кроме этого он сказал, что не читающие намаз это неверные, не покорные аллаху люди, то есть называл людей работающих в государственных учреждениях «тогутами». Пару раз после намаза в мечете я услышал как пленникам вокруг «Жамола» говорили о «джихаде». Однако, я ушел не присоединяясь к ним. Речи «Жамола» о «джихаде» в основном слушали пленники кавказской национальности. Я присоединившись к ним читал намаз, а затем уходил и не оставался сними.

Позже в 2013 году в наше учреждение попал осужденный уроженец Республики Каракалпакстан, по имени «Баходир», 1986 года рождения, ростом 175-180 см, крупного телосложения судимый, за совершение преступления, связанного с изнасилованием. В мае 2013 года лишившись свободы по статье 131 (изнасилование) Уголовного Кодекса РФ он был доставлен в УИН №12 в городе Волжский Волгоградской области РФ. «Баходир» прибыл в учреждение в 2013 году для отбывания наказания и познакомившись со мной, он сначала спросил читаю ли я намаз. Я сказал ему, что читаю намаз. После этого во время беседы, он сказал, что все места захватили неверные, что мучают мусульман, что нужно «совершать джихад против них, что мы должны их убивать, также он сказал, что мы должны совершать «джихад» говоря по его толкованию против «тогутов», то есть также против сотрудников органов утверждаемых как «вероотступники, не признающие Бога», захватив имущество богатых иноверцев и использовать во время пропаганды Исламской религии, а это является благодеянием, что мусульмане в Республике Узбекистан остаются в мучениях, их мучают в тюрьмах, и потому мы должны совершать «джихад» также в Узбекистане, и пропагандировал идеи джихада, говоря, что мы должны освободить всех мусульман из тюрем.

Тогда я попал под его влияние, и по его указаниям начал читать намаз вместе с другими «товарищами» которые были вокруг него и он начал мне разъяснять по исламской религии вещи, которые я не знал. Кроме этого он говорил мне, что в свободное время я должен заниматься физическими упражнениями, что должен быть закаленным. Я выполнял его указания и занимался спортом. Когда мы читали намаз будучи сообществом, «Баходир» был имамом, иногда на его месте другое лицо или я были имамами. Потому что в процессе отбывания наказания «Баходир» вел в действительности имам, хотя после «Жамола» официально имамом назначили меня в мечете, расположенной в УИН, Он всегда слушал речи лица по имени «Жамол» уроженца Дагестана, которые пропагандировали различные религиозного экстремизма. В начале «Жамол» подарил ему сотовый телефон, который был подсоединен к Интернету, и сблизился с ним. В последствие после того как «Жамол» был переведен в другое УИН, «Баходир» стал неофициальным имамом мечети.

С того времени, как «Баходир» начал быть неофициальным имамом в мечете, он читал речи другим заключенным, которые приходили молиться в мечеть о «джихаде», «хижрате» и «шахидстве». Он начал заниматься показами видеосъемок с записями о подрывной деятельности осуществляемой религиозными экстремистскими группировками в Сирийской государстве. Потому что по его словам он ранее с целью работать в РФ посещал мечеть под названием «Исторический» расположенную на территории Проспекта мира в городе Москва Российской Федерации и познакомился с лицом по имени «Ислам» чеченской национальности и по его указанию в 2012 году был в государстве Сирии для прохождения практики «джихада». Он сам мне об этом рассказывал. Кроме этого, он присоединился к группировке «Сайфулло Шишаний» одного из эмиров «Исламского государства Ирак и Шом» в государстве Сирии и в течение 2 месяцев проходил боевую подготовку и затем там участвовал в подрывных действиях против государственных войск, в последствие в 2013 году до его заключения в тюрьму он по поручению «Сайфулло Шишаний» занимался отправкой граждан из РФ в государство Сирию для совершения «джихада».

После того, как мы завершали читать намаз в мечете, «Баходир» собирал вокруг себя группу заключенных узбеков и таджиков, вроде меня, и создав «сообщество» в основном читал нам о «джихаде», «хиджрате», и «шахидстве» и показывал нам в основном видеоролики с записями речей вышеуказанного Сайфулло Шишаний, кроме этого, еще показывал несколько видеороликов с изображением записей сражений которые велись на пути к «джихаду» «Исламским государством» в Сирии, такие как взрывы, в частности, сначала видеоролик под названием «Сайфуллах без страшный лев Аллаха» «Баходир» показал нам на собрании «сообщества» в УИН. В нем изображены действия группы, возглавляемой Сайфулло Шишаний, связанные с освобождением заключенных в какой-то тюрьме в Сирии. Тогда Сайфулло Шишаний перед боем говорил речи такого содержания как «Мы, дай Бог победим». Во время показа этого видеоролика «Баходиром» он сказал, вот послушайте, это речь нашего эмира, Сайфулло Шишаний, он был нашим эмиром, когда мы были в Сирии.

Кроме этого, «Баходир» также показал нам видеоролик под названием «Обращение Амира Сайфуллаха к мусульманам…». Это был видеоролик, который в основном больше всего нам показывал. В нем изображено, как Амир Сайфулло Шишаний стоя перед своими воинами призывал всех мусульман воссоединиться на пути к «джихаду». Он говорил давайте, мусульмане построим единое Исламское государство, среди наших воинов вот есть узбеки, таджики, турки, азербайджанцы, поэтому если мы объединимся на пути к «джихаду», победа будет за нами, мы захватили много земель, у нас также имеются танки, достаточно вооружения. «Баходир» во время пребывания в УИН кроме речей Сайфулло Шишаний, один раз зашел на сайт «You tube”, и показал нам видеоролик связанный со смертью Сайфулло Шишаний. В нем изображено, что когда Сайфулло Шишаний собирался садиться на черный большой джип, около него упало снаряд и один осколок попал в него и он скончался на месте. Затем окружающие его сказали, что он погиб на пути к «джихаду» и похоронили его в одежде. «Баходир» во время показа нам этого видеоролика даже плакал, говоря, вот наш эмир «погиб» на пути «джихада».

Когда я отбывал свое наказание в учреждении исполнения наказания №12, то сначала пользовался простым сотовым телефоном. Позже я пользовался сотовым телефоном марки “Sony Ericson”. Потому что на этом телефоне был подключен Интернет и была возможность общаться с другими. (я использовал несколько номеров сотовой компании «Мегафон», но номера телефонов не запомнил). Вход в Интернет меня заинтересовал «Баходир». Он сказал мне, что если я открою профиль и стану заходить в Интернет, там есть много интересного, ты также сможешь свободно общаться с домашними. Что я могу свободно сам просматривать видеоролики, которые он мне показывал, поэтому после того как я стал пользоваться новым телефоном с возможностью связи с интернетом, я вошел в международную сеть интернет и открыл профиль «аааааааааа04121981» на сайте «одноклассники». Я дал пароль «Hattabsafiya». Причиной пароля под таким названием является то, что когда по интернету впервые я познакомился и разговаривал с девушкой по имени София из Казахстана, я представился как Хаттаб. После этого, объединив два имени поставил их в пароль. При регистрации я подписался на имя одного заключенного по имени «Муслим», так как я не был гражданином РФ. С владельцами других профилей я был на связи под названием «временное гость странник».

Итак, после того, как я следуя призывам «Баходира», вошел в Интернет, я загрузил в мой профиль некоторые из тех видеороликов, которые нам показывали, я сохранил их в «заметке». Когда «Баходир» организовал в мечете собрания «сообщества», призывал к «джихаду» и показывал различные видеоролики, другие члены «сообщества» принимали также от меня «байъат». Содержание «байъата» заключалось в «неразглашении другим о джихаде, о котором говорилось там, не выдавать наших сотоварищей и поклясться в верности «Баходиру». Я поверив словам этого «Баходира», признав путь к «джихаду» верным, поклялся быть верным ему, наряду с другими «товарищами».

Кроме этого, во время пребывания нас в УИН, «Баходир» сказал мне, что после освобождения, я должен собрать вокруг себя физически сильных людей, что я должен вести физическую подготовку с ними. Он сказал, что он подготовит к «джихаду» ещё несколько заключенных в УИН из Узбекистана и пошлет ко мне, чтобы мы действовали совместно, также он мне сказал, что в первую очередь мы должны убить сотрудников органов, то есть правоохранительных органов, затем завладев военными частями, взять оттуда оружие, и напасть на тюрьмы, оттуда следует вытащить наших товарищей и вместе совершить джихад, для этого мы должны искать и подготавливать людей. После этого я поеду в государство Сирии и объединившись там с товарищами, участвовать в борьбе против неверных и «умереть» в джихадском движении.

Также «Баходир» сказал мне, что в дальнейшем после того как я соберу людей и начну действовать, необходимо взорвать какое-либо место, он научил каким образом можно взрывать. Он говорил, что есть много способов взрывать, например, подсоединить к одной алюминиевой кружке два магнита изнутри и извне и подсоединить к бензобаку автомашины, всунуть вовнутрь тонкую медную проволоку и протянуть наружу и подсоединиться к схеме обычного сотовому телефону затем позвонить оператору сотовой компании и попросить закрыть входящие звонки, после этого, набрать этот номер телефона и после звонка можно взорвать эту машину, таким способом можно взорвать одну маши ну «УАЗ». Он говорил, что он сам таким методом взорвал несколько машин «УАЗ» и «РАФ» в Сирии. Но так как мы были в УИН, он не показывал применяя на практике такой способ. Я тоже еще не испытывал этот способ. Затем «Баходир» до выхода меня из УИН сказал мне, что подготовит еще пару человек к «джихаду» и вышлет мне и записал мой адрес в Пахтакорском районе.

В августе 2014 года во время завершении я срока отбывания наказания, меня передали в службу миграции и 03 сентября взяв билет на самолет, и в ночь на 04 сентября 2014 года меня депортировали в Узбекистан. 04 сентября 2014 года я вернулся в Узбекистан и начал заниматься другими домашними делами. После этого в конце сентября 2014 года я увидел Авакяна А. и снова стал с ним здороваться. Он сказал, что открыл рыболовный водоем на пути из Пахтакорского района в Заравшанский район и занимается разведением рыбы. В последствие я был занят своими личными делами. Мне понравилась девушка из Пахтакорского района по имени Зарина, я собирался жениться на ней, в октябре 2014 года мы запланировали свадьбу и в ноябре провели помолвку.

После этого, примерно начиная с ноября 2014 года я начал спрашивать сначала у А. Авакяна есть ли у него знакомые в отделе внутренних дел Пахтакорского района. Он говорил, что есть пара знакомых. Но не говорило кто именно. Я тоже сильно не интересовался, потому что тогда для получения паспорта я спрашивал о РОВД района. Однако я не говорил Арамаису, что мне нужен знакомый из РОВД именно для получения паспорта. Примерно в феврале 2015 года один парень по имени Руслан из Каракалпакстана сделал фотомонтаж фотографий моей помолвленной девушки Мирзакуловой Зарины и принудил ее встречаться с ним путем шантажа, я подумал о принятии мер в его отношении и спросил у Арамаиса есть ли у него знакомые в СНБ. Он ответил, что есть знакомый, что начальник СНБ Пахтакорского района по имени Марат его друг. Но он сказал, что и без него он может написать заявление. Тогда я не знал, что Арамаис хорошо знаком с сотрудниками органов РОВД и сотрудниками органов СНБ. Поэтому я подумал, что могу получить информацию о сотрудниках органов у Арамаиса для выполнения указаний «Баходира» по осуществлению «джихада» против сотрудников органов. Затем в конце апреля 2015 года когда мы начали работать в кафе «Сабина» взяв его в аренду семьей, Арамаис тоже стал часто приходить в кафе. Он с собой приводил и других своих знакомых. Он часто приходил с парнем по имени Дилшод и обедал там с ним.

Тогда в течение июня-июля месяцев 2015 года я попытался 3 раза призвать Арамаиса Авакяна принять исламскую религию, но он отказался, сказав, что останется в своей вере. Кроме этого, Авакян познакомил меня с Умирзаковым Бектемиром. Он тоже несколько раз приходил в кафе и в долг обедал. Тогда он сказал что умеет хорошо готовить шашлык, и поэтому моя сестра и младшая сестра пригласили его работать в кафе. Потом он несколько месяцев работал в кафе готовя шашлыки. Тогда я его тоже призывал читать намаз и по меньше употреблять спиртные напитки. Кроме этого, когда я сказал Бектемиру, что поедем в Россию для разбоя, грабить богатых людей и что он будет жить в свое удовольствие, то он согласился.

После этого, в середине августа 2015 года я начал планировать выполнение указаний «Баходира». Вначале я запланировал захватить здания СНБ, РОВД и Охранного отделения Пахтакорского района и убить некоторых сотрудников. В первую очередь я собирался убить сотрудников РОВД Пахтакорского района по имени «Уткир» и «Эльёр». Потому что ходили слухи, что они пытают. Я слышал, что именно этот Эльёр посадил в тюрьму Хасана и Хусана, которые до меня вступили на путь к «джихаду». А после выполнения этого дела, я запланировал захватить военный аэродром в Учтепа расположенный в нескольких километрах от Пахтиакорского района, там я запланировал захватить оружие, и освободить «своих товарищей», которые находятся в тюрьме. Кроме этого, для осуществления моих запланированных подрывных действий, мне нужно было много денег. Потому что для того, чтобы сгруппировать вокруг себя преданных мне парней и купить огнестрельное оружие конечно же нужно много денег. А в то время у меня был только нож, которым я мог вооружиться и осуществить свои планы. Поэтому собирался нападать в дома богатых людей и грабить их деньги и копить их.

Итак для осуществления своих планов мне нужно было много денег и как говорил «Бахтиёр», мне нужны были физически сильные, не останавливающиеся ни перед чем парни. В то время когда я думал как собрать вокруг себя таких парней, 23 августа 2015 года в кафе «Сабина» пришли несколько одноклассников Умирзакова Бектемира. В это время я познакомился с парнем по имени «Фарход». Так как он при разговоре много раз использовал выражение «Инша Аллах», я решил поближе познакомиться с ним. После этого я встречался с ним несколько раз. Во время наших разговоров я сказал ему, что собираюсь убить сотрудников РОВД «Элёра» и «Уткира», а также начальника СНБ района «Марата» и рассказал ему как собираюсь осуществить это дело. Он согласился со мной и сказал, что тоже присоединится ко мне.

После этого, спустя несколько дней, в конце августа я познакомился с одноклассником Бектемира по имени Аслиддин. В ходе беседы он сказал мне, была бы хорошая работа, осуществив ее я мог бы жить в России или совершить в России, а жить здесь и сказал, совершить бы какой-нибудь разбой. Тогда я решил воспользоваться им для осуществления своих целей и сказал ему что в Фарише в одном месте есть такое дело, у одного богача есть много денег, половина в долларах США, а половина в сумах, и попробовал предложить совершить это дело. Выслушав мое предложение Аслиддин сказал, я сам все сделаю, только там точно должно быть, сначала пойдите и проверьте, а вдруг там нет, уточните, потом будем работать, после завершения дела я получу половину и уеду в Россию. Мы договорились с ним поделить эти деньги 50 на 50.

Я собирался с этими деньгами осуществить свои «планы». Поэтому я запланировал при помощи этого парня по имени Аслиддин ограбить дом моего дальнего родственника с материнской стороны по имени Турсунбой проживающего в кишлаке Ишма Форишского района. Однако я не говорил своих истинных планов Аслиддину, я только хотел воспользоваться им. Потому что если Аслиддин заберет половину денег и уедет в Россию, если дело может раскрыться, то все ляжет на него, а я взял бы половину денег и смог потратить на осуществление своих целей. Думая об этом я не раскрыл своих истинных намерений, то есть то, что собираюсь потратить деньги на совершение «джихада» против сотрудников органов.

Кроме этого, я также предлагал совершить разбой одному парню по имени Шохрух из Пахтакорского района. Я ему не говорил что и кого именно грабить. Я только хотел узнать согласится он на это или нет и сказал давай устроим разбой где-нибудь. Но он не согласился. Он какое-то время работал официантом в нашем кафе «Сабина», затем уехал в Казахстан работать.

После этого, когда в последних числах августа 2015 года я ходил с «Фарходом» и собирал долги у лиц, которые задолжали мне в кафе, мы увидели «Эльёра» и я сказал «Фарходу» следовать за ним. Причиной того, что я взял с собой Фархада является то, что он таксует на своей машине. «Элёр» был в своей автомашине «Тико». Мы поехали за его машиной. Тогда «Эльёр» остановился около сотрудников РОВД, стоящих около здания СНБ, а мы продолжи свой путь и приехали в кафе. Потом мы подумали что скоро начнется сезон уборки хлопка, что «Эльёра» и «Уткира» привлекут к этому мероприятию, что после сбора хлопка они обязательно будут пить спиртные напитки и я подумал, что именно в это время можно будет напасть на них. Это дело я планировал совершить 5 или 6 сентября. Потому что если в первую очередь мы не убьем этого Эльера и Марата, они могут узнать о наших планах о захвате зданий СНБ и РОВД.

Кроме этого, для осуществления своих планов я спрашивал у Арамаиса сколько сотрудников работает в РОВД Пахтакорского района, сколько людей работает в одну смену. Однако я не успел еще спросит у него сколько людей работает в СНБ района или как расположена внутренняя структура. У меня была такая цель, то есть я хотел узнать у него о сотрудниках СНБ, но не успел, потому что когда 04 сентября 2015 года мы ехали вместе с Авакян Арамаисом, Алимовым Дилшоом, Маматмуродовым Акмалем и Умирзаковым Бектемиром, мы были задержаны. В тот день мы на самом деле ехали в бывший совхоз Самаркандкудук для того, чтобы вывезти железобетонные трубы, вырытые Арамаисом вместе со своими подельниками. У нас не было никаких планов выехать в Сирию. Я собирался уехать в Сирию только после того, как осуществлю свои запланированные подрывные действия в Пахтакоре. В настоящее время я сильно раскаиваюсь в содеянном и прошу простить меня.

Меня призывал к совершению «джихада» только вышеуказанная личность по имени «Баходир» во время отбывания срока наказания в Российской Федерации. Поэтому я следовал его указаниям и после возвращения в Узбекистан, я преследовал цели по совершению «джихада» и по освобождению «товарищей» из тюрьмы и чтобы использовать на этом пути я пытался собрать вокруг себя физически сильных людей. На самом деле не было личности по имени «Темур-Эшонбобо». Я не знаю такого человека. Мне было поручено «Баходиром» во время пребывания меня в России, чтобы после возвращения в Узбекистан совершить «джихад». Однако после возвращения в Узбекистан я не разговаривал с ним.

Я ан самом деле не говорил с Бекмамбетовым Эльмиром или Каюмовым Муродулло о совершении преступлений разбоя, в том числе об убийстве вышеуказанных сотрудников органов. В первоначальных показаниях я дал ложные показания. Потому что в первоначальных показаниях я хотел ввести в заблуждение следствие и попытаться избежать наказания. Теперь я решил рассказать правду. Потому что понял, что все мои совершенные действия были неправильными. Я также понял, что неправильно клеветать на других людей. На самом деле мысль об убийстве сотрудников внутренних дел в начале хлопковой поры исходила от меня самого.

Мои показания о том, что А.Авакян рассказал, что он поругался с одним фермером по имени Бахтиёр из совхоза Пахтакор Пахтакорского района и в результате сильного удара тот человек умер и что его похоронили около водоема Авакяна были ложными. На самом деле А.Авакян мне не говорил о том, что он кого-то убил и закапал. Я сначала подумал, что А. Авакян сдал меня и дал против него показания такого содержания. На самом деле мне не известно, убил ли Арамаис кого-то или нет. Он мне об этом ничего не рассказывал. Но я спрашивал у Арамаиса о сотрудниках СНБ и РОВД в Пахтакорском районе. Я спрашивал кого он там знает, с кем он там в хороших отношениях. Однажды, когда «Эльёр» проезжал мимо нашего кафе на своей машине «Тико», я сказал Арамаису что этот Эльёр достал меня, мне нужно его убить. Он же ничего в ответ не сказал мне. Кроме этого, однажды в августе этого года, когда мы вместе с Арамаисом проезжали мимо маслозавода в Пахтакорском районе на машине Дилшода, я сказал Арамаису что нужно взорвать этот завод. Он не ответил мне. Эти слова также слышал Алимов Дилшод, сидевший на переднем сиденье автомашины. Он удивился, но он также ничсего не ответил. Тогда машину вел Арамаис. После этого я не разговаривал с Арамаисом о взрыве маслозавода.

Во время моего отбывания наказания в исправительном учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации, в наше сообщество были также присоединившиеся люди из Узбекистана. В первую очередь сам «Баходир», призывающий нас к идеям совершения «джихада» был из Узбекистана. Будучи уроженцем Каракалпакстана, этот парень был лидером нашего «сообщества». Мы ему поклялись. Об этом я говорил выше.

Кроме этого, был парень по имени «Отабек», его фамилию я не знаю. Он примерно 1982-83 года рождения из города Коканда Ферганской области. Он сам говорил, что живет в Коканде, но точный адрес не называл. Также он говорил что он «курд» по национальности. Он в 2012 или 2013 году прибыл отбывать наказание в исправительное учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации. Насколько мне известно он был судим по статье 131 (изнасилование), статье 222 (незаконное хранение огнестрельного оружия) УК РФ. Во время пребывания его в УИН он сначала получил религиозное обучение у имама мечети «Жалола» из Дагистана, он слушал его речи пропагандирующие религиозные догматические идеи содержащие в себе экстремистское течение «хижрата» о совершении «джихада» против неверных и на этом пути «умереть «шахидами» и присоединился к нашему «сообществу», он занимался пропагандой идей этого течения окружающим людям. В последствие он установил близкие связи с «Баходиром» и полностью следовал его указаниям. Он занимался видом спорта рукопашного боя. В учреждении иногда я видел как он занимался спортом.

Также в нашем сообществе также был заключенный по имени «Дониёр», который вместе со мной отбывал наказание а УИН. Его фамилию я не знаю. Он примерно 1985-1986 года рождения из Хорезмской области. По национальности узбек. Мне не известно где он точно проживает в Хорезме. «Дониёр» был доставлен в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации в 2013 году для прохождения наказания. Он сначала получал религиозное обучение у имама мечети расположенной в учреждении по имени «Жалол». Он также вначале слушал речи пропагандирующие идеи о «хижрате», совершении «джихада», борьбы против неверных и стать «шахидами» на этом пути и полностью следовал его указаниям, и осуществлял пропагандистскую работу среди заключенных. Он был активистом в «сообществе» созданном «Жамолом». Однако, он не очень то много общался с заключенными узбекской национальности. Он называл себя среди заключенных что он «мексиканец». В 2013 году он вышел из УИН №12. После этого я больше его не видел.

Следующий был парень по имени «Юлдаш», фамилию не знаю. Он живет в России. Его отец их Хорезма, мать из России, она русская по национальности. Он сам говорил, что является гражданином Российской Федерации. Он был по моложе. Примерно 1986-1987 года рождения. Он был доставлен в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации в 2012 году для прохождения наказания. Он был осужден по статье 131 (изнасилование) УК РФ и отбывал наказание в УИН №12. Он постоянно приходил в мечеть для исполнения религиозных обрядов. Между тем он стал в близким отношениях с «Баходиром» и получал у него религиозные учения. Он всегда ходил рядом с «Баходиром». Также присоединившись к «сообществу», он, следуя указаниям «Баходира», занимался пропагандой идей, которые он узнал у «Баходира» о «джихаде», «среди заключенных отбывающих наказание в УИН. Когда я был выпущен из УИН в 2014 году после отбывания наказания и до депорта в Узбекистан, он оставался в этом УИНе. Больше я его не видел.

В УИН вместе со мной отбывал наказание «Элдор» (или «Сардор») и он тоже присоединился к нам. Он примерно 1982 года рождения. Если не ошибаюсь, он из Республики Каракалпакстан. Точный адрес места жительства не знаю. В 2011 году его доставили в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации для прохождения наказания. В 2013 году он был освобожден на свободу. Его религиозные знания были очень сильными. Он был в очень близких отношениях с имамом мечети «Жамолом» из Дагестана. Поэтому он был в «сообществе» «Жамола» и занимался пропагандой «джихада» среди заключенных под его влиянием. Во время пребывания меня в «сообществе» «Жамола», эта личность по имени «Сардор» (или «Элдор») также слушал идеи «Жамола» и поддерживал их, считал его путь верным.

Также был «Азиз», но фамилию не знаю. Он примерно 1984-1985 года рождения. Я видел его в УИН №12 во время отбывания наказания. Я думал, что он из Таджикистана. Потому что он сказал, что он таджик по национальности. Но возможно он из Узбекистана. Я не уточнял. В 2012 году его привезли в учреждение №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации в 2013 году для прохождения наказания. По виду «Азиз» казался не очень смышленым и на одно плечо прогибался и казался инвалидом. Он постоянно приходил в мечеть чтобы читать намаз, а после намаза он читал различные религиозные книги, чтобы улучшить свои религиозные знания. Он также слушал речи имама мечети «Жалола», пропагандирующие идеи о «хижрате», совершении «джихада». Но он не занимался пропагандой этих идей среди заключенных. В сентябре 2013 года его увезли в УИН №15 расположенный в городе Волжский Волгоградской области для прохождения лечения. После этого я его не видел.

Был «Ойбек» из Кашкадарьи. Его фамилию я не знаю. Он 1983 года рождения. Он отбывал наказание в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации, когда я прибыл туда в 2010 году. Он вышел из закрытой тюрьмы называемой «ёшка», которая находилась в этом УИН и был приобщен к общим заключенным. До этого он отбывал наказание отдельно от других заключенных в закрытой тюрьме. Но мне не известно в каком году он попал в УИН. Как мне известно, он был лишен свободы за совершение преступления ограбления. Он был нашим «сотоварищем» получившим первоначальные учения у имама мечети «Жамола», ему известны были понятия «хижрат», «джихад» и «шахид». Он читал намаз в виде свойственном религиозному экстремистскому течению «приверженцы джихада», то есть исполнял направляя обе руки положив ладони спереди груди, а не как в сторону ушей. Он постоянно занимался в спортивном зале учреждения такими видами спорта, как кик боксинг и борьба. Я слышал несколько раз как он говорил окружающим «слава аллаху, я стану шахидом». В частности, он мне тоже так говорил. «Ойбек» однажды вместе с собой привел в мечеть УИН одного заключенного русской национальности по имени «Санек». Когда я спросил у него почему он привел русского в мечеть, он ответил, что призывает его отречься от христианства и принять мусульманство. Поэтому он привел его в мечеть. Вместе с этим, для изучения им чтения намаза он попросил мне дать книгу. Но тот парень пришел в мечеть еще один раз и больше не появлялся. В последствие, когда наши «сотоварищи» спросили его почему тот парень не приходит в мечеть, он ответил, не знаю. По моему «Санек» не пришел в мечеть, потому что он возможно не стал слушать призывы «Ойбека» и не захотел отречься от своей веры. Ближе к 2013 году в конце 2012 года он вышел на свободу. Однако не прошло и одного года, нам стало известно, что он снова совершил преступление грабежа и попал в тюрьму в Самарской области. С ним общались по телефону заключенные, которые сидели с нами в УИН №12 . Я слышал о его заключении в тюрьму снова от заключенных сидевших со мной. Я сам два раза разговаривал по телефону с «Ойбеком». Он говорил, что работает в Самаре.

В нашем сообществе также был парень по имени «Бекзод». 1988 года рождения из Хорезма. Но именно откуда я не знаю. В 2012 году он был доставлен в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации для отбывания наказания. Поэтому я его знаю. Он был осужден по статье 131 (изнасилование) УК РФ и отбывал наказание в УИН №12. «Бекзод» также был нашим сотоварищем. Он получил хорошее учение у «Баходира». Он был в очень близких отношениях в «Баходиром» и в действительности стал его «правой рукой». Они всегда ходили вместе. Он по указанию «Баходира», с целью увеличения рядов нашего сообщества, занимался пропагандой различных религиозных экстремистских догм среди заключенных а также через интернет и вместе с «Баходиром» занимался показом и распространением различных видеороликов с изображением совершения «джихада» против неверных нашими Сирийскими сотоварищами, а также распространением и показом видеокадров о событиях 2005 года в Андижанской области Узбекистана, перестрелки между сотрудниками органов. Он занимался видом спорта борьбой, был в физически сильной форме.

Также был парень из Хорезма по имени «Жавлон». 1989 года рождения. Он из Хорезмской области, но точно откуда не знаю. В 2012 году он был доставлен в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации для отбывания наказания. «Жавлон» также получил первичное религиозное обучение у «Жамола». В последствие он стал близок к «Баходиру» и поверив в его призывам о совершении «джихада», поддерживал его и присоединился к нашему сообществу и слушал речи «Баходира» пропагандирующие «джихад». Занимался видом спорта каратэ.

Также во время моего отбывания наказания в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации, я познакомился с личностью по имени «Нодир» из Хорезмской области, примерно 1986-19888 года рождения, который также подпал под влияние имама по имени «Жамол» из Дагестана, слушав его речи о джихаде и примкнул к сообществу. Его особая примета была родинка под губой. Этот «Нодир» летом 2013 года искали меня вместе с «Рустамом» из Джизака (мы вместе отбывали срок наказания) и я слышал, что они пришли на автостанцию в Пахтакорском районе и спрашивали меня у моего знакомого Келдиева Шерзода, проживающего в Пахтакорском районе спрашивали как я живу, «имею ли авторитет здесь» и ушли. Но тогда я лично их не видел. Я слышал от Келдиева Шерзода о их приходе.

Как я уже сказал выше, «Нодир» участвовал в сообществе «Жамола» из Дагестана. А «Рустам» был в одном сообществе у «Баходира», мне не известно почему он пришел и искал меня. Потому что я сам не видел их. Не разговаривал. Я не видел их с тех пор как вернулся в Узбекистан. Я с ним не встречался. Потому что я потерял связь с ними. Возможно их прислал «Баходир». Это мне не известно.

«Рустам» был из Джизака. Точное место жительства мне не известно. Но по его словам, он был с иранского кишлака в Джизаке. Позже он также слышал речи «Баходира» и видел видеозаписи о совершении «джихаде», о «хижрате». По его словам, до заключения в тюрьму он работал в автосервисе у одного парня по имени «Виталий» или «Сергей» в Волгоградской области РФ. Он также говорил, что работал в автосервисе в Узбекистане и ремонтировал «моторы» и «ходовые». Он говорил, что у него был мастер по имени «Толик». «Рустам» был моложе меня. Если не забыл он 1983 года рождения. Его рост меньше моего, примерно 168-170 см. лицо полноватое. Среднего телосложения, не слишком полный, не слишком худой. Смуглый. У него кишлачный говор «мен-сен». Я не слышал как он говорил на русском языке. Возможно он занет. По моему у него в России есть девушка или жена. Он сам об этом говорил.

Келдиев Шерзод мне не говорил что приходили именно «Рустам» или «Нодир». Он мне сказал, что они были из иранского кишлака, поэтому я подумал, что это был «Рустам». Кроме этого, Келдиев Ш. описал мне их. Поэтому я даю показания, что приходили и искали меня «Рустам» и «Нодир». Потому что кроме них по моему никто не может быть. По словам Келдиева Ш. они оба меня знают.

Я сам если увижу вышеуказанные личности, то узнаю. Потому что они все были заключенные, которые отбывали вместе со мной наказание в учреждении №12 города Волжский Волгоградской области Российской Федерации. Если я их увижу, то обязательно узнаю. Я дал показания по собственной воле, без какого-либо физического или морального принуждения со стороны сотрудников правоохранительных органов, и со стороны следователя на меня не было оказано давление. В настоящее время я полностью осознал свои содеянные незаконные действия, в нарушение законов Республики Узбекистан и признаю свою вину полностью и прошу простить меня.

Первым вопрос задает мужчина: - И что было дальше?

Фарход: - Он (о ком речь, неясно) сказал (говорит тихо, неразборчиво), что надо заново пересмотреть… в общем… надо сходить, узнать… достало уже это всё… устал…

Женский голос: - Вы себя защищайте, какое до них дело, они сами себя защитят… Ты на самом деле заявление им написал или нет?

Фарход: - Кому?

Женский голос: - Ну, им… Писал? Не писал? Они же указали…

Мужской голос: - Говорят, вы же заявление написали?

Фарход: – Нет, не писал, расписался только, чистый лист дали… Мы, когда первый раз туда попали (видимо, речь идет об Особом отделе), первым попал Бекзод (Умирзоков – AsiaTerra), потом я, меня начали расспрашивать про Азамата (обвиняемый в недонесении – AsiaTerra), про Тимура (Бектемир Маматмуродов – AsiaTerra) – мол, кем являются твои друзья…если они (Азамат, Тимур…) говорили одно, эти (те, кто расспрашивали) твердят другое… ну, эти – Эльёр и (неразб.)… я сам не понял, если честно…

Женский голос: - Ты на одном совершенно чистом листе расписался? Или на двух?

Фарход: - Да, на одном, может, два было, но не более… уже и не помню – давно это было…

Женский голос: - Но ничего не писал сам?

Фарход: - Нет, ничего не писал…

Женщина с мужчиной, перебивая друг друга, что-то пытаются выяснить (невнятно), переговариваются – кто-то чего-то писал…

Женщина, обращаясь к Фарходу: - Ты уже, в принципе, готов ко всему?

Фарход: - У меня уже два дня, как голова кругом (мол, голова не соображает)… даже если приезжаю сюда – без конца названивают… (далее часть беседы почти непонятна, почти шепотом, похоже, речь идет об Особом отделе).

Мужской голос: - …где это?

Фарход: - …в смысле, меня? В Особом отделе держали…до позднего вечера – часов в 10 - 11 только выпустили…

Далее в разговор вклиниваются посторонние, здороваются и т.д.

Мужской голос: - Бог ты мой…

***

Родственники обвиняемых беседуют с Шохрухом.

Шохрух (говоря о своей беседе со следователями): - Сказал – чтобы подзаработать (Шохрух выезжал на заработки в Казахстан – AsiaTerra). Когда приехал, мол. Сказал – месяц и 3 дня прошло… говорят, почему, уже больше месяца прошло, а ты ничем не занимаешься, не учишься? Ответил: не позволяет материальное положение…

Мужской голос: - А задавали вопросы – «Арамаиса знаешь»?

Шохрух: - Ответил: «Да, знаю». Про Фурката-ака я рассказал потом. Помогал, говорю, когда нужна помощь… изредка встречались… (неразборчиво). Но я не просиживал с ним долгие часы за общим дастарханом (неразборчиво).

Мужской голос: - Но он (Фуркат) никаких тебе предложений не делал, так ведь?

Шохрух: - Фуркат-ака, что ли? (часть ответа неразборчива, затем ответ типа - неет…)

Мужской голос: - Однако такое написал… надо, дескать, взорвать (чего-то), написал – от имени моего брата …надо, пишет, хокимият, СНБ насильственно захватить…

Шохрух: - ….(неразборчиво) Только не говорите….когда будете говорить (с кем-то), что Шохрух отказался (от каких-то утверждений). ВСЕ СОБРАВШИЕСЯ СМЕЮТСЯ.

Мужской голос: - Остальные наши свидетели тоже в шоке, у Фархода вообще рот не закрывается – остолбенел, когда прочитал… Я, говорит, не писал никакого заявления! От его имени написали заявление! Его же заставили расписаться на чистой бумаге, подпись есть. А тебя не заставляли ставить свою подпись – типа, будешь свидетелем?

Шохрух: - Поставил, что состоялась такая-то беседа, а в противном случае меня бы просто не выпустили… приехал домой, сказал, что мне на поле надо, а то там все подумают, что меня арестовали…

Мужской голос: - А сколько тебя на допросе продержали?

Шохрух: - Часа 2-3, не меньше…как раз в тот момент, должно быть, Фуркат-ака начал собирать деньги (в кафе – долги с посетителей). Я из-за этих денег и приехал… Не подумайте, что… (неразборчиво)

Мужской голос: - Если (неразборчиво) Фарход (или Фуркат)……, то…? (неразборчиво)

Шохрух: - Какой…? (неразборчиво, очень тихо говорит): я пока ничего не могу сказать…

Мужской голос: - Его сегодня тоже, оказывается, вызвали…не знаю, чего хотят… поговорили тут...

Шохрух: - С кем?

Мужской голос: - С мамой…

Шохрух: - Что-то я не понял…

Мужской голос: - В общем, ей сказали… кто-то передал им (возможно, следователям), о чем с вами говорил Фуркат…Вызвали его поэтому…

Женский голос: - Наверное, испугались, что обман вылезет наружу (раскроется).

Мужской голос: - К слову заметить, (в тот раз) он (тот, кто был в Джизаке на допросе, когда Шохруха туда возили) остался после тебя? Или [его] отпустили тоже?

Шохрух: - Вместе приехали…

Мужской голос: - Может, его раньше туда привезли?

Шохрух: - Он же внутри в отделе сидел…

Мужской голос: - Его тоже 2-3 часа держали, да? Чувствуется – били: он говорит, что (при виде) начинает его колотить, дрожь сразу… судья его когда спросил: «Кого ты боишься – Фурката, что ли?» Он ответил: «Нет». Сразу в себя пришел (смеются)… Перед тем, как выступать на суде, заставляют же принять присягу – говорить честно, не лжесвидетельствовать, вот тогда он здорово испугался: говорит, трясет меня, сейчас упаду…

Шохрух: - Нехорошо… вот я зашел (туда-то), говорил всю правду… (неразборчиво)

Мужской голос: - А этот……. (неразборчиво) написал такое, думал, наверно, что вся документация у них – разберутся…….(неразборчиво).

Размышления по поводу подстрекательской и клеветнической статьи под заголовком «В Узбекистане начался суд по делу армянина-христианина, подозреваемого в связях с «ИГИЛ», опубликованной на сайте www.ozodlik, 7 января 2016 года.

В Пахтакорском районе после выхода настоящей статьи состоялось собрание с участием соответствующих организаций, участники которой выразили своё возмущение по поводу клеветнических и неоправданных заявлений корреспондента радио «Свобода» Улугбека Хайдарова, хорошо известного в Джизакской области как весьма сомнительная личность, со своими далеко не идеальными и подстрекательскими амбициями.

По словам, якобы присутствовавшего в зале суда источника «Озодлик», судья Аскар Мамарахимов зачитал обвинительное заключение, согласно которому в отношении 33-летнего Арамаиса Авакяна и четверых его сообщников были выдвинуты обвинения по статье 159 («Посягательство на конституционный строй») и части 2 статьи 244 («Создание, руководство, участие в религиозно-экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещённых организациях») УК Республики Узбекистан. Кроме того, Авакяну предъявлено обвинение по статье 169 («Кража») УК Республики Узбекистан. В частности, он обвиняется в хищении труб с последующей их продажей местным фермерам. Также упоминается эпизод драки с участием Арамаиса Авакяна в 2006 году. После этого судья объявил перерыв на заседании до понедельника, - сообщает источник «Озодлик».

В своей статье Улугбек Хайдаров стремится полностью оправдать неправомерные деяния подсудимого Авакяна и его сообщников и тем самым ещё раз доказал свою ангажированность и продажность.

Говорю всё это, потому что Улугбек Хайдаров, будучи уроженцем Ферганской долины, в своё время работал в Джизаке, где из-за своей безграмотности и цинизма пользовался в народе дурной репутацией, а сегодня этот борющийся за справедливость «правозащитник» окопался далеко от Родины - в Канаде, откуда продолжает «бросать камни» в родную страну. Статья Улугбека Хайдарова в защиту сторонника «ИГИЛ» Арамаиса Авакяна - очередное яркое тому доказательство.

Как пишет Улугбек Хайдаров, «всё началось с создания Арамаисом Авакяном рыбоводческого фермерского хозяйства на территории Пахтакорского района. Он якобы арендовал два искусственных пруда, куда опустил огромное количество мальков рыбы. По словам автора статьи, вскоре содержимое двух водоёмов Арамаиса Авакяна составляли порядка 70-80 тонн рыбы. Когда дела армянского фермера пошли в гору, возник конфликт между преуспевающим бизнесменом и хокимом (главой администрации) района.

- Мне рассказали о том, что когда настало время вынимать из прудов богатый улов, полностью готовый к реализации, - пишет Улугбек Хайдаров, - хоким Пахтакорского района Собир Каршибоев (кстати, автор статьи настолько некомпетентен, что не знает даже настоящего имени хокима, называя его «Собиром», хотя на самом деле его зовут Гафуром).

И по поводу «богатого улова в 70-80 тонн» У.Хайдаров очень сильно перегнул палку: у него был всего один водоём, в котором от силы было порядка 700-800 килограммов! Не больше! И как не совестно корреспонденту радио «Свобода» за такие «художества» и нелепости!

В этой связи, думается, следует более детально остановиться на деятельности рыбоводческого фермерского хозяйства «Дала ховуз баликлари», которым руководил Арамаис Авакян, а точнее на достоверных фактах и цифрах. Фермерское хозяйство было создано согласно решению хокима Пахтакорского района за №755 от 17 декабря 2010 года. Целый гектар пустующей земли под искусственный пруд был выделен не А.Авакяну, а гражданину Дониёру Рузикулову. Спустя 2,5 года, а точнее в июне 2013 года, ввиду болезни Дониёра Рузикулова, он был освобождён от должности руководителя ф/х «Дала ховуз баликлари» и председательство было переоформлено на Арамаиса Авакяна. Через месяц стороны провели приём-передачу и подписали соответствующие документы. Именно тогда с А.Авакяном начали работать будущие его сообщники – молодые люди по имени Фуркат, Акмаль и Темур.

А теперь остановимся на пресловутых 70-80 тоннах рыбы, о которых громогласно заявил автор статьи. По информации начальника Пахтакорского районного отдела статистики Х.Хужанапасова, согласно предоставленным отчётам фермерское хозяйство «Дала ховуз баликлари» в 2013 году произвело 1,5 тонны рыбы, а в 2014-ом - всего 1,4 тонны продукции. В течение 9 месяцев 2015 года данное фермерское хозяйство в райстатотдел никакой отчётности не представило.

А сведения, полученные в районном отделе налоговой инспекции, ещё более удручающие: Имея расчётный счёт в Пахтакорском районном отделении «Микрокредитбанка», ФХ «Дала ховуз баликлари», руководимое Арамаисом Авакяном, грубо нарушив действующее законодательство, в течение 2013 и 2014 годов не удосужилось создать фонд оплаты труда сотрудников. Таким образом, у ФХ имеется задолженность по налоговым и другим обязательным платежам в размере 3 млн 102 тыс. сумов. ФХ не погасило и пенсионные отчисления.

Все эти факты свидетельствуют о том, что Арамаис Авакян злостно игнорировал действующие законы Республики Узбекистан.

Разумеется, все приведённые факты журналист Улугбек Хайдаров постарался обойти стороной. Да и откуда знать ему о настоящем положении дел в ФХ «Дала ховуз баликлари», если он, считающий себя поборником правды и справедливости, находится за многие тысячи километров от Узбекистана и получает по мобильной связи всякие небылицы и слухи, а затем сбивает с толку своими провокационными статьями.

«Через два года рыбы достигли огромных размеров, из-за чего между хокимом, горящим желанием отобрать прибыльный бизнес у бедного фермера-армянина и передать своим родственникам, возникает серьёзный конфликт» - заявляет «канадско-узбекский» журналюга. Во всех бедах Авакяна, по его словам, виноват только хоким района. Читая эту небылицу, складывается впечатление, будто у главы администрации района нет больше никаких забот, кроме как выслеживать деятельность фермера-рыболова!

Автор статьи приводит слова неких очевидцев, которые якобы были свидетелями конфликта в кабинете хокима Г.Каршибоева, во время которого последний кричал на Авакяна и угрожал «Я загноблю тебя в тюрьме!».

«На самом деле Арамаиса Авакяна я впервые увидел в лицо лишь на сайте в интернете, на котором опубликовал свою лживую статью У.Хайдаров» - говорит глава администрации Пахтакорского района Г.Каршибоев и подчёркивает: всё о чём пишет автор статьи - ложь и клевета.

Как показала проверка, у фермерского хозяйства «Дала ховуз баликлари» не было необходимых условий и возможностей для успешного развития деятельности. Вместе с тем и решение о создании данного ФХ прежним хокимом района было принято с нарушением ряда требований законодательства. Как оказалось, данное решение не было утверждено специальной комиссией при хокимияте (администрации) области. Одним словом, фермерское хозяйство «Дала ховуз баликлари» изначально осуществляло свою деятельность незаконно. Данный факт нашёл своё подтверждение и в протесте районной прокуратуры за № 11-2015 от 17 августа 2015 года. Согласно данному документу были аннулированы все предыдущие решения бывшего хокима района, касающиеся ФХ «Дала ховуз баликлари».

В заключение хочется сказать и о супруге осужденного Арамиса Авакяна - Ширин Турсуновой, которая как оказалось предоставляла своему далёкому «канадскому» защитнику-журналюге заведомо ложную информацию. Эту «блестящую» наживку Улугбек Хайдаров с особым удовольствием проглотил, но она как оказалось липовая…

(видео – здесь, смотреть с 16-й минуты):

Ведущий передачи Ярослав Красиенко: В самой неприятной истории оказались госслужащие Павлодарской области. Изнасилование, резиденция высокопоставленного чиновника, сын акима, шантаж, вымогательство в особо крупном размере – ключевые слова этой истории уже сами по себе говорят о том, что это скандал, и скандал беспрецедентный.

Даурен-насильник, кадр из программы канала КТК

Даурен-насильник, кадр из программы канала КТК

Слухов и домыслов вокруг большого переполоха в маленьком Павлодаре предостаточно. Об этом судачат на кухнях и в офисах, в интернете и в курилках, и всё с приставкой «якобы». Якобы в резиденции Каната Бозумбаева, акима Павлодарской области, изнасиловали девушку, якобы к преступлению причастен его сын, якобы местный журналист акима этой информацией шантажировал и за это оказался в СИЗО. Моей коллеге из программы «Главная редакция» Анне Яломенко надоели все эти пересуды, и она решила разобраться во всем на месте. Ей первой удалось поговорить почти со всеми фигурантами этой, без сомнения, темной и запутанной истории.

Анна Яломенко: По этой павлодарской истории смело можно писать детективный роман. Здесь встретились и высокопоставленный чиновник, и его сын, а еще таинственная девушка, шантаж и много денег. Но главный вопрос, на который в конце так ждут ответа – кто же в этой истории главный злодей?

Анна Яломенко: Место действия – Павлодар, действующие лица – девушка Анфиса и два друга, оба Даурена, только один - обычный павлодарский парень, другой – сын акима области. Очередные дружеские посиделки как-то затянулись до утра, а уже через несколько дней по городу поползли слухи.

Даурен-насильник, кадры из программы канала КТК

Даурен-насильник, кадры из программы канала КТК

Тамара Абубакарова, корреспондент газеты «Версия»: У нас есть колонка – «Инсайдерская информация», и там было несколько слухов о том, что произошло в этой резиденции.

Анна Яломенко: О том, что же произошло в резиденции акима, никто толком не знал, но история стала обрастать подробностями: сын акима области с другом якобы изнасиловал девушку прямо в загородном доме чиновника. В прокуратуре факт насилия подтвердили, но отвергли причастность к этому Бозумбаева-младшего, его статус в уголовном деле – свидетель.

И вот, спустя полгода, та самая девушка согласилась на эксклюзивное интервью, правда, лицо попросила закрыть – не тот случай, когда хочется славы. На встречу она пришла в сопровождении двух охранников и сестры. И кажется в хорошем настроении.

Даурен-насильник и Анна Яломенко, кадр из программы канала КТК

Даурен-насильник и Анна Яломенко, кадр из программы канала КТК

Анфиса Хафизуллина: «Всё замечательно. Всё хорошо».

Анна Яломенко: Бывшая бармен и ресторанный администратор 20-летняя Анфиса Хафизуллина рассказала как познакомилась с Дауреном, который простой парень, и как через неделю согласилась встретиться. Анфиса была не одна, с подругой, а ее ухажер с другом. Тем самым, сыном акима.

Анфиса Хафизуллина: Мы вообще хотели где-то остановиться, и либо покататься по городу. В дальнейшем поехали за город.

Анфиса Хафизуллина (отвечая на неразборчивый вопрос): Да.

Даурен (насильник): «Потом Анфиса предложила попить пива».

Анна Яломенко: «Вот он, герой-любовник и приятель известного человека. Даурен-простой рассказал, как угостил девушек пивом, и как после решили продолжить общение в уютном месте – дома у высокопоставленного друга. Хозяин апартаментов, Бозумбаев-младший, в вечеринке якобы не участвовал, и ушел спать. Гости развлекались сами.

Даурен-насильник, кадр из программы канала КТК

Даурен-насильник, кадр из программы канала КТК

Даурен (насильник): Она водку допила, у нас с ней еще раз, второй раз секс был, второй раз у нас с ней был секс, потом она, я говорю: «Чё, поехали домой уже, уже время - шесть утра было или сколько», я говорю «Спать надо уже», и она давай там орать чё-то, я так и не понял, чё она от меня хотела».

Анна Яломенко: Уже на следующий день Даурена-простого вызвали в полицию по заявлению девушки, с которой накануне он провел страстную ночь. Анфиса обвинила его в изнасиловании, но парень настаивает – всё было по любви.

Анфиса Хафизуллина: «Он взял меня силой. То есть, принудил».

Анна Яломенко: В итоге парочка всё-таки пришла к мировому соглашению, и дело закрыли за примирением сторон.

Даурен (насильник): «Она мне сказала – заплати мне 5 тысяч долларов за моральный ущерб. И всё мы забудем. Я ей отдал 5 тысяч долларов».

Анна Яломенко: «И, казалось бы, в истории наступит хэппи-энд, Анфиса вернется в Россию, где живет ее муж, и шум, наконец, утихнет, но оказалось, что все только начинается.

Анфиса Хафизуллина: «Ко мне начал звонить сотрудник, до этого с которым я была знакома по делу, он приехал ко мне с Сулейменовым, и они начали говорить мне то, что происходит очень страшное, начали говорить, что про меня что попало говорят, и что нужно наказать этих людей и с них можно еще и поиметь деньги».

Анна Яломенко: «И вот тот самый неожиданный поворот, девушка рассказала, как некий бизнесмен вместе с полицейским уговаривали Анфису снова вспомнить историю об изнасиловании, но только теперь в интимный эпизод нужно было добавить еще одного злодея – сына акима Каната Бозумбаева».

Анфиса Хафизуллина: «Чтобы на видео мы говорили, что насиловал не друг Даурена, а сам Даурен – сын акима области». «Видео снимали Голышкин и Сулейменов».

Анна Яломенко: «Вы их лично видели?»

Анфиса Хафизуллина: «Да. То есть, они сидели перед нами и снимали видео».

Анна Яломенко: «Интервью записали, и как будто о нем забыли, а потом случилось неожиданное: всех участников видеосъемки арестовали, в том числе павлодарского журналиста, главного редактора газеты «Версии» Ярослава Голышкина. Их подозревают в причастности к вымогательству полумиллиона долларов».

Тамара Абубакарова, корреспондент «Версии»: «Сообщили о том, что кто-то шантажировал, то есть, вымогал деньги с акима нашей области Каната Бозумбаева, предлагая ему выкупить видео, где вот именно эта девушка и все такое. В общем, Ярослава вызвали на допрос».

Анна Яломенко: «Сам аким области Канат Бозумбаев комментариев не дает, и просит журналистов набраться терпения».

Канат Бозумбаев: «Пока следствие не закончилось, я комментировать последние события до вынесения вердикта не имею возможности».

Анна Яломенко: «Новость об аресте журналиста Голышкина его коллег шокировала, они уверены: произошло недоразумение, ведь Ярослав наличие «видеобомбы» от сотрудников газеты не скрывал и рассказывал, что девушка дала интервью добровольно».

Тамара Абубакарова: «Никто из нас его не видел, это видео, к сожалению, мы не можем точно сказать, что там на этом видео есть, но как бы нет, он не скрывал, он сказал, что будет этим заниматься, и мы знали, что он собирается свое расследование провести».

Анна Яломенко: «Теперь же расследование проводят в отношении самого Голышкина. Отец Ярослава сейчас пытается доказать, что сын к шантажу не имеет никакого отношения. Еще позже задержали нового героя этого романа – бывшего районного замакима Аскара Бахралинова. Анонимные источники сообщают: он тоже замешан в истории с вымогательством».

Светлана Ковлягина, адвокат А.Бахралинова: «Я могу только предполагать, что содержание Бахралинова под стражей необходимо именно для того чтобы каким-то образом может быть подтянуть его к какому-то другому делу».

Анна Яломенко: «Главная героиня этого детектива – Анфиса Хафизуллина по делу о вымогательстве проходит как свидетель, живет на конспиративной квартире под охраной и признается, что за это время даже поправилась на 10 килограммов. Жизнь наладилась, пришлось обновлять гардероб. Но услышать от нее хотят не то, что она ест на завтрак, а был ли мальчик.

Анфиса Хафизуллина: «Сын акима меня не насиловал, это во-первых, к нему претензий никаких не имею…». (Повтор: «Сын акима меня не насиловал, это во-первых, к нему претензий никаких не имею…».)

Анна Яломенко: А вам давали какие-то деньги?

Анфиса Хафизуллина (обращаясь к человеку в форме за кадром): Отвечать?

Мужской голос: Нет, ну это как бы тайна судебного следствия…

Анна Яломенко: Когда тайну о вымогательстве узнают в суде, неизвестно. Не исключено, что компания подозреваемых по громкому делу вскоре станет еще больше.

(Анна Яломенко, Ернат Бердыбаев, Мурат Ермагамбетов, специально для «Портрета недели».)

В заявлении председателя ЦИК Мирза-Улугбека Абдусаломова утверждается, что день выборов определен «в соответствии со статьей 117 Конституции Узбекистана, статьей 2 Конституционного Закона Республики Узбекистан «Об очередных выборах в представительные органы государственной власти и Президента Республики Узбекистан» и статьей 8 Закона Республики Узбекистан «О выборах Президента Республики Узбекистан».

Однако в действительности в двух из трех перечисленных законодательных актах говорится совсем о другом.

В 117-й статье Конституции (именно в ней содержится фраза, породившая лишний президентский год) сказано, что выборы президента Узбекистана проводятся «в первое воскресенье третьей декады ДЕКАБРЯ» года истечения конституционного срока его полномочий. НЕ МАРТА! Так что ссылка на эту статью лжива по определению.

А вот о чем говорится в упомянутой Абдусаломовым статье 8 закона «О выборах президента Республики Узбекистан»: «Начало избирательной кампании по выборам Президента Республики Узбекистан объявляется Центральной избирательной комиссией в средствах массовой информации не позднее, чем за три месяца до истечения срока полномочий Президента Республики Узбекистан».

Завершившийся, третий президентский срок Ислама Каримова, официально, как известно, был семилетним. В должность президента он вступил 16 января 2008 года, и в соответствии с 90-й статьей Конституции Узбекистана его должностные полномочия должны были завершиться в этот же день семью годами позже – 16 января 2015 года.

Таким образом, Центризбирком должен был объявить о начале избирательной кампании не позднее 16 октября 2014 года. Именно таков смысл восьмой статьи закона «О выборах президента Республики Узбекистан», на которую сослался М.Абдусаломов, очевидно, предполагая, что никто в неё не заглянет.

Однако о начале избирательной кампании было объявлено 29 декабря 2014 года, то есть закон «О выборах президента Республики Узбекистан» был наглым образом проигнорирован.

Председатель ЦИК не солгал только при ссылке на конституционный закон «Об очередных выборах в представительные органы государственной власти и Президента Республики Узбекистан», поскольку именно этот закон перенес выборы на март 2015-го года. Однако от народа он почему-то скрыт, обнаружить его в интернете не удалось.

Текст записи «интервью» со старшей сестрой девушки, изнасилованной в резиденции акима Павлодарской области Казахстана Каната Бозумбаева. С ней беседовал редактор павлодарского сайта Pavon.kz Евгений Шультайс.

- Кем вы приходитесь девочке, о которой мы разговаривали?

- Сестрой.

- Сестрой кому вы приходитесь?

- Не той, которой мама ходит и пишет в газетах, а второй девочке.

- Что с ней произошло в феврале?

- Она была изнасилована, было уголовное дело поэтому возбуждено, но потом я уже дальше сама не знаю… Я думала, что всё, это дело закрыли. Потому что нам сказали, что всё, дело закрыли, и она мне сказала, что уехала в Астану с подружкой, что они будут в Астане. Я до последнего думала, что они находятся в Астане. Потом она мне позвонила и сказала: «Срочно приедь». (Склейка кадров.) Нас позвали, сказали, что нужно поговорить. Мы поехали в КНБ, там мне все объяснили, и я согласилась, что их возьмут под защиту, когда мне всё объяснили.

- Как ваша сестра вообще попала туда? Она рассказывала? Именно в резиденцию? Она знакома была с этими парнями, или подвезли ее, то есть, я не знаю?

- Как она мне сказала, что их познакомила подруга, что они там общались по WhatsApp. (Склейка кадров.)

- Что было там, в резиденции?

- Я не знаю, где это находилось - в резиденции или не в резиденции. Просто мне сказали, она мне утром позвонила и сказала, что ее изнасиловали, и она вызвала сотрудников полиции.

- Она подробности изнасилования вам рассказывала?

- Нет.

- Вы знаете, кто совершил изнасилование?

- Нет, потому что на все допросы, на все эти она ездила, ее опрашивали сотрудники без меня, потому что она совершеннолетняя, в августе ей будет 21 год.

- То есть, вы можете сказать однозначно, принимал ли участие… ну вот говорят сейчас, где-то пишут, где-то говорят, - сын акима области?

- Нет… Я не знаю, я просто не знаю.

- Она этого ничего не рассказывала?

- Нет.

- Так, а вот тот парень, который совершил это, он как-то признался? Какие-то подробности…

- Подробности не знаю, просто знаю, что она устала от всего этого и она пошла на примирение, и всё, потому что она устала от постоянных вызовов в ДВД, она плохо спала, и она сказала: «Всё, я больше не могу, я не выдержу больше».

- Сейчас она где находится?

- Сейчас я с ней вижусь регулярно, она находится под защитой в КНБ… В принципе, не скажу, что ее очень хорошо знаю, я вижу, что у нее сейчас все нормально, что никакого давления на нее не поднимается, как написала Кулиева в газете «Версия», что их там держат, что им там плохо, что это.. Нет, я ее видела, вот буквально позавчера я ее видела…. Если бы там было действительно сильно плохо, они бы, например, то не поправились бы на 10 килограммов, они там сидели, шутили, что поправились. Она говорит: «Я начала заниматься спортом» - ну, зарядка, всё такое, я спросила: «Что-нибудь нужно?», она сказала, что всем полностью обеспечивают.

- Вы встречаетесь?

- В КНБ.

- А она находится непосредственно где? Ну, то есть, когда не с вами встречается?

- Я не знаю даже.

- А в каких условиях она проживает сейчас?

- Они живут на квартире, она мне сказала, что у них там абсолютно все есть. Я даже ее немножко поругала, потому что она говорит: «Я просыпаюсь в 2 часа дня, в 3 часа дня», что просыпается в два-три часа дня. У них полная свобода там, они, что хотят, готовят, что хотят - телевизор там, пожалуйста, до утра.

- Есть ли у них там интернет?

- Нет. Это я точно знаю, потому что я с ней не общаюсь.

- А вообще она кто по роду деятельности? То есть, она студентка, работает?

- Нет, она жила в России. Она жила в России у родственников, приехала ко мне только в январе. Она думала здесь побыть немножко и потом опять поехать туда. Она хотела получить гражданство России. Она родилась там, но уехали. Там у нее родственники все остались. Отец, дедушка, тетя.

- А она сейчас в КНБ в качестве кого?

- Ну, как мне объяснили, что они свидетели.

- Свидетели по какому делу?

- Я не знаю, какое дело… Ну как – я этого не могу сказать, потому что я подписала, что не буду разглашать.

- Скажите, на вас лично хоть какое-либо давление оказывается? Может быть, со стороны каких-то сторонних сил, а может, со стороны органов?

- Нет, единственное давление, которое есть – это от журналистов, которые беспокоят, звонят по 12 часов. Я уже не беру телефон, звонят весь день.

- Я вот так понимаю: ваша сестра – она с подругой, и вот та женщина…

- Мама этой подруги.

- А вы с ней как-то общаетесь?

- Да, мы как-то общались, мы вместе ездили, чтобы увидеться – она с дочкой, я с сестренкой, также ездила и сестра. Ну, вторая дочка, получается, ездила увидеться с ней. Но в последнее время мы с ней не общаемся, потому что она позвонила мне и сказала, что собрала пресс-конференцию, чтобы я подъехала и что она хочет… «Пусть народ решает, я хочу всё рассказать прессе» – она мне так сказала. Хотя то, что она рассказывает – это вообще всё неправда. Она спокойно виделась, она пишет, что не знала, где находится ее дочка, что она думала, что она в Астане. А мне сестра ее сказала, с которой мы виделись, ездили вместе, что она знала – я не знала, что они находятся в Павлодаре, а она знала и ездила к ним на квартиру каждый день. Ну как, она матери разве не сказала, что она их видела? По-любому она сказала, что они общаются.

- А ее сестра где-то здесь, в Павлодаре живет?

- Да, она живет в Павлодаре.

- А мама откуда-то приехала…

- Да, она приехала.

- Понятно. Вот смотрите… Вы прессу читаете вообще?

- Да. В последнее время приходится.

- Что вы знаете по делу о вымогательстве у акима области?

- То, что пишут только в прессе, и всё.

- А что-нибудь можете сказать о Нуржане, ваша сестра что-нибудь говорила?

- Нет. Я так, мельком имя это слышала. И всё.

- То есть, по вымогательству только…

- То, что пишут.

- С ней вы никак не обсуждали?

- Нет. Это мы не обсуждали.

- То, что вы сейчас рассказываете на камеру, вы рассказываете добровольно?

- Да. Это все я говорю добровольно, и я надеюсь, что после этого остальные журналисты оставят меня в покое и не будут мне звонить без конца и днем, и ночью.

- На сегодняшний день чего вы лично хотите, чего бы вам хотелось? Помимо того, чтобы журналисты отстали?

- Чтобы не мешали следствию. Чтобы мать Кулиевой не мешала следствию.

- А в отношении своей сестры вас устраивает это примирение?

- Да, устраивает. Зачем этой ей надо. Она молодая девчонка, может, она останется жить здесь, в Павлодаре. Зачем ей это надо, чтобы потом по всему городу слухи шли, чтобы она потом не могла даже выйти на улицу. О таких вещах стараются не разглашать, а напротив, сохранить в тайне, чтобы никто не знал. Это не очень большой город. По идее, и страна-то не очень большая. Мать Кулиевой уже позвонила моим родственникам, и мы хотя ничего им не говорили, она уже все рассказала им. Они не знали, вообще ничего не знали, я никого не ставила в известность, никому ничего не говорила.

- Понятно. Ну, в принципе мне все понятно, спасибо.

- Не за что.

(Монтаж, новый кадр, женщина начинает говорить без вопроса).

- «Версия» - это вообще отдельный случай, они звонят мне, и с таким этим, у меня муж прослушал… (Склейка кадров.) Я не разрешала им писать. Они называют мою сестренку сироткой, какая она сиротка, у нее есть родственники, у нее отец, по крайней мере, есть, есть тети и дяди, есть я, в конце концов.

- Отец живет в России?

- Он живет в России, да.

- А вы чем занимаетесь?

- Я работала в магазине, сейчас я дома. Потому что я думала, что сейчас они ко мне придут на работу, потому что мать Кулиевой знает, где я работаю, и туда журналисты мне не нужны, чтобы ко мне на работу приходили. Из-за этого я ушла с работы. Сейчас она говорит, что их там незаконно удерживают в КНБ. Я не думаю, что это все незаконно. Я сама попросила их, чтобы они их защитили, потому что она сказала, что она боится. Сказала: «Я хочу, чтобы меня защищали», я сказала: «Ладно, хорошо».

- А вторая девушка, которая вот дочь вот Кулиевой…

- Дочь Кулиевой – ей недавно исполнилось 18 лет. Как мать может отпустить несовершеннолетнего ребенка в Астану работать? Я вот это не понимаю. Они просто вместе были подружки, и всё.

- Мне интересно – мать рвется к ребенку сейчас…

- Но она с ней виделась, она с ней виделась часто.

- А вот вы в последний раз когда – позавчера виделись?

- Да.

- Вы уже встречались без мамы?

- Я просто со своей сестренкой одной встречалась.

- Она как - встречается Кулиева со своей дочкой?

- Ну, она, по крайней мере, встречалась. Когда мы созванивались с ней раньше. Я говорю «поедем», а куда поедем... Даже когда ее не было, я приезжала к ним.

- Откуда она?

- С Восточно-Казахстанской области. […]

- Даже когда она не приезжала, я ездила одна с ними встречаться, они приезжали вместе – моя сестренка и ее подружка, мы у нее сидели также втроем, мы могли пойти в столовую там внутри, мы сидели, пили чай, с ними общались. Я бы не сказала, что они там болеют, что им там нехорошо, что им там неудобно.

- Как часто вы видите сестру?

- Я вот в принципе, когда у меня было свободное время, раз-два в неделю.

- Это строго по графику?

- Нет, я могу в любое время позвонить, сказать, что я хочу увидеться, я приезжаю и вижусь с ней, всё. Графика нету, в любое время. И время общения тоже неограниченно, я могу хоть весь день с ней просидеть, общаться.

- А сейчас вы как-то поддерживаете связь с мамой, Кулиевой?

- Нет, я с ней не общаюсь. Она только пишет мне через дочерей сообщения, звонит мне, но я трубку не беру, я не хочу общаться. […] (Говоря о своей сестре) Я до последнего думала, что они находятся в Астане.

Текстовая запись пресс-конференции, которую провели 15 июня провели в Алма-Ате Жулдыз Кулиева (мать арестованной Эльмиры Кулиевой) и адвокат Дмитрий Куряченко (защитник главного редактора газеты «Версия» Ярослава Голышкина) при поддержке Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз». Ее модератором выступила президент этой организации Тамара Калеева.

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Тамара Калеева: Газета «Версия» - это независимая, одна из старейших газет Павлодара. …Ярослав Голышкин …он всегда отличался вот этой профессиональной дерзостью, хорошей профессиональной дерзостью, он не боялся влезать в серьезные темы, он действительно много критических материалов публиковал, публиковал много журналистских расследований. И вот, к великому сожалению, очередная его акция по сбору материалов и по публикации журналистского расследования обернулась против него.

Адвокат Дмитрий Куряченко: С 22 мая я вступил в дело по защите журналиста Голышкина. В процессе этого дела я столкнулся с такими нарушениями, которыми хотел бы поделиться, чтобы это могло как-то конструктивно повлиять, в том числе и на дальнейшее ведение судебного расследования по делу. Во-первых, я полагаю, как адвокат, основываясь на букве закона, а именно – Уголовно-процессуального кодекса, что нарушена подследственность. Республиканский КНБ расследует дело незаконно. Это первое нарушение, которое я усмотрел на стадии досудебного расследования. Второе – это то, что при очередном свидании с моим подзащитным журналистом Голышкиным мне было искусственно создано препятствие, письмо, которое я оставил в камере хранения, сотрудниками следственного изолятора …они попытались составить административный протокол, потащить меня в суд, что я нарушил правило проноса запрещенных предметов в следственный изолятор. Но, слава богу, им не удалось, потому что мне пришлось вызывать всех в суд . Хотя меня по делу привлекли правонарушителем в административном суде, пришлось их всех вызывать, допрашивать, ну и вроде как их идея распалась, ну, здесь отреагировала внутренняя безопасность управления внутренних дел Павлодарской области, они возбудили уголовное дело по факту превышения полномочий, меня признали потерпевшим, и сейчас идет это уголовное дело.

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Тамара Калеева: То есть, попытка вас вывести из этого процесса как защитника, она провалилась?

Дмитрий Куряченко: Можно так сказать, что мне воспрепятствовали в том числе во встрече с самим Голышкиным как защитнику, и ему воспрепятствовали реализовать его конституционное право на свидание без ограничений со своим защитником. На следующий день, когда я пришел и встретился с моим подзащитным, выходя после этого, мне опять устроили очередное, так скажем, нарушение, начали копаться в моем досье, читать страницы, дежурный следственного изолятора попросил принести видеокамеру – что сейчас мы будем снимать постранично твое досье. Вот это продолжалось на протяжении минут десяти. Это прервалось тем, что пришел вот этот, так скажем, следователь, который возбудил уголовное дело за день раньше по факту превышения служебных полномочий. Я ему ситуацию здесь же обрисовал – что вот очередной раз не успели мы столкнуться с первым фактом, - вот второй. Я опять подал жалобу в областную прокуратуру. Что интересно отметить, что по жалобам в областную прокуратуру я еще ни одного ответа не получил. Реакция службы безопасности управления внутренних дел была осуществлена на основе обращения в Твиттере. Что интересно – что следователь пришел именно по этому обращению. Вот в данном случае вот такие факты происходят на стадии досудебного расследования. Это вот что касается нарушений, допускаемых со стороны…

Тамара Калеева: …Что касается обвинения по поводу участия Ярослава Голышкина в вымогательстве. Как вы считаете, насколько они обоснованны?

Дмитрий Куряченко: Касательно обвинения Ярослава Голышкина, мною была дважды подана жалоба на имя первого заместителя генерального прокурора, и сам Ярослав тоже от своего имени отправлял со следственного изолятора, не знаю, дошла она, жалоба до адресата или нет, но я подстраховался и его же жалобу тоже сдал в генеральную прокуратуру. То есть, где четко, черным по белому, и он и я в своей жалобе, ссылаясь в том числе и на его убеждения, что его необоснованно подозревают в совершении вымогательства. Он здесь в данном случае, проводя журналистское расследование по факту изнасилования и собирая материал, то есть этот материал возможно, и то, в данном случае я сомневаюсь, что этот материал мог попасть в плохие руки, потому что по данным, которые я увидел, и из слов самого Голышкина не следует, что он участвовал в этом вымогательстве. И сам потерпевший Бозумбаев в своем заявлении четко указывает на конкретное лицо, которое пыталось вымогать у него денежные средства. Голышкин там вообще никак не фигурирует, в заявлении Бозумбаева.

Тамара Калеева: Ну, насколько я поняла, - это уже ко всем журналистам, - Голышкин может быть отчасти пострадал оттого, что доверился своему источнику информации. Мы все гордимся, что у нас есть в тех или иных структурах источники информации, которые нам помогают собирать факты, но вполне возможно, что этот источник информации оказался недобросовестным и решил подставить самого журналиста. Это так, не так?

Дмитрий Куряченко: Это нельзя исключать, более того, я допускаю этот вариант, потому что если у самого Голышкина видеозапись, материалы его журналистского расследования изъяты 9 апреля. А потерпевший в своем заявлении указывает, что вымогательство в отношении него состоялось 15 марта. То есть, за 25 дней до того как были изъяты материалы у Голышкина. То есть, когда эти материалы ушли к тому источнику информации, который Голышкин привлекал для того, чтобы вести свое журналистское расследование по факту изнасилования в резиденции акима области.

Жулдыз Кулиева: Меня зовут Жулдыз, я из города Курчатова, у меня пятеро детей, я их всех вырастила сама, одна. Эльмира моя предпоследняя дочь, она является подружкой изнасилованной девочки. В феврале, когда я приехала в Павлодар, - она живет со старшей сестрой в Павлодаре, - вот эта старшая сестра родила, я приехала туда, и мне Эльмира начала рассказывать про это изнасилование, что эту девочку изнасиловали, было их двое, что один держал, другой насиловал, избили ее, телефон забрали и бросили на дороге. Ну, в это время, в день изнасилования, моей дочери не было в городе. На другой день, когда она приехала, она как бы в поддержку пошла с ней в полицию. И в полиции этой изнасилованной девочке предложили деньги. Предлагали 10 тысяч долларов ей, чтобы как примирение было. Моя дочь начала ругаться с ними, говорит «Не будет она брать деньги, не нужны ей деньги, пусть они сядут». Ее тогда закрыли в другую комнату, и до вечера продержали там. А эту изнасилованную девочку до вечера не знаю как, но уговорили до вечера, она взяла деньги, написала, мою дочь выпустили, и они ушли домой. Потом моя дочь в начале апреля… Ну, я каждый раз всем звоню. У меня хоть и четверо девочек, я всем звоню в день по 10 раз. И тут она не выходит на связь, я начала беспокоиться, начала ее искать. И в итоге нашла ее в КНБ. В КНБ меня к ней не стали допускать. Потом все-таки они мне дали свидание…

Кто-то из журналистов: Какого она возраста?

Жулдыз Кулиева: Ей 29 марта исполнилось 18 лет только. Мне дали это свидание, где она мне всё, что-то рассказывала. Они мне, сотрудники КНБ, сказали, что она идет как свидетель преступления, что на ее жизнь покушаются вот эти вымогатели, что хотят убрать как свидетелей, что они ее защищают, опасаясь за ее жизнь. Ну, я думала, так и есть, уехала, потом через неделю приехала, и увидела эту статью в газете «Версия». Когда было изнасилование, они говорили, что это высокопоставленный человек, что его все равно не посадят, ну, высокопоставленный-высокопоставленный, откуда я знаю, кто это. И тут в газете я читаю, что сын акима замешан как будто бы. Ну, я звоню нашему следователю, Кунбулатов следователь, звоню по телефону, говорю: «Что это такое в газете – ты же сказал, что ее жизни угрожают?» Он говорит: «Я сам в шоке, я сам в ужасе, это какой-то кошмар, завтра приди (ну, в КНБ), мы с тобой поговорим». Прихожу в КНБ – меня не пускают. Так и так – «он в командировке, его нет». Я неделю там, в день по три раза, с одной двери в другую дверь, к начальнику КНБ захожу, оттуда пресс-секретарь выходит и говорит: «А мы к этому делу отношения не имеем, это КНБ с Астаны, мы к ним отношения не имеем, и наш начальник не имеет отношения, мы помочь ничем не можем». Я бесконечно ходила-ходила, я говорю: «Ну, тогда найдите мне Конбулатова, он же не может потеряться».

Они все-таки его спустили. Я говорю: «Что это такое?» Мы очень сильно ругались. Я говорю: «Если ты сейчас не будешь, я сама пойду сейчас к журналистам». С этой газеты номер выписала, пошла, позвонила в эту «Версию», договорилась с ними, они собрали тоже также журналистов, ну, я рассказала то, что я знала на тот момент. Вот так вот было. Потом они все равно долго очень не запускали, потом начали обратно запускать. Попросила я, говорю: «Вот я наняла адвоката, допустите к ней, чтобы адвокат у нее был». Они мне всячески: «Да, да, конечно». Эльмире говорю: «Без адвоката им ничего не говори». Они обещают… Я же периодически хожу на свидания, говорю: «Почему вы адвоката не допустили?» То «некогда было», то еще что-нибудь. Я говорю: «Эльмира, ты сама требуй адвоката». Я наняла адвоката, он приходит, они его не запускают. Они его просто не запускают, под всякими причинами. Эльмире говорю: «Ты требуй адвоката, напиши им, потому что ты же там внутри находишься». Она говорит: «Мама, они мне этого не дают, если я говорю, они говорят: «Успокойся, или мы тебя в СИЗО закроем». Мы хоть слово скажем, они нас СИЗО пугают – «Мы тебя в СИЗО закроем». Я уже не знаю, как делать». Ну, я говорю: «Тогда ты мне напиши, что тебе нужен адвокат, распишись». Я вытащила эту расписку, потом думаю «Ну, я-то уже писала, что у меня дочь пропала, что ее незаконно держат там, но они пишут, что она сама отказывается». Хотя это неправда. Она никогда не отказывалась, она их просит, они ее просто запугивают. Ну, я вытащила [расписку], потом хотела отнести в прокуратуру, потом думаю, ну обратно они скажут, что она сама отказывается. Я обратно пришла на свидание, еще взяла свою старшую дочь, мы пришли на свидание, и Эльмира сидит. Я говорю: «Пожалуйста, дайте нам листок бумаги и ручку, чтобы она сама лично при мне написала, что ей требуется адвокат». Они начали очень сильно ругаться. Они начали кричать: «Эльмира, если ты сейчас не прекратишь, мы тебя закроем в СИЗО». Я уже вот так встала, говорю: «Я никуда не уйду, дайте мне ручку и листок бумаги». И нас силой выволокли оттуда. Прям по земле прокатили. И в этот же день ее сразу закрыли.

Тамара Калеева: То есть, в этот день она из свидетельницы…

Жулдыз Кулиева: Сразу превратилась в подозреваемую.

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Тамара Калеева: Состоялось судебное заседание, на котором вы не присутствовали?

Жулдыз Кулиева: Ну, мне же все равно надо адвоката. Адвокат идет в следственный изолятор, утром, они ее утром рано забирают, после шести привозят. Он никак не мог с ней связаться. Мы идем в КНБ, он часами там сидит, они говорят: «Того нету, следователя нету» и не подпускают его, не запускают. Ну, мы потом, на другой день пошли, рано утром, с полвосьмого до полдесятого он успел зайти, вот как раз во время суда, в полдесятого он успел туда зайти, в следственный изолятор. С КНБ сотрудники приехали без 15, он успел у нее взять…

Тамара Калеева: Он успел у нее взять расписку, что она доверяет ему защиту, то есть, оформить успел.

Жулдыз Кулиева: Да. Только тогда он попал на этот суд. Ну, ни материалов дела, ничего, вообще он не в курсе ни в чем был.

Тамара Калеева: Вот у меня такое впечатление, что в этом деле абсолютно разные люди, то есть девочка, которой только исполнилось 18 лет, у которой нет никакого опыта жизни, которая, естественно, доверяет взрослым мужчинам солидным, а потом журналисту, у которого журналистское расследование главное, главное – рейтинг, тираж и так далее. Потом какой-то бизнесмен, у которого свои интересы, потом какие-то сотрудники следствия, - вот они как-то объединяются искусственно в какую-то группу. Дмитрий, вот у вас как у адвоката не складывается такого впечатления, что предпринимаются какие-то усилия по объединению разнородных и несвязываемых между собой людей в единое какое-то преступное сообщество?

Дмитрий Куряченко: Ну, у меня не только складывается впечатление, у меня складывается убеждение в этом, потому что я трижды подавал жалобу: два раза я подал в генеральную прокуратуру – о том, что искусственно формируется преступная организованная группа, и также подал жалобу следственному судье по данному факту. О том же самом подал жалобу и Голышкин, утверждая, что не только искусственно формируют преступную группу, но еще пытаются сделать его организатором этой группы.

Тамара Калеева: Мне страшно подумать об этой изнасилованной девочке, которую сейчас держат якобы как свидетеля защиты и охраняют, и которой, если как вашей дочери периодически говорят: «Не будешь соглашаться – уйдешь в СИЗО», и она там одна, и заступиться за нее некому, нет у нее такой мамы, которая могла бы хоть нанять какого-то адвоката, и могла бы хотя бы огласке все это предать, мне просто страшно представить, что она там испытывает. Но хватит эмоций, давайте перейдем, наверное, к вопросам, а потом, если что, кто еще захочет добавить – добавим.

31-й канал: …Первый вопрос: Почему пресс-конференция проводится здесь, в Алматы. Второй вопрос: говорилось о том, что у редактора газеты «Версия» было видеоинтервью с пострадавшей, куда оно делось? …

Дмитрий Куряченко: Отвечая на ваш первый вопрос – я приглашен сюда участвовать, и я надеюсь…

Тамара Калеева: Могу сказать - это было наше приглашение.

Дмитрий Куряченко: Я принял это приглашение по одной простой причине. Что это законный способ защиты моего подзащитного. То есть, я, в данном случае, видя как ведется досудебное расследование, вынужден тоже участвовать в таких конференциях, чтобы и вы как журналисты, потому что здесь в данном случае это и ваш коллега, да и просто потому, что ведется дело так именно как оно ведется, я призываю объективно чтобы освещали, без всякой подоплеки, чтобы как-то истина всё равно вышла наружу. Потому что это в интересах всех, и всего общества. Поэтому я сюда пришел. Это отвечая на ваш первый вопрос. Отвечая на второй вопрос: да, у него изъято видео, насколько он мне сказал, это видео, интервью, он снял с потерпевшей, девушкой, которая была изнасилована, и когда он явился в редакцию и предоставил материалы, которые он добыл, своему отцу, который учредитель и директор, этой газеты, то отец ему категорическим образом запретил эти материалы каким-либо образом публиковать, опасаясь, что редакция может быть закрыта. Это интервью не могу ответить где сейчас. Единственное, те бумаги, которые эти две девочки написали, они дали не только интервью, но и бумаги, которые они написали от своей руки, в прошлую пятницу я сдал эти бумаги в своей жалобе на имя генерального прокурора. И попросил, что изучив данные их обращения, этих двух девочек, проверить факты, изложенные в этих обращениях. И принять меры прокурорского реагирования. Ну, надеюсь, что так и будет.

Вопрос: В деле этого интервью нет?

Дмитрий Куряченко: Я не знаю, я не ознакамливался в деле, и не видел этого интервью вообще в деле. Предположительно, как говорит мой подзащитный, оно у него было изъято, в редакции, из его компьютера. Приобщили его к делу или нет, я не могу вам сказать.

Вопрос: Вы не ознакомлены с полным досье дела?

Дмитрий Куряченко: Нет, конечно. Но я и не могу быть ознакомлен с полным досье дела до окончания досудебного расследования. Я могу ознакомиться только с теми материалами дела и с теми протоколами процессуальных действий, где непосредственно участвовал мой подзащитный Голышкин. На сегодняшний день.

Вопрос к Жулдыз Кулиевой: Скажите, пожалуйста, ваша дочь – она была в статусе свидетеля, и находилась под защитой как особо важный свидетель?

Жулдыз Кулиева: Да. Без ее согласия. Они были против.

Вопрос: Вам не было известно, где ее содержат?

Жулдыз Кулиева: Нет, это я узнала со скандалом только. Ее хотят – привозят. Если я начинаю говорить что-то или адвоката требовать, они просто нам не дают встречаться, адвоката абсолютно не подпускают. Я его когда наняла? А он до сих пор только в день, когда мы успели придти – тогда только он пришел… В пятницу, 12 июня.

Вопрос: В пятницу в ее отношении суд вынес постановление о задержании ее сроком на 2 месяца?

Жулдыз Кулиева: Да. Хотя ее вина в том, что она всё знает со слов вот этой изнасилованной девочки. Вся ее вина в том, что она на видео рассказывает как с ней поступили, как ее в комнате закрыли. Про изнасилование она и знать не знает, там нету. Вся ее вина, что на видео – и где когда переговоры шли, вот я сколько с Эльмирой встречалась, вот эта изнасилованная девочка и этот следователь якобы, который в деле идет, они уходили куда-то, разговаривали, при ней никаких разговоров не вели. Вся ее вина, что она на видео рассказывает правду, как ее содержали в другой комнате.

Вопрос: А расследование уголовного дела ведет КНБ?

Жулдыз Кулиева: Да, КНБ.

Дмитрий Куряченко: КНБ Республики.

Вопрос: Получается, была какая-то публикация в газете «Версия»? Когда и о чем была эта публикация? И Ярослава обвиняли сначала в чем-то другом, и предъявляли какую-то другую статью, на основании той публикации, а потом стали предъявлять вымогательство, или сразу вымогательство?

Жулдыз Кулиева: Нет…

Тамара Калеева: Статья была об аресте Голышкина. Об изнасиловании не было никаких публикаций.

Жулдыз Кулиева: Нет, я узнала, что якобы причастен к изнасилованию этот, я-то из этой газеты, из этой статьи узнала.

Тамара Калеева: Майская статья.

Вопрос: …была информация, что Голышкину сначала предъявляли 272-ю статью – «Распространение недостоверной информации», а потом стали «вымогательство», это так?

Дмитрий Куряченко: Насколько мне известно, ему 272-ю не предъявляли.

Вопрос: Сегодня вышло интервью сестры родной изнасилованной девочки, которая утверждает, что вы вместе с ней ездили на квартиру девочки, в которой содержали их сотрудники национальной безопасности, что им созданы были там условия нормальные, они ни в чем не нуждаются.

Жулдыз Кулиева: То, что условия у них нормальные – это да. Им поначалу за 11 тысяч [тенге] в день снимали квартиру, всё, что они хотели, им предоставляли. Ну, я эту квартиру нашла, потом за 500 тысяч [тенге] в коттедж с бассейном, со всем перевели. Когда я у этих просила адвоката, я понимала, что им сейчас всё предъявят, и они будут подписывать всё, что они скажут. А потом используют против моей дочери. Я-то это всё чувствую. Я говорю: «Дочь, пускай предъявляют...» (Поток сбивчивой речи.) Всё, что я просила – чтобы они ей допускали адвоката, чтобы при адвокате писала. Я чутьем чувствую, что не так просто это всё.

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Пресс-конференция в Адил соз. Фото с сайта respublika-kaz.info

Вопрос: Но вы были там?

Жулдыз Кулиева: Не были, это все враньё.

Тамара Калеева: Я так поняла, что речь идет о том, что вы нашли эту квартиру первую.

Жулдыз Кулиева: Первую квартиру я нашла, и мы поехали туда с журналистами, я стучала там, ее не открыли. Нет, если я с ними с чем-то соглашаюсь – они нам дают свидание, если нет – всё, они сразу не подпускают.

Вопрос: Я читала материалы, я не поняла – ваша дочь познакомила девочку с… Или там еще третья девочка есть? Кто с кем познакомил?

Жулдыз Кулиева: Ну, я так понимаю, в день изнасилования моей дочери не было в городе. Она как раз уехала. Вот эта изнасилованная девочка с какой-то другой девочкой пришли к ней домой. К младшей дочери, ну, там у меня же другая дочь живет. Она говорит: «Мама, они посидели, кому-то позвонили, и уехали». И в этот день все произошло, там еще одна девочка была какая-то

Вопрос: Та девочка познакомила ее с этими парнями?

Жулдыз Кулиева: Вот этого я не знаю. Потом, по ее словам, как это было, это еще в феврале, как она говорила. Она говорит: «Я не знаю, я, говорит, пива выпила…». Там вообще моей дочери не было, она не пьет. Вот эта изнасилованная девочка.

Тамара Калеева: Ее дочери не было, это рассказывала вот эта изнасилованная девочка. Что они там пригласили, выпили пива, было что-то подмешано, не было что-то подмешано…

Жулдыз Кулиева: Они сами созвонились с кем-то… Вот и я сама спрашиваю в чем… Дело в чем? То, что на видео она рассказывает, на другой день [после] изнасилования ее в кабинете закрыли, - только об этом она говорит…

Тамара Калеева: Поскольку я с Жулдыз много общалась, я уяснила самую суть. То есть – ее дочери не было в день изнасилования, она вернулась, эта пострадавшая девочка с ней поделилась, излила ей душу, и Эльмира поехала с ней в полицию, чтобы подать заявление, чтобы наказать преступников. И там, в полиции, их разлучили. Пострадавшую поместили в один кабинет, а Эльмиру в другой кабинет, чтобы поодиночке с каждым работать. И пока Эльмира была изолирована в отдельном кабинете, вот эту пострадавшую девочку уговорили помириться за определенные деньги, не возбуждать дело. Вот так было дело. Потом, когда возникли люди, которые захотели все это записать на камеры, на сотовые телефоны, то пострадавшая девочка рассказала о том, как происходило изнасилование, а Эльмира рассказывала, что когда они были в полиции с тем чтобы подать заявление, то ее изолировали отдельно в комнате, она не знает как вели работу с той девочкой. Вот это вот её вина.

Жулдыз Кулиева: Да, вот вся ее вина.

Неразборчивый вопрос, что-то вроде: А меченые деньги были здесь? Была информация, что деньги, переданные для примирения сторон, оказались мечеными, так или не так?

Дмитрий Куряченко: Ну, я в том деле не участвовал, я вам не могу ответить.

Неразборчивый вопрос.

Тамара Калеева: Я понимаю вот это так – то, что я читала… Поскольку я не имею никакого отношения к следствию – это мое впечатление по информации из открытых источников, что вот девочке всучили пострадавшей вот эти пять тысяч долларов, и сказали: «Всё, забудь, инцидент исчерпан». Но потом возникли некие доброжелатели, которые сказали «Ты очень мало взяла, и они отделались легким испугом, их надо наказать. Давай запишем, как все было на самом деле, и будем требовать наказания». После этого, как я понимаю, отдельно было несколько камер, не только камера Голышкина, и вот эта пострадавшая девочка рассказала в деталях всё про изнасилование, а Эльмира рассказала опять же то, что ее держали изолированной, и не дали… (Неразборчивый вопрос.) Она же свидетель… Да, да, да, пострадавшая девочка, этот вопрос провисает.

Вопрос: Как вы считаете, кто (неразборчиво, возможно «эти люди, которые») подтолкнули к преступлению, к вымогательству?

Тамара Калеева: Я думаю, не подтолкнули, а организовали это преступление, воспользовавшись несчастьем девчонки, за которую некому заступиться. Но кто эти люди… Вы же понимаете, что идет следствие, мы не знаем никаких персоналий, я уверена, что такие люди есть, и я очень боюсь, что если там один-два проходимца, то это не выглядит громким делом, а вот если там организованная преступная группа, то там и сами преступники, там и журналисты, там и девочка, и девочка-свидетель, это звучит как громкое преступление, расследование которого принесет очень серьезные акции.
Вопрос: Сколько всего… можете сказать… [проходит] по уголовному делу?

Дмитрий Куряченко: До Кулиевой… фигурировало три человека. Насколько мне известно. Ну, один человек – на которого прямо указывает потерпевший в своем заявлении. Он единственный, так скажем, основной подозреваемый, вокруг которого… ну, оно опубликовано в газете «Время», его зовут Сулейменов Нуржан. То есть, он, ну, какой-то бизнесмен, живет в Павлодаре, ну, сейчас находится в СИЗО, естественно. Он отношение имеет, как рассказал Ярослав… Когда пошли слухи о том, что произошло изнасилование в резиденции акима, он начал, естественно, через свои источники информацию выяснять. И он указывает детально через кого он начал выяснять. Один из источников информации у него, вообще в его профессиональной журналистской деятельности был вот этот бизнесмен Сулейменов. Он постоянно к нему обращался за какой-либо информацией, которая нужна ему была для того, чтобы опубликовать…

Тамара Калеева: По всяким другим поводам, не по этому делу, да?

Дмитрий Куряченко: Абсолютно. Нет, не только по этому.

Тамара Калеева: В общем, доверенный источник информации.

Неразборчивый вопрос.

Дмитрий Куряченко: Сейчас четыре.

Вопрос: А кто третий?

Дмитрий Куряченко: Вот третьего я не знаю, я ищу протокола очных ставок, мне не предоставили пока возможности ознакомиться.

Неразборчивый вопрос. Звучит фраза «вначале ей предлагали 10 тысяч».

Жулдыз Кулиева: Когда в этом… По изнасилованию – да. (Вопрос.) Нет, она тоже со слов изнасилованной девочки, что ей сказали 10 дадут, дали 5. Это по изнасилованию.

Вопрос: Ваша дочь была свидетелем того, что ей предлагали деньги?

Жулдыз Кулиева: Нет, но ее-то закрыли… А. когда предлагали деньги – да, была, орала, кричала «Не нужны ей деньги, пусть они сидят», она кричала, ее закрыли и до вечера продержали в кабинете отдельном. А она одна была. И вот сейчас, даже по этому вымогательству, все вот эти действия, я знаю, что с этим следователем, и этим, вот изнасилованная девочка, при моей дочери никаких разговоров не производилось, они выходили в коридор, если она по телефону с ним разговаривала, она выходила, она вообще не знает ничего. При ней никаких разговоров этих не было. Всё, только что ей говорят, в кабинете всё вот это вот, от нее что идет…

Не очень разборчивый вопрос, что-то вроде: «Через некоторое время ей предлагают деньги?»

Жулдыз Кулиева: Нет, там, в полиции прямо, деньги за примирение.

Тамара Калеева: Как только они принесли заявление – правильно, Жулдыз? – ей стали предлагать деньги, чтобы не возбуждать дело, закончить миром. Кто предлагал? Ну, сотрудники полиции, к которым они обратились.

Жулдыз Кулиева: Потому что, насколько я знаю, даже ее ударили там.

Тамара Калеева: После того как Эльмира сказала «Нет, не надо брать деньги, а надо требовать наказания», они, чтобы она не настраивала пострадавшую вот так вот непримиримо, они ее изолировали, и работали с ней так, чтобы Эльмира не могла влиять на ее убеждение.

Вопрос: Когда та девушка получила деньги?

Жулдыз Кулиева: Сразу же.

Вопрос: В тот же день?

Жулдыз Кулиева: Вроде, да. (Отвечая на не очень разборчивый вопрос.) Насколько я знаю, на другой день их еще раз вызвали на допрос, чтобы эти деньги дать. Первый день [после самого] изнасилования она приехала на машине какой-то, ее же бросили на дороге замерзать, это в феврале месяце было, и, там поблизости которая деревня – участковый вызвал с южной полиции полицию, и ее в тот день забрали. Долго очень продержали, на другой день вызвали, на другой день моя дочь приехала, и она пошла вместе с ней. Вот так вот было. (Отвечая на вопрос). Нет, нет, ее закрыли в СИЗО, предъявили обвинение.

Вопрос: Если дело об изнасиловании закончилось примирением, для чего держат вашу дочь?

Жулдыз Кулиева: Ну, наверно, чтобы сейчас, как будто бы фигурирует сын акима, может быть, из-за этого… Я не знаю…

Тамара Калеева: Нет, ее в связи с обвинением в вымогательстве.

[…]

Дмитрий Куряченко: В субботу после ее ареста она является уже подозреваемой по делу о вымогательстве. Ее 18-летняя дочь.

Жулдыз Кулиева: Хотя везде участвовала эта изнасилованная девочка, она свидетель, а моя почему-то оказалась обвиняемой. Моя девочка в СИЗО, а она там – в коттедже. Моя почему-то обвиняемая.

Тамара Калеева: Пострадавшая в особняке, а кто с ней работает, как работает, что она подписывает – какие документы, сказать некому.

Жулдыз Кулиева: Потому что во всей этой истории работали только с изнасилованной девочкой. При моей дочери никаких разговоров не было…

Тамара Калеева: Не исключаю, что она завтра может выступить публично, и сказать, что вот – моя подруга меня подбила, журналист меня подбил, они меня вынудили оговорить честного человека, сына акима, и они такие-сякие, а я жертва их оговора. Я не исключаю такой метаморфозы. Когда девочка одна, не имеет никакой защиты, а с ней работают только люди в погонах, у которых тоже могут быть самые разные мотивы, и очень хочется, я понимаю, хочется иметь выразительное дело, яркое, любому журналисту хочется иметь яркий материал, я думаю, любому следователю хочется иметь такое вот показательное, блестящее дело. А тут девчонка, которую (неразборчиво) можно.

Жулдыз Кулиева: Она… У нее мама умерла, когда ей было лет 7. Старшая сестра воспитала ее.

Тамара Калеева: Ее воспитала старшая сестра. То есть за нее заступиться, чтобы нанять на последние деньги адвоката, ходить обивать пороги всех этих СИЗО, просто некому.

Жулдыз Кулиева: Сейчас ей еще и говорят: «Вот видите – ты там вела, она там сидит, хочешь к ней следом?» Я сейчас представляю, какое давление на нее, на эту изнасилованную девочку.

Неразборчивый вопрос.

Дмитрий Куряченко: Как Ярослав показывает ясно, что, во-первых, когда слух пошел об изнасиловании в резиденции, он начал проверять, находить подтверждения, действительно ли это случилось или нет. Он… в том числе они обратились в этот Южный РОВД города Павлодара, на что им ответили, что никакого изнасилования не было. Потом он по одному источнику, по второму, и потом в результате через свой этот источник он обнаружил, что да, есть эта девочка, которая подверглась изнасилованию, и, стремясь вот именно предать огласке в силу своей профессиональной деятельности произошедшее, он начал это журналистское расследование, и с помощью этого источника – тот предложил оказать ему помощь в организации этого интервью, – он взял интервью у них, и не только интервью взял, но еще попросил их написать на бумаге произошедшее с ней, в том числе и дочь вот этой женщины. Эти бумаги я сдал вот в пятницу в Генеральную прокуратуру. Которые были этими девочками написаны. (Отвечая на неразборчивый вопрос). Я же до этого пояснил, что он пришел в редакцию, а отец, который учредитель и директор, посмотрев, он категорически отказался и запретил ему публиковать.

Вопрос: Зачем тогда публиковали в разделе «Слухи» (неразборчиво)? Это же похоже на вброс…

Дмитрий Куряченко: Ну, во-первых, начали сначала публиковать слухи, потому что не было результата журналистского расследования. То есть, слухи – они есть слухи. Поэтому журналист начал со слухов, а потом продолжил уже вот таким путем идти к журналистскому расследованию.

Тамара Калеева: Он готовил, видимо, подогревал аудиторию, что сейчас будет уже сама публикация.

[…]

Вопрос адвокату, не писал ли он запрос акиму области.

Дмитрий Куряченко: Ну, я так понял, что эти запросы писали уже журналисты самой газеты «Версия». Они писали не только такие запросы, но и писали запросы за счет кого содержится эта резиденция, где в это время находился сам аким, какие вопросы к нему поступали. Но получили ли они на них ответы, я не знаю.

Неразборчивый вопрос.

Тамара Калеева: Девчонки это молодые, познакомились с ребятами, понравились друг другу: «Пойдемте повеселимся», поехали. Вот и всё. Обыкновенные молодежные дела.

Жулдыз Кулиева: Она говорила, что она очнулась там.

Неразборчивый вопрос.

Дмитрий Куряченко: Здесь видите как – вот в данной части вопрос… Вообще, это подследственность органов внутренних дел. Но в данном деле было поручение заместителя генпрокурора, в котором он поручает ведение данного дела следственному департаменту КНБ. Но закон предусматривает: это должно происходить в исключительном случае. Я в своей жалобе пишу, что должность акима области не является исключительным случаем. Почему? Потому что согласно статье 15-й Конституции, перед законом все равны, в том числе и аким области. То есть, предпочтение такое…

[…]

Тамара Калеева: Я не думаю, что это принципиально – МВД или КНБ.

Неразборчивый вопрос адвокату.

Дмитрий Куряченко: Каким образом они вышли? Во-первых, если следуя рассказу самого Голышкина, и исходя из заявления потерпевшего… То есть, он заявление подал 30-го марта, в котором указывает, что 15-го марта уже выставлено требование с него денежных средств. (Тамара Калеева: У акима). То есть, 15 марта выставлено требование. Сулейменов, как показывает Голышкин, пришел к нему за материалом 9 апреля. Какой материал показывал Сулейменов 15 марта, я не знаю. Голышкин никакого материала ему до 9 апреля не передавал. А если мы посмотрим, то органы КНБ приступили к этому расследованию именно первого апреля. То есть, девятого апреля, как показал сам Голышкин, позвонил ему восьмого апреля Сулейменов, и сказал, что «Мне срочно нужны твои результаты журналистского расследования, ты всё равно их не будешь публиковать, они мне нужны. Я же тебе помогал это типа сделать, всё». Он говорит: «Я сегодня не могу с тобой встретиться». Он настойчиво его долбил по телефону. Это всё, надеюсь, будет подтверждаться в процессе судебного разбирательства. Но так он с ним восьмого числа и не встретился и отказался с ним встречаться. Девятого числа он продолжил у него настойчиво просить материал, он ему отвез и отдал. Запись.

Вопрос: А вы считаете, журналист может так поступать? Вести расследование, а потом не публиковать, а отдавать…

Тамара Калеева: Если речь идет об источнике информации, если этот Сулейменов действительно не один месяц давал ему какую-то ценную информацию, если у них были такие доверительные отношения… Закон тут ведь ничего не предусматривает, это на уровне человеческих отношений. Он был уверен в подлинности этой записи, всё, и она не пошла. Может быть Сулейменов по каким-то другим правовым, публичным или международным каналам хотел это как-то предать огласке, тут всё может быть.

Не совсем разборчивый вопрос или возражение: говорится, что журналист собирает информацию только с целью опубликовать.

Тамара Калеева: Я знаю много ситуаций, наверняка вы их знаете: вы собираете материал, вам в редакции говорят «Нет, публиковать не будем. Не потому что плохое качество, а потому что у нас есть другие побочные соображения». И тогда очень жалко этот материал, или отдаешь его в другое издание, или делишься этими фактами с коллегой, чтобы не пропал труд даром. …Ну, Сулейменов – не журналист, я же вот говорю, он, видимо, такой доверенный источник информации…

Дмитрий Куряченко: Здесь просто остается такой простой вопрос: если 15 марта Сулейменов показывал видео и уже выставил требования, то какая необходимость была у него это видео истребовать 9 апреля у Голышкина? Какая в этом необходимость, я не знаю.

Тамара Калеева: Дмитрий, а вы исключаете такую цепочку, что, может быть, Сулейменов подстраховался и сделал сам какую-то запись, хотя бы фрагментарно, сейчас все могут снять на сотку. Потом, когда ему уже предъявили обвинение, он начал, спасая себя, он начал привлекать всех, кого можно привлечь. И начал говорить, что это вот не я – это тот-то, тот-то, тот-то.

Дмитрий Куряченко: Вполне возможно предположить…

Тамара Калеева: Что он обратился к Голышкину, когда над ним уже нависла эта угроза наказания, разоблачения.

Дмитрий Куряченко: Ну, сам Голышкин говорит, что Сулейменов снимал на свой сотовый телефон, когда он брал интервью у девочек.

Тамара Калеева: Ну так о чем тогда речь, он, наверное, своими записями оперировал, когда требовал этих денег.

Дмитрий Куряченко: Но зачем понадобилось… Сам аким в своем заявление конкретно указывает на это лицо, и расписывает путь, как это происходило.

Неразборчивый вопрос о том, как складывались взаимоотношения между газетой «Версия» и Канатом Бозумбаевым.

Тамара Калеева: Интересные, конечно, вопросы. Во-первых, я хочу сказать, что мы с газетой «Версия» сотрудничаем хоть и давно, но не очень тесно, только в тех случах, когда возникают какие-то нарушения журналистских прав. То есть, мы сотрудничали еще и с его папой, когда он был редактором. Потом всё это исчезает, каждый идет своей параллельной дорогой. Я не могу вам конкретно сказать, как газета «Версия» и конкретно Ярослав Голышкин сотрудничали, взаимодействовали с акимом области. Я знаю опять же задним числом, что они позволяли себе критические публикации по поводу каких-то его действий, эти публикации, кстати, не оспаривались, достоверность... То есть, они действительно проводили независимую политику, позволяли себе критиковать действия должностных лиц, ну в интересах общества, я так это воспринимаю. О каких-то личных там, антагонистических, неприязненных отношениях - я просто этого не знаю, и не думаю, что они действительно были. А что касается отношения пострадавшего в этом деле к Голышкину – я думаю, это несоизмеримые величины. Я думаю, что смешно предполагать, чтобы аким области строил какие-то сценарии по уничтожению определенного журналиста. Критика была.

Дмитрий Куряченко: Критика – да. Я читал материалы, они достаточно, и он в первую очередь критиковал акима области. Но эта критика была направлена на то, чтобы конструктивно влиять на существующую власть, чтобы иметь позитивные последствия от нее…

Тамара Калеева: По каким-то конкретным проблемам, да, деятельности?

Неразборчивый вопрос.

Дмитрий Куряченко: Прокуратура в апреле выступила, прокурор области выступил. Из его выступления я почерпнул такую фразу, что «по делу обеспечена достаточная совокупность доказательств». То есть, как это можно было заявлять в апреле? Надеюсь, что прокурору… действительно у него есть эта «достаточная совокупность».

Вопрос: А дело об изнасиловании закрыто?
Дмитрий Куряченко: Да, закрыто. 15 апреля, насколько мне известно.

Неразборчивый вопрос.

Дмитрий Куряченко: Сам Голышкин говорит, что даже он пошел, и ему показали, что там было какое-то изнасилование, но какой-то женщины 63 года рождения, а вот изнасилование вот этой девушки, ну, девочки – почему – потому что она была девственницей, эта девочка. Ей, по-моему, 20. Экспертиза… В ее рукописных записях, которые я приложил к жалобе к генеральному прокурору она указывает, что ее отвез попутчик, когда ее по дороге выбросили, в участок, в полицию, ее сразу отправили на освидетельствование, допросили, а потом уже стали искать тех, кто это сделал. Экспертиза – да, она утверждает, что экспертиза была, и более того, установила, что она… (Отвечая на неразборчивый вопрос). Нет, я не могу, я ссылаюсь только на ее письменные… Я не занимался делом об изнасиловании. Я к нему отношения не имею.

Вопрос: Как адвокат скажите – они должны были то дело, взять материалы того дела… (неразборчиво).

Дмитрий Куряченко: В деле о вымогательстве? Ну, понимаете как, если человек выставил требования о вымогательстве, то информация, за которую он вымогает деньги, она должна иметь значимость для потерпевшего. Она иметь должна значимость. Ну, я же не буду отдавать деньги за то, что для меня не имеет никакого значения.

Тамара Калеева: То есть, в данном случае потерпевший – аким. Он же потерпевший. То есть, эта информация – это запись рассказа об изнасиловании – должна иметь для него значение, так?

Дмитрий Куряченко: А была эта значимость или нет, я не знаю. […]

Вопрос о том, что кто-то указывает, что там она находится добровольно. (Видимо, там, где девушек удерживают сотрудники КНБ – ред.)

Жулдыз Кулиева: Как я объяснила, это их вынуждают делать. По вымогательству же везде вот эта изнасилованная девочка шла. Она как бы, с этим Фархадом, следователем, со всеми, она разговаривала, моя дочь ни при чем. Моя дочь вообще не присутствовала – ни при разговорах, они сами разговаривали. Получается так: та с ними дело имела – она свидетель, потому что она не пошла против КНБ. А моя дочь – она почему-то обвиняемой получилась. И сейчас ее запугивают так: «Если ты не будешь писать, видишь – вот она ушла, хотя никакого дела не имеет, и ты сядешь рядом». Потому что мне даже вот этот следователь ихний, Данияр, он встал, я говорю: «Дай мне ручку и бумагу», он говорит: «Я тебе клянусь: если ты сейчас не уйдешь, я посажу твою дочку». Вот так он мне прямо в лицо, они меня выволокли прямо с этого КНБ, чуть ли не за волосы. Сами же это снимали. (Отвечая на вопрос о том, кто ее дочь). Она подружка просто. Ее вся вина, что на видео снята, а все разговоры вела вот эта изнасилованная девочка. И сейчас она под большим прессом находится.

Тамара Калеева: Обе девочки были как свидетели защиты, они были в этом особняке. Но Жулдыз решила свою дочь оттуда забрать, подозревая, что там ее принуждают к писанине незаконной. И в результате ее действий ее дочь стала подозреваемой, ее посадили в СИЗО. А изнасилованная девушка-сирота – она до сих пор вот, свидетель защиты, находится в этом особняке. […]

Дмитрий Куряченко: Причем, свидетель она с правом на защиту. Не просто свидетель. То есть, это как начиналось с Голышкиным. Он в первую очередь был свидетелем, имеющим право на защиту, а потом его перевели в подозреваемые.

[…]

Жулдыз Кулиева: […] Остальные переговоры с этими велись с этой изнасилованной девочкой. Когда изнасилованная девочка с этим Фархадом, который как бы вымогал, разговаривала, они уходили в другую комнату или по телефону в другой, моя дочь вообще не слышала и не знает. Но почему-то она сидит в СИЗО как сообщник, а вот эта девочка, которая с ними переговоры, она как свидетель сидит в особняке. Это потому, что я попросила листок бумаги и ручку, чтобы к ней допустили адвоката. Всё.

Вопрос к адвокату: Вы настаиваете на невиновности вашего подзащитного?

Дмитрий Куряченко: Конечно, настаиваю.

Тамара Калеева: По вашим прогнозам, может ли судебное рассмотрение дела такое, которое бы вас… Вот не знаю, как сформулировать, чтобы и не в лоб… То есть, возможен ли оправдательный приговор для невиновных людей вот в этом деле?

Дмитрий Куряченко: Для невиновных людей – я думаю, что если это дело будет предано огласке с целью именно обеспечения объективности, достижения истины по делу, чтобы не дать возможности вот так прятать факты, то тогда возможно. Если нет – то это сложно.

Вопрос: О ней можно как о человеке узнать (Об Эльмире Кулиевой – ред.)? Где она училась, ей 18 лет, поступила куда-то, чем она вообще занималась, планировала ли она работать?

Жулдыз Кулиева: Ну, у меня которая постарше дочка в Павлодаре, она вышла замуж, родила, и пока она беременная была, она находилась, помогала ей. Потому что я пока ей помогала, ну, материально мы помогаем, она родила ребенка, ей же тяжело. Я сказала: «Находись с ней рядом. Будь, потому что я не могу и там и тут быть. Каждому человеку нужна помощь». А так она всегда мне помогала. Она такая девочка, что вот таких вот людей, которые чем-то, она их жалеет. У нее даже была подружка, даже в школе всегда говорили: «Зачем ты с ней возишься?» - немножко не от мира сего. Ну, такая, что все ее пинали, ругали. Она всегда ее возле себя держала, никому обижать не давала, и домой приводила. И эта тоже как сирота, она жалеет таких […], обижать не будет давать. Она сама по себе вот такой человек.

Вопрос: Она что планировала – чем заниматься, или поступать куда?

Жулдыз Кулиева: Работать.

Тамара Калеева: Она закончила школу и сразу стала помогать сестре воспитывать племянника.

Жулдыз Кулиева: Со мной, может быть. Я тоже нет-нет коммерцией занимаюсь, и они бы так же наверное.

Вопрос: А вот эта вторая девочка 21-летняя – она чем занималась, она где-то работала? Чем она вообще занималась?

Жулдыз Кулиева: Они уехали же, в Павлодаре были. Моя же дочь попозже в Павлодар приехала. Она в Павлодаре же жила, и они в Павлодаре обратно встретились. А так мы все с Курчатова. И на данный момент она работала вроде бы… Нет, ну она ходит-ходит, с сестрой живет. Я как-то даже не спрашивала.

Вопрос: Была информация, что у этой девочки планы были, она нашла своего отца, собиралась уезжать в Россию.

Жулдыз Кулиева: Это да. Она там жила какое-то время, и вот она приехала в Павлодар. Про отца я знаю – есть у нее отец в России.

Вопрос: Достаточно обеспеченная семья как бы…

Жулдыз Кулиева: Вроде да.

Вопрос адвокату: Какие ваши дальнейшие действия? […]

Дмитрий Куряченко: Ну, я как предпринимаю – я всячески пишу: следственному судье, областному прокурору, в генеральную прокуратуру жалобы, потому что это те органы, которые же должны реагировать на те нарушения, которые допускаются. То есть, генеральная прокуратура мне присылает ответы, что отправляет в областную, от областной я пока никаких ответов… Получается, уже 5 жалоб ушло в областную прокуратуру, но пока ни одного ответа я не получил.

Вопрос: А о третьей девочке вы что-нибудь знаете?

Жулдыз Кулиева: Нет, вот только из слов моей дочери, что они вдвоем приехали в день изнасилования.

Тамара Калеева: Ну, Жулдыз ведь не живет в Павлодаре, она в Курчатове, просто случилось несчастье, и она помчалась на выручку. […] Про ту девочку (которой была с жертвой – ред.) никто ничего не знает.

Жулдыз Кулиева: Вот эта изнасилованная девочка и рассказывает: «Ну, я выпила пива и вообще…». Исчезла… (Отвечает на вопросы). Да, с другой подружкой. Ну вот, она и говорит, что очнулась в резиденции уже. [Говорит] «Не знаю, как я туда попала и как».

Тамара Калеева: Ну, если вопросов больше нет, то тогда всем спасибо за внимание. Будем следить за публикациями.

25.02.10

Uznews.net – В минувший вторник в Ангрене было совершено нападение на местного активиста «Правозащитного альянса Узбекистана» (ПАУ) Дмитрия Тихонова, получившего серьезную травму головы и мощный психологический стресс.

На единственного в промышленном городе Ангрене правозащитника двое неизвестных злоумышленника напали в его собственном гараже вечером, приблизительно, в 20 часов.

Поначалу один из них набросился на Тихонова и стал его душить со словами: «Зачем ты пишешь в Интернете?». Когда Тихонову удалось вырваться из удушающих объятий, второй преступник нанес ему железной трубой сильный удар по голове, отчего правозащитник потерял сознание.

Через какое-то время его в бесчувственном состоянии обнаружил близкий друг, который довез Тихонова до 1-й городской больницы, где ему была оказана первая медицинская помощь. Врачи настаивали на госпитализации, но пострадавший, по всей видимости, получивший сильное сотрясение мозга, несмотря на сильное недомогание, отказался.

На следующий день Тихонов обратился с соответствующим заявлением в милицию. А в настоящий момент он, опасаясь повторного нападения, прячется за городом у своих знакомых.

По мнению коллег правозащитника, покушение на него было организовано властями Узбекистана с целью, во-первых, проучить его за активную правозащитную деятельность, а во-вторых, отбить у него всякую охоту вновь заниматься защитой попранных прав своих земляков.

В последнее время Дмитрий Тихонов, активно сотрудничая с ПАУ, проводил мониторинги судов по сфабрикованным делам, помогал жителям Ангрена противостоять произволу сотрудников милиции, составлял и публиковал в Интернете сообщения о многочисленных нарушениях прав человека со стороны местных властей.

В частности, в начале февраля Тихонов выступил в защиту нарушенных прав целой бригады рабочих с Алмалыкского горно-металлургического комбината.

Поэтому вполне естественно, что вся эта его работа очень многим высокопоставленным чиновникам, являющимся злостными нарушителями законов республики, доставляла немало хлопот. И не удивительно, что чаша их терпения, наконец, переполнилась.


По словам руководителя ПАУ Елены Урлаевой, правозащитники, требуя от властей гарантий дальнейшей безопасности для своего коллеги, намерены тщательно контролировать ход расследования по факту этого злостного нападения и избиения.
Между тем, по сообщению Урлаевой, это не первое покушение на жизни и здоровье жителей Ангрена. За последнее время подобным нападениям и преследованиям подверглись еще несколько человек, обращавшихся в ПАУ с жалобами на действия ряда высокопоставленных должностных лиц…

Uznews.net

***

Кто покушался на правозащитника Дмитрия Тихонова?

01.03.10

Uznews.net - Милиция с большой неохотой возбудила уголовное дело по факту нападения на прошлой неделе на ангренского правозащитника Дмитрия Тихонова.

Как считает сам Дмитрий Тихонов, возможной целью нападения на него было убийство. И только случайность позволила ему остаться в живых.

«23-го февраля около 8 вечера я сидел на корточках возле мотоцикла в своем гараже. Неожиданно сзади меня кто-то обхватил рукой за шею и с угрозой в голосе сказал: «В Интернете пишешь?».

Чтобы вырваться, я ткнул рукой назад и попал нападавшему пальцем в глаз, причем, видимо, повредил его достаточно сильно, - рассказывает Дмитрий Тихонов.

- Тот отпустил захват, меня повело в сторону. И тут сзади я получил сильный удар в висок тяжелым металлическим предметом, как я предполагаю, куском водопроводной трубы, после чего потерял сознание».

Нападавших, по мнению Тихонова, было двое. Тому, кто бил по голове, надо было заняться пострадавшим от удара в глаз. Поэтому они и прекратили дальнейшую расправу над правозащитником. Возможно, здесь сыграл роль и подошедший к гаражу товарищ Дмитрия, который мог спугнуть нападавших.

Металлической трубой в висок с целью простого запугивания не бьют. Это явное покушение на убийство, считает Тихонов. Поэтому когда его доставили в 1-ую горбольницу Ангрена, он стал требовать от приехавшего по вызову врачей милицейского наряда возбуждения уголовного дела.

«Врач констатировал у меня сильный ушиб височной области и сотрясение головного мозга, - говорит Дмитрий Тихонов. – Но милиционеры стали уговаривать меня не подавать заявления. Мол, ты никого не видел, это «висяк» - все равно никого не найти. Я не согласился, тогда милиция стала брать меня измором. Сначала пришел участковый, потом - оперативники. И все они по очереди советовали отказаться от возбуждения уголовного дела».

По словам Тихонова, милиционеры, видя его настойчивость, куда-то долго звонили, и только после этого дали распоряжение старшей медсестре зарегистрировать криминальный характер повреждений Тихонова. Хотя медсестра должна была это сделать еще до вызова милиции.

Опасаясь повторного покушения, Дмитрий Тихонов решил не оставаться в больнице, несмотря на то, что врач настаивал на госпитализации, и уехал за город, где прятался, пока в минувшую субботу за ним не приехала лидер «Правозащитного альянса Узбекистана» (ПАУ) Елена Урлаева.

«Мы с Дмитрием сразу же отправились в ГУВД Ангрена с целью возбудить уголовное дело, - рассказывает Урлаева. – Однако заявление у него долго принимать не хотели. Тогда нам пришлось, буквально, ворваться в кабинет начальника милиции, и только он, наконец, заверил нас, что делу будет дан законный ход».

Начальник милиции также заверил Елену Урлаеву в том, что он, как человек новый, постепенно наводит в своем ведомстве порядок. Но, по мнению лидера ПАУ, до порядка в Ангренской милиции еще далеко. Пока она с Тихоновым находилась там, на ее глазах в коридоре женщина избила парня, а никто из милиционеров даже не вмешался.

Впрочем, начальник милиции в отношении Дмитрия Тихонова свое слово сдержал. Накануне правозащитник весь день провел в ГУВД Ангрена, где давал показания и получил направление на судмедэкспертизу. Но будут ли найдены виновные, пока еще под большим вопросом.

Единственный на весь Ангрен правозащитник в своем городе «насолил» многим нерадивым чиновникам, бизнесменам и милиционерам. В частности, с его подачи были посажены в тюрьму несколько сотрудников местного ГУВД.

Так что, с одной стороны, подозреваемых в нападении больше, чем достаточно. Но с другой, если взять за основу для следствия фразу «В Интернете пишешь?», сказанную одним из нападавших, их круг может быть значительно сужен.

В Интернете в последнее время выходил только один материал, где пространно цитировались слова Дмитрия Тихонова. Это статья «Золотая лихорадка» в Узбекистане грозит протестами?», опубликованная на нашем сайте 4-го февраля текущего года.

В этой статье Дмитрий, в частности, рассказал про «отмывку» краденого золота в ювелирных мастерских Ангрена и Алмалыка. Он даже назвал имя нечистого на руку ювелира, указав адрес, где тот работает, а также раскрыл метод «отмывки».

Говорил Дмитрий в статье и о том, что милиция, как только он поднял вопрос о краже золота, тут же возбудила против него самого уголовное дело, из которого постепенно исчезли все упоминания о золоте.

«Вполне возможно, что после выхода статьи хозяина и работников той мастерской крепко «прижали» правоохранительные органы, и тем пришлось основательно раскошелиться, чтобы замять дело, - на условиях анонимности говорит один из жителей Ангрена. – Вот они и наняли бандитов, чтобы поквитаться с нанесшим ему убытки правдолюбцем».

Такую версию косвенно подтверждает тот факт, что, по словам Дмитрия Тихонова, два года назад герой вышеупомянутой статьи Абдрефий Фефилов, узнав, что Тихонов хочет разоблачить его деятельность, столкнул того в горах с семиметровой скалы. А потом еще бросал сверху большие булыжники, целясь ему в голову.

Впрочем, не исключено, что Фефилов к нынешнему покушению на своего недруга никакого отношения не имеет. Возможно, покушение организовал кто-то другой, кому также не угодил ангренский правозащитник. А многие его коллеги, включая Елену Урлаеву, вообще убеждены, что заказ на расправу с Тихоновым пришел из Ташкента, непосредственно от властей Узбекистана.

Так что ГУВД Ангрена сейчас попало в крайне щекотливое положение: если правоохранители найдут напавших на Тихонова, то через них легко можно выйти на заказчиков преступления, что для милиции может оказаться весьма нежелательно…

Uznews.net

***

Правозащитник Дмитрий Тихонов нуждается в помощи!

17.03.10

Uznews.net – «Правозащитный альянс Узбекистана» (ПАУ) обратился к жителям Узбекистана с просьбой о материальной помощи на лечение его ангренского активиста Дмитрия Тихонова, жестоко избитого три недели назад.

Как сообщает другой активист ПАУ Владимир Хусаинов, его коллега после избиения «прибыл на лечение в один из городов Узбекистана, так как в родном Ангрене ему угрожают бандиты, и он не может там лечиться».

В больнице, куда поступил Тихонов, невропатолог, подтвердивший у него сотрясение мозга, назначил ему, минимум, 10-дневный курс лечения с оплатой в 350 тысяч сумов (около $ 155). А так как, по всей видимости, Тихонову понадобится провести томографию головного мозга, окончательная сумма будет значительно выше.

«Правозащитника Дмитрия Тихонова, имеющего высшее образование, не берут на работу, и у него большие проблемы с деньгами. А бесплатно медицинскую помощь у нас не оказывают, - рассказывает Хусаинов.

- Врачи при сотрясении головного мозга рекомендуют покой и постельный режим. Но работники милиции постоянно вызывают его к себе на допросы, что дополнительно травмирует Дмитрия, хотя он обращался к следователю с просьбой не беспокоить его 10-15 дней, поскольку травма головного мозга может дать
осложнение с летальным исходом или инвалидностью».

В связи с вышесказанным, коллеги Тихонова убедительно просят всех желающих помочь ему материально или медикаментами. «У кого есть возможность, пожалуйста, помогите!», - пишут правозащитники и приводят для связи и дополнительной информации свои номера телефонов: Хусаинов Владимир - +998-97-7701640, Урлаева Елена - +998-93-3921784, факс 998-71-2641584.

На единственного в промышленном городе Ангрене правозащитника Дмитрия Тихонова двое неизвестных злоумышленника напали в его собственном гараже вечером 23-го февраля.

Поначалу один из них набросился на Тихонова и стал его душить со словами: «Зачем ты пишешь в Интернете?». Когда Тихонову удалось вырваться из удушающих объятий, второй преступник нанес ему железной трубой сильный удар по голове, отчего правозащитник потерял сознание.

Через какое-то время его в бесчувственном состоянии обнаружил близкий друг, который довез Тихонова до 1-й городской больницы, где ему была оказана первая медицинская помощь. Спустя пару дней ГУВД Ангрена по факту избиения и покушения на убийство возбудило уголовное дело, и сейчас ведется следствие.

По мнению коллег правозащитника, покушение на него было организовано властями Узбекистана с целью, во-первых, проучить его за активную правозащитную деятельность, а во-вторых, отбить у него всякую охоту вновь заниматься защитой попранных прав своих земляков.

***

Для приготовления блюда халим на 10-12 человек требуется 7 стаканов очищенной от шелухи пшеницы, 500 кг баранины, 1 головка лука, коричная пудра, сливочное масло, соль и сахарный песок. Положить мясо в кастрюлю, добавить соль и 6 стаканов воды и варить до готовности. Тщательно отбить мясо до размягчения. Пшеницу высыпать в относительно большую кастрюлю, добавить 3 литра воды и варить на слабом огне в течение трех часов, время от времени помешивая и добавляя кипяченую воду. Размягчить в миксере отварную пшеницу, добавить отбитое мясо и мясной сок, чуточку соли (так как халим едят с сахарным песком) и перемешать. Кастрюлю поставить на слабый огонь и дать массе закипеть. Перед подачей залить халим растопленным сливочным маслом и посыпать коричной пудрой. Отдельно поставить на стол посуду с сахарным песком. Халим также можно приготовить из индейки.

В Узбекистане арестован президент крупной пермской компании - Западно-Уральского машиностроительного концерна Александр Поздеев, сообщают российские СМИ.

Известно, что против него возбуждено уголовное дело.

Помимо должности президента группы предприятий Западно-Уральского машиностроительного концерна («ЗУМК»), Александр Поздеев является генеральным директором дочерней компании – «ЗУМК-Инжиниринг», которая еще в 2007 году заключила контракт на строительство калийного рудника в Узбекистане и открыла там же свое представительство.

Причины ареста

Достоверные причины его ареста пока неизвестны.

По данным пермского издания «Местное время» глава концерна будто бы связан с неким прошлогодним ЧП, когда в Узбекистане произошло затопление рудника, проектированием которого занималась «ЗУМК-Инжиниринг».

В то же время по информации «Эха Москвы», Александра Поздеева подозревают в завышении стоимости контрактов.

Издание отмечает, что этому предприятию в Узбекистане принадлежит завод по производству калийных удобрений, и оно планировало расширить свое присутствие в республике.

Ничего личного

Все случившееся очень похоже на ставший привычным для узбекских властей прибыльный бизнес по отнятию собственности у иностранных инвесторов, ввиду географической отдаленности Узбекистана и его значения для США в связи с маршрутом снабжения натовских войск в Афганистане, всегда остававшийся безнаказанным.

С обвинения в преступлении, подпадающем под действие УК РУз, начинается стандартный «наезд» на иностранных инвесторов, заканчивающийся либо отъемом успешного бизнеса, либо выплатой крупных «откупных».

Как отнимается бизнес - СП Зарафшан-Ньюмонт

Вот лишь несколько примеров подобных бандитских атак на крупных иностранных инвесторов.

В 2006 году хозяйственный суд Узбекистана признал банкротом золотодобывающее СП Зарафшан-Ньюмонт (Zarafshan-Newmont), половина акций которого принадлежала второй по величине в мире американской компании Newmont Mining Corp, построившей в Узбекистане в 1995 году золотодобывающую фабрику и инвестировавшей в разработку отвалов золоторудного месторождения Мурунтау более 225 миллионов долларов.

Ранее власти Узбекистана наложили арест на золото и часть активов СП Зарафшан-Ньюмонт, после того как местный суд первой инстанции удовлетворил претензии налоговых органов на взыскание с предприятия 49 миллионов долларов в виде неуплаченных налогов за 2002-2005 годы. Newmont назвала это попыткой узбекского правительства экспроприировать свои активы.

После банкротства СП узбекские власти предприняли несколько попыток продать компанию на аукционе, но претендентов на приобретение актива при стартовой цене около 140 миллионов долларов не нашлось.

В июле 2007 года стороны объявили о разрешении конфликта. Узбекская сторона пошла на попятную и согласилась заплатить компании Ньюмонт крупную сумму денег за ее 50-процентную долю в СП Зарафшан-Ньюмонт (по одним данным, 80 миллионов долларов, по другим – 45 миллионов). Компанию Ньюмонт это полностью удовлетворило. Внешне конфликт был улажен, однако шум от него стоял долгий – наглая попытка узбекских властей отобрать имущество американской компании – дело серьёзное.

Oxus Gold

В том же 2006 году власти взялись за британскую золотодобывающую компанию Oxus Gold. Представители налоговых органов заявили, что СП Амантайтау Голдфилдс (Amantaytau Goldfields), в котором британской компании Oxus Gold и узбекскому правительству принадлежало по 50 процентов акций, должно выплатить крупную сумму налогов в госказну за то время, когда для предприятия действовали налоговые льготы. То есть, ситуация развивалась по абсолютно той же схеме, что и с Зарафшан-Ньюмонт.

Навоийский хозяйственный областной суд в Узбекистане удовлетворил иск налоговых органов о взыскании с СП Амантайтау Голдфилдс налоговой задолженности за 2003-2005 годы на сумму более 223,8 миллиона долларов и обязал СП выплатить эти деньги в счет неуплаты налогов.

Однако через некоторое время компания получила предложение: передать 16 процентов акций зарегистрированной в Швейцарии, но действующей в Узбекистане компании Зеромакс (за которой стояла Гульнара Каримова, старшая дочь президента).

Британская компания пошла на эту сделку, надеясь, что Зеромакс поможет ей сохранить свой бизнес в Узбекистане. Oxus Gold продала 16 процентов своих акций компании Зеромакс за 12,3 миллиона фунтов, а также включила в состав совета директоров СП Амантайтау Голдфилдс исполнительного директора Зеромакса Миродила Джалолова (доверенное лицо Гульнары Каримовой).

Вскоре после этого почти все налоговые претензии были сняты. В начале 2007 года очередной суд, рассмотрев апелляцию, снял основную часть налоговых претензий на 208 миллионов долларов в отношении золотодобывающего СП с британской Oxus Gold plc.

Суд также снял ограничения на деятельность СП, связанные с предыдущим судебным решением. Позже были сняты остальные претензии, за исключением одной, в размере 1,1 миллиона долларов.

Metal-Tech Ltd

Продолжает судиться с Узбекистаном и израильская металлургическая компания Metal-Tech Ltd, считая, что действия узбекских властей привели к банкротству местного СП по производству высококачественных продуктов молибдена, в котором компании принадлежало 50 процентов акций.

В 2006 году власти Узбекистана лишили СП «Uzmetal Technologies» права на получение молибденового сырья, а в 2007-м суд в Ташкенте признал это предприятие банкротом.

Metal-Tech Ltd вложила в этот проект около 20 миллионов долларов. Компания обвиняет Узбекистан в нарушении норм международного права и местных законов.

«Daewoo»

Подобный же механизм – налоговые претензии и банкротство – узбекские власти применили и в отношении южнокорейской корпорации «Daewoo», которая в 1996 году открыла в Андижанской области СП по производству автомобилей – завод «УзДЭУавто».

СП лишилось предоставленных ранее льгот, а Государственный налоговый комитет предъявил ему претензии по будто бы недоплаченным налогам за период, когда льготы еще действовали.

В итоге, в октябре 2005 года узбекская ассоциация предприятий автомобилестроения - «Узавтопром» - выкупила принадлежавшие корейской стороне 50 процентов акций СП за 100 с чем-то миллионов долларов. Покупка пакета акций корейских партнеров могла быть заранее оговорена и стала своего рода «откатом» за то, что корейская корпорация не стала разбираться с Узбекистаном в международном арбитраже.

Вторая атака на Oxus Gold

В 2011-м началась вторая атака на Oxus Gold (первая закончилась тем, что Oxus Gold продала 16 процентов своих акций Зеромаксу).

Узбекские власти объявили, что Oxus нарушила налоговое законодательство, и попытались ликвидировать СП «Амантайтау Голдфилдс» в принудительном порядке.

Начались карательные налоговые проверки, бюрократические преследования, а главный технолог Oxus Саидкул Ашуров, гражданин Таджикистана, был арестован и заключен в тюрьму по сфабрикованному обвинению в шпионаже.

«Это четкое указание правительства, с которым мы имеем дело в Узбекистане», - заявил тогда Роберт Амстердам, адвокат компании Oxus Gold. – «Oxus сопротивлялся требованиям правительства о ликвидации, которое было связано с нахождением причин, чтобы украсть последние иностранные активы в горнодобывающей промышленности в Узбекистане».

В ответ Oxus Gold подала заявление в арбитражный суд с требованием компенсации за принудительное отчуждение активов СП Амантайтау Голдфилдз и месторождения Хандиза. Компания подкрепила исковое заявление независимым докладом и мнениями экспертов со стороны Wardell Armstrong International о количественных потерях Oxus в результате нарушения двустороннего инвестиционного договора между Великобританией и Узбекистаном. Сегодня бывший британский партнер намерен отсудить у Узбекистана 400 миллионов долларов. Удастся это или нет, точно сказать не может никто.

«Spentex Toshkent Toytepa»

В мае 2012 года, не просуществовав и шести лет, было закрыто крупнейшее в Средней Азии текстильное предприятие со стопроцентным индийским капиталом - ИП ООО «Spentex Toshkent Toytepa», являвшееся крупнейшим в Центральной Азии.

Хозяйственный суд Ташкентской области признал его банкротом.

Формальной причиной этого стало невыполнение в полном объеме обязательств по платежам за приобретенные активы, а также «низкие производственные показатели» предприятия. По неофициальным сведениям налицо не банкротство, а типичный государственный рэкет - отъём собственности.

Faberlic Tashkent

Весной 2012 года возникли проблемы и у ИП ООО Faberlic Tashkent - дочернего предприятия российской компании Faberlic, выпускающей косметику и работающей в Узбекистане с 2007 года. Счета компании были арестованы, склады опечатаны, реализация продукции полностью прекращена. Однако через три месяца, в августе, она возобновила свою работу.

Ранее из Узбекистана были вытеснены другие компании, производящие или продающие косметику и парфюмерию – например, российский концерн «Калина».

«Oriflame»

В 2011 году в Узбекистане было закрыто представительство «Oriflame», работавшее на рынке страны 10 лет. Шведская компания была обвинена в нелегальном ввозе в страну косметической продукции, а также в нарушениях налогового законодательства (стандартный набор обвинений).

Carlsberg Uzbekistan

В 2012 году настала очередь крупнейшего производителя пива - ИП ООО Carlsberg Uzbekistan, инвестировавшего в производство в Узбекистане свыше 100 миллионов долларов. Компания была обвинена в неуплате налогов и на нее были наложены финансовые санкции за «сокрытие выручки от реализации неучтенной продукции» на общую сумму около 4,6 миллиона долларов по официальному курсу.

Та же технология – обвинения в неуплате налогов, а затем экспроприация собственности, была применена к инвесторам в области производства цемента.

United Cement Group

В 2006 году входящее в группу «Евроцемент» казахстанское ТОО «Каспийские ресурсы» (крупнейший в Центральной Азии цементный холдинг) приобрело на бирже акции двух цементных заводов в Узбекистане - «Кувасайцемент» (60,4 процента акций) и «Бекабадцемент» (54,7 процента акций, которые затем под давлением со стороны узбекских властей были снижены до 51,53 процента акций).

«Каспийские инвестиции» успешно вели свой бизнес в Узбекистане, их корпорация разрасталась, они даже поменяли название на United Cement Group. Общая сумма инвестиций казахстанской компании в переоснащение цементной отрасли Узбекистана составила более 62 миллионов долларов.

В 2011-м году, когда узбекские цементные заводы получили обновленные технологические линии, и производство заработало в полную мощь, начался шантаж собственников бизнеса со стороны государственных структур, а затем руководству цементного завода в Бекабаде были предъявлены претензии. Оно было обвинено в нелегальном производстве и экспорте цемента в другие страны, а также в уклонении от уплаты налогов.

В январе 2012 года Ташкентский областной суд по уголовным делам приговорил к большим срокам лишения свободы нескольких сотрудников компании.

Генерального директора ОАО «Бекабадцемент» Сергея Никитина осудили на 14 лет заключения, финансовому директору Айгуль Жамиевой дали 9 лет, остальным фигурантам дела присудили такие же суровые наказания с конфискацией имущества.

Казахстанский холдинг United Cement Group потерял контроль над 51,53 процентами акций узбекского «Бекабадцемента», а новым акционером с долевым участием в размере 51,53 процента теперь числится Госкомимущество Узбекистана.

Решение было принято после определения областного суда по уголовным делам в связи со значительным ущербом, будто бы нанесенным Узбекистану.

По оценке компетентного эксперта, директора ТОО «БТ оценка и Консалтинг» Татьяны Гиш, стоимость всего бизнеса «Бекабадцемента» составляет около 68 миллионов долларов, а размер рыночной стоимости 51 процента акций этого предприятия, которого лишился казахстанский бизнес, составляет 30-48 миллионов долларов. Практически это размер присвоенных средств казахстанского частного бизнеса.

В середине июня 2012 года прокуратура города Кувасая приняла решение об аресте банковских счетов второго цементного завода, контрольный пакет акций которого принадлежит United Cement Group - ОАО «Кувасайцемент». Сумма денежных средств, находящихся на арестованных банковских счетах эмитента, составляет 23,9 миллиона долларов (в валютном эквиваленте).

МТС

О рейдерских наездах на телекоммуникационные компании с участием Гульнары Каримовой, окончившиеся делом узбекской «дочки» российской компании МТС и «раскулачиванием» узбекской принцессы (подавилась) рассказывать никому не надо – об этом достаточно хорошо известно, тем более что даже простое перечисление всех этих дел заняло бы не одну страницу.

Кстати, в опубликованном рейтинге «Doing Business-2013», подготовленном Всемирным банком и Международной финансовой корпорацией (IFC), Узбекистан занял последнее место среди стран Восточной Европы и Центральной Азии. Правда, в рейтинге нет данных по соседнему Туркменистану.

Деловой центр Ташкента – это линия из блестящих фасадов на проспекте Афрасиеб (бывший Космонавтов), где нет никакой жизни из-за проходящей рядом «президентской трассы».

Здесь на расстоянии полутора километров расположены более 20 административных зданий высотой от двух до пяти этажей, возведенных в течение последних пяти-восьми лет из современных материалов с обильным использованием стекла и зеркальных поверхностей.

Объяснение этому очень простое: офисные здания находятся на так называемой «президентской трассе», то есть участке улицы, где два раза в день проносится кортеж Ислама Каримова, поэтому в целях обеспечения безопасности последнего им не разрешают полноценно работать.

«Президентская трасса» - один из самых охраняемых объектов Ташкента, здесь концентрируется едва ли не половина милиционеров, гаишников и эсэнбэшников города.

Деловой центр Ташкента – это линия из блестящих фасадов на проспекте Афрасиеб (бывший Космонавтов), где нет никакой жизни из-за проходящей рядом «президентской трассы».

Здесь на расстоянии полутора километров расположены более 20 административных зданий высотой от двух до пяти этажей, возведенных в течение последних пяти-восьми лет из современных материалов с обильным использованием стекла и зеркальных поверхностей.

Их фасады украшены названиями всевозможных фирм и организаций: East Telecom, Алока-банк, Gissarneftgaz, UzGazOil, Alubond, Румынская мебель, мебель Epson, Trade House, Gloriyainvest и т.д.

Но за блестящими фасадами ничего нет: большая часть фирм давно покинула Узбекистан, оставшиеся предпочитают базироваться в других районах города, так что красивые офисные здания вот уже много лет стоят пустыми или полупустыми.

Блеск для Каримова

Объяснение этому очень простое: офисные здания находятся на так называемой «президентской трассе», то есть участке улицы, где два раза в день проносится кортеж Ислама Каримова, поэтому в целях обеспечения безопасности последнего им не разрешают полноценно работать.

Президентская трасса» - один из самых охраняемых объектов Ташкента, здесь концентрируется едва ли не половина милиционеров, гаишников и эсэнбэшников города.

По этой причине нормального подъезда к офисным зданиям, имевшим несчастье быть построенными вдоль маршрута следования президента, не существует.

Все они отделены от проезжей части проспекта Космонавтов сплошной металлической оградой с кирпичными столбиками, тянущейся все эти полтора километра. Ни одного проезда к офисам со стороны проспекта просто нет.

Парковать машины перед этой оградой, на обочине проспекта (допустим, вам понадобилось заехать в Алока-банк), нельзя и подавно – а вдруг террористы оставят здесь автомобиль с взрывчаткой?..

В итоге со стороны проспекта к расположенным вдоль него офисам нельзя приблизиться никоим образом.

Но это не все. Если бы кто-то попытался подъехать к фасадной части офисов с их тыловой части, минуя ограду вдоль проспекта Космонавтов, то у него и в этом случае возникли бы затруднения: дороги перед офисными зданиями нет вообще, только узкие тротуарчики, местами с просевшим покрытием (с «президентской трассы» этого не видно).

Если жизнь теплится…

Тем не менее, в некоторых офисах жизнь все-таки теплится. Подъехать к ним можно только сзади – со стороны идущей вдоль проспекта Космонавтов линии советских девятиэтажек (офисы построены между проспектом и девятиэтажками).

Там даже можно увидеть какие-то машины. Но это явно не та жизнь, что обозначена неоновыми буквами на лицевой части бизнес-центров.

Корреспонденту Uznews.net удалось обнаружить в этих 20 с лишним зданиях фитнесс-клуб, солярий, салон красоты и секцию танцев; некоторые помещения занимали какие-то организации.

Вход в них почти всегда был с тыловой части, со стороны девятиэтажек, — центральные входы, обращенные к «президентской трассе», были закрыты и едва ли не замурованы.

Время от времени виднелись плакаты, извещавшие, что офисы сдаются в аренду. Желающих ее оформить, судя по всему, было немного.

Проистекающие из этого выводы вполне определенны (и тяготеют к более широким обобщениям): бизнесу там делать нечего – этому сознательно мешает президент Каримов.

И роль всех этих аккуратных, сверкающих зеркалами зданий сводится исключительно к имитационной функции – чтобы все видели, что они есть.

Болезнь в развитии

В 1990-е годы президент Каримов еще позволял себе ездить по городу с небольшой охраной.

Корреспонденту Uznews в конце того десятилетия удалось понаблюдать, как возле вокзала он указывал рукой двум-трем чиновникам, одним из которых был некогда влиятельный советник Исмаил Джурабеков, на памятник 14 туркестанским комиссарам, видимо, приказывая его снести.

Милиция тогда оттеснила прохожих всего лишь до тротуара противоположной части дороги.

То есть, президент находился от обычных людей метрах в 15-20. К общению с ними он, конечно, не стремился – был занят тем, что давал «ценные» указания, но и какого-либо страха не проявлял.

Все изменилось после серии взрывов в Ташкенте в феврале 1999 года. Похоже, что они сильно испугали Каримова: власти предприняли срочные меры по усилению собственной безопасности.

Первым делом была запрещена прописка иногородних (массы неустроенных людей в столице страны опасны и непредсказуемы).

Затем неспешно, но последовательно началась тотальная «зачистка» центра города. Уничтожались пространства, где теоретически могло бы собраться много людей, а также проезды к «стратегическим» объектам — резиденциям Каримова и путям его следования.

В частности, была закрыта, лишена бетонного покрытия, а потом засажена елками площадь Независимости, главная площадь Ташкента, где в советское время проходили многочисленные парады и демонстрации.

Были снесены кафе на набережной канала Анхор поблизости от каримовской резиденции «Ок Сарой».

Потом стали сносить кафе на всем протяжении «президентской трассы», оставляя пустые места.

Снесли магазины в широком подземном переходе возле метро Горького (над ними ежедневно проезжает президент).

Впоследствии их судьбу разделили тысячи других магазинов Ташкента, правда, уже по другой причине.

Судя по тому, как власти «обезвреживали» один объект за другим, у президента страны начала проявляться явная паранойя, со временем все более и более усиливаясь.

А после подавления внезапно вспыхнувшего антиправительственного мятежа в Андижане в 2005 году как будто прорвало: в Ташкенте стали повально закрывать дороги, выходящие к «президентской трассе». Причем, не просто закрывать, а закапывать.

Одной из первых была закрыта и закопана дорога на оживленной улице, ведущей от ЦУМа к проспекту Космонавтов (то есть, к «президентской трассе»).

В последующие годы то же самое произошло с десятком других дорог в центральной части узбекской столицы, большинство которых были превращены в подобия парковых зон.

Было запрещено автомобильное движение мимо каримовской резиденции «Дурмень», расположенной близ оживленной автомагистрали, ведущей от центра Ташкента к окраине столицы и далее – к городам Чирчику и Газалкенту.

Теперь, не доезжая до «Дурменя», весь транспортный поток сворачивает влево и устремляется по дуге в объезд на несколько километров, чтобы отсиживающийся там пожилой человек мог чувствовать себя в безопасности.

Более всех досталось оживленной улице Ферганский путь (бывшее Куйбышевское шоссе), соединявшей центр столицы Узбекистана с густонаселенным жилым массивом Куйлюк.

Поскольку «президентская трасса» в одном месте пересекала эту дорогу, то последнюю закрыли, перегородили поперек металлическими решетками, часть автомобильного моста, на который въезжал поток транспорта, разрушили, а место бывшей дороги застроили «элитными» многоэтажками, чтобы затруднить ее восстановление и в будущем.

В результате для президента Каримова была проложена своеобразная «выделенная линия», проходящая через половину города и почти не соприкасающаяся с другими трассами. То, что десятки тысяч автомобилей и автобусов вынуждены направляться в объезд, и подолгу простаивать в пробках, его совершенно не волнует.

«Зачищен» оказался практически весь центр города с двухмиллионным населением.

Там закрыли большинство кафе, магазинов, ресторанов, часть рынков, снесли почти все автостанции – словом, избавились от всего, где могло бы собраться много народа (или где теоретически могли бы засесть экстремисты).

Когда же пару-тройку раз в год президенту приходится выбираться из своей резиденции «на люди» – как правило, либо во дворец Форумов, либо в Национальный парк Навои («Комсомольское озеро»), то милиция и спецслужбы перекрывают все в радиусе не менее полукилометра, чтобы и муха не смогла пролететь.

О том, что вышеперечисленное — не просто меры предосторожности, пусть даже чрезмерные, но проявления психической неадекватности узбекского лидера, говорит тот факт, что в 2011 году по указанию властей из ташкентского метро была убрана реклама, приносящая постоянный доход ташкентской «подземке», и заменена плакатами с бессмысленными призывами к бдительности.

Поэтому существование «показательной» улицы фиктивных офисов – явление, вполне соотносимое с проблемной психикой президента Каримова, с одной стороны желающего продемонстрировать миру грандиозные «успехи» Узбекистана, с другой — страдающего чем-то вроде мании преследования, то есть обычной диктаторской болезнью.

Футбольный клуб «Бунёдкор» мошенническим образом заставили проиграть слабому сопернику - «Пахтакору», предположительно в расчете на крупные денежные ставки, сообщает «Викиликс».

Как делать деньги

В депеше от 17 сентября 2009 года, составленной послом США в Узбекистане Ричардом Норландом и названной: «Вопреки всем ставкам «Пахтакор» выигрывает 1:0!», - объясняется причина этой неожиданной победы.

Норланд пишет, что бразильский тренер ведущей узбекистанской команды «Бунёдкор» (в то время Фелипе Сколари – Uznews.net) рассказал главе политико-экономического отдела американской дипмиссии об инциденте, произошедшем после матча с командой «Пахтакор» – соперником «Бунёдкора».

«Бунёдкор» тогда проиграл со счетом 0:1, поскольку большая часть его звездного бразильского состава получила красные карточки в первые 10 минут игры.

По окончании матча главный судья подозвал тренера и сказал, что он очень сожалеет, но «должен кормить свою семью», и объяснил, что получил приказ от президента Федерации футбола Узбекистана (сенатора и бывшего вице-премьера Мираброра Усманова – Uznews.net), в соответствии с которым «Пахтакор» должен был выиграть со счетом 1:0.

Проигранный «Бунёдкором» матч был внутренним, не влияющим на будущее команды в международных играх, но что очень вероятно, имеющий значительное влияние на букмекерские выплаты в ситуации огромной разницы в размере ставок в случае выигрыша «Пахтакора», говорится в депеше.

«В Узбекистане очень немногие сферы жизни имеют иммунитет от вездесущей коррупции, несущей беды обществу, и кажется, что спорт особенно подвержен ее разлагающему влиянию», - констатирует в своем послании Ричард Норланд.

В качестве справки он добавляет, что клуб «Бунёдкор», который предположительно спонсируется старшей дочерью президента Гульнарой Каримовой, «в последнее время импортирует бразильские таланты с головокружительной интенсивностью – вероятно, в попытке добиться конкурентоспособности в Азиатской лиге [чемпионов] и таким образом улучшить профиль Узбекистана в регионе».

В свою очередь, «Пахтакор» является старейшей из двух команд, и полностью состоит из узбекских игроков, поясняет посол США.

Звездный час

История стремительного взлёта «Бунёдкора» удивительна и не имеет аналогов в истории Узбекистана.

Футбольный клуб был создан в 2005 году и первоначально назывался «Нефтьгазмонтаж-Курувчи», или сокращенно «Курувчи» («Строитель»), пока в августе 2008-го его не переименовали в «Бунёдкор» («Созидатель»).

Поскольку учредившее его СП ООО «Нефтьгазмонтаж» являлось дочерним предприятием компании «Зеромакс», контролируемой Гульнарой Каримовой, то финансирование «Бунёдкора» велось именно по этой линии, а также с привлечением других предприятий нефтегазовой сферы.

Примерно с 2007 года клуб начали активно накачивать деньгами, чтобы сделать из него примерно то, что делали с приобретенными английскими футбольными клубами известные российские олигархи – чемпиона.

В «Бунёдкор» стали возвращаться его лучшие игроки, ранее ушедшие в другие команды, в него перешел ряд футболистов «Пахтакора» - на тот момент сильнейшей команды республики. Деньги на их зарплату, по словам представителя футбольной Федерации, заносили просто чемоданами.

А вскоре небольшой и малоизвестный до этого клуб из бедной среднеазиатской республики стал набирать звезд мирового футбола, в первую очередь, бразильских, обещая им многомиллионные гонорары.

Так в «Бунёдкоре» появилось множество иностранных легионеров – Ривалдо, Денилсон, Жоао Виктор, Эдсон Рамос, Вильянуэва и другие.

В июне 2009-го ташкентский клуб возглавил Фелипе Сколари, до этого тренировавший команды Бразилии и Португалии.

Все это непосредственным образом отразилось на успехах «Бунёдкора». В кратчайшие сроки он превратился в команду номер один и, начиная с 2008 года, стал побеждать во всех ежегодных Чемпионатах Узбекистана по футболу, а в 2008 и 2010 годах отвоевывал у «Пахтакора» титул обладателя Кубка Узбекистана.

Но главной его целью была победа в Лиге чемпионов Азии.

В 2008-м «Бунёдкор» вплотную приблизился к ней, выйдя в полуфинал, однако добиться победы в этом престижном футбольном турнире команде так и не удалось.

По сумме двух встреч клуб уступил австралийской «Аделаиде». Выход в полуфинал Лиги Чемпионов так и остался его наивысшим достижением.

Обманутые звезды

Сказочная жизнь продлилась не очень долго. В начале 2010 года компания «Зеромакс» приостановила свою деятельность, а в мае официально была объявлена банкротом, после чего золотой дождь, безостановочно лившийся на футболистов «Бунёдкора» почти три года, вдруг прекратился.

Игроки стали уходить. В первую очередь команду покинули бразильцы, так и не дождавшиеся полной выплаты обещанных гонораров.

В мае 2010-го с поста главного тренера «Бунёдкора» ушел и Фелипе Сколари, который за 11 месяцев работы в этой должности должен был получить 13 миллионов евро, что делало его самым высокооплачиваемым футбольным тренером планеты.

А еще через несколько месяцев иностранные экс-игроки ташкентского клуба начали дружно подавать иски в швейцарский суд, требуя от спонсора «Бунёдкора» – компании «Зеромакс» - выплатить им честно заработанные деньги.

Так, Ривалдо, по словам его представителя, недополучил 14,3 миллиона долларов. Другие бразильские футболисты - Денильсон и Рамос - оценили невыплаченные им суммы соответственно в 848 и 358 тысяч долларов.

Востребовать долги пытались и бразильские переводчик и физиотерапевт, которым «Бунёдкор» в общей сложности задолжал более 77 тысяч долларов.

Помимо этого выяснилось, что «Зеромакс» недоплатила и бразильскому футбольному клубу «Mogim Mirim», безуспешно пытавшемуся взыскать с обанкроченной компании за ряд оказанных услуг 1,5 миллиона долларов.

Скорее жив

Несмотря на все эти перипетии, включая исход иностранных легионеров и потерю многих собственных игроков, «Бунёдкор» все-таки остался на плаву и по-прежнему является ведущей футбольной командой Узбекистана.

В недавно опубликованном рейтинге 400 лучших футбольных клубов последнего года, составленном Международной федерацией футбольной истории и статистики (IFFHS), он занял 142-е место, передвинувшись сразу на 29 пунктов (было 171-е).

Его главный соперник, «Пахтакор», в течение последнего года тоже улучшил свое положение в рейтинге IFFHS, поднявшись с 272-й до 222-й позиции.

Ахмаджон Адылов (в узбекском написании Одилов) – один из немногих динозавров советского времени, доживших до наших дней. В уже далекие 1970-80-е он возглавлял крупнейшее в СССР объединение колхозов и совхозов – Папский агропромышленный комплекс в Наманганской области Узбекистана. Был другом Брежнева и доверенным лицом Шарафа Рашидова. Газеты на все лады хвалили его достижения в области сельского хозяйства и рекомендовали повсеместно перенимать его опыт.

Если в Узбекистане начнутся массовые протесты, армия будет их изолировать, чтобы МВД и СНБ могли расправиться с протестующими внутри зоны оцепления, сообщает «Викиликс».

Об этом говорится в очередном документе из дипломатической почты посольства США в Узбекистане, опубликованном сайтом «Викиликс».

Высокопоставленный сотрудник американского посольства Брэд Хэнсон в депеше от 3 декабря 2007 года даёт некоторые ответы относительно вероятной реакции узбекских властей на гражданские беспорядки, грозящие перерасти в полноценное восстание.

Согласно его выводам, при любом раскладе событий основным ответом правительства станет многочисленный аппарат внутренней безопасности Узбекистана.

Отчет Хэнсона составлен в виде ряда вопросов и последующих ответов на них.

Вопрос №1:

Какая организация будет реагировать, и кто будет руководить, если в Узбекистане начнутся крупные акции протеста? Кому наиболее лояльны эти войска (управлению первого звена/руководству, командирам войск, главе военной службы, президенту)?

Если бы в командовании и управлении возник разлад, где бы это могло произойти?

Если в Узбекистане произойдут крупномасштабные акции протеста, областное военное командование округа, подотчетное командованию национальных Вооруженных сил Минобороны, станет высшим уровнем командования.

Военные подразделения округа будут отвечать за изоляцию протестов и будут получать подкрепления.

Ему (военному командованию округа) будет подчиняться персонал областного СНБ, областного МВД, местного СНБ и местного МВД.

СНБ будет осуществлять тактический контроль и будет получать поддержку от командования военного округа. Если потребуется, СНБ также будет контролировать отряды Минобороны, МВД и МЧС.

Узбекские силы безопасности принимали участие в учениях, имитирующих боевые действия, упражнениях на компьютере (table-top exercises) и некоторых мелкомасштабных полевых тренировках с целью преодоления потенциальных сбоев в области командования
и контроля.

Силы безопасности используют Центр моделирования и имитации МО для изучения потенциальных сценариев [развития событий] один или два раза в год.

(А с недавних пор они тренируются и прямо на улицах Ташкента – …Uznews.net). (Имеются в виду тренировки со взрывами и стрельбой, без уведомления горожан – AsiaTerra)

Вопрос №2:

Каковы нынешние расположение и численность подразделений спецназа МВД, СНБ и Минобороны?

В каждом городе и области в Узбекистане дислоцируется как минимум один отряд специального назначения обычной численности (100-120 человек). Некоторые из таких отрядов размещены в Ташкенте.

Министерство обороны имеет как минимум пять батальонов специального назначения (300-450 сотрудников в каждом), которые работают вместе или под контролем МВД и СНБ.

Воздушно-десантные бригады располагаются в Фергане и Чирчике, и одна горная бригада в Джизаке (приблизительно 1200 человек).

Вопрос №3:

Какие отряды специального назначения считаются наиболее подходящими для противодействия крупным акциям протеста? Какие отряды, скорее всего, будут призваны первыми среагировать на масштабные протесты?

Отряд специального назначения в Бахмале, в Джизакской области, вероятно, будет первым отрядом Минобороны, выдвинувшимся в ответ на массовые акции протеста.

Этот отряд получил более высококачественное оборудование, чем другие подразделения, в частности, приборы ночного видения, винтовки с прицелом ночного видения, шлемы с радиопереговорными устройствами и современные бронежилеты.

Количество служащих отряда, прошедших ротационное обучение в специальном Центре моделирования и имитации МО, значительно превышает количество таких служащих из других подразделений, отряд также имеет большую практику взаимодействия с СНБ.

Не совсем ясно, какие другие отряды в числе первых будут вызваны для ответа на крупные акции протестов.

Вопрос № 4:

Есть ли признаки того, что войска специального назначения стали бы медлить с выполнением приказа стрелять по толпе протестующих [в отличие от того] как это произошло в Андижане в мае 2005 года?

Есть ли отряды, которые считаются более преданными президенту Каримову, чем другие? Есть ли какие-либо отряды, преданность которых узбекистанскому руководству стоит под вопросом?

Мы не знакомы с проблемами верности внутри узбекских сил безопасности, так как служба в них относительно хорошо оплачивается, случаи «дедовщины», как и дезертирства, очень редки.

Вооруженные силы пропитывают свои отряды проправительственной пропагандой для усиления патриотизма, улучшения командной работы и преодоления потенциальных проблем с преданностью.

Вооруженные силы также принимают необходимые меры для того, чтобы курсанты, офицеры и иностранные военные чины, находящиеся в гостях, знали, что многие протестующие в Андижане в мае 2007 года были вооружены и стреляли по узбекским силам безопасности.

Тем не менее, офицерский корпус рассматривает их ответную реакцию в Андижане как паническую и трагическую жестокость.

Подразделения войск особого назначения с намного более высокой вероятностью откроют огонь по враждебно настроенным и вооруженным людям, чем по мирным демонстрантам.
Здесь Брэд Хэнсон коротко поясняет об упоминаемых событиях:

«Участники антиправительственного выступления в Андижане в мае 2005 года, точное количество которых не установлено, были вооружены и стреляли по силам безопасности, что подтверждено независимыми наблюдателями. Шестеро военнослужащих Минобороны были убиты в Андижане, МВД, пограничные войска и СНБ тоже понесли потери.

Кроме присутствовавшей в Андижане организованной вооруженной оппозиционной группы, там были и невооруженные местные жители, собравшиеся на площади из любопытства [и для участия в демонстрации против правительства Узбекистана], и которые в неизвестном количестве были убиты и покалечены во время стрельбы».

Вопрос №5:

Есть ли какие-то признаки того, что руководители МВД, Минобороны или СНБ будут колебаться в выполнении приказов использовать летальные меры для подавления масштабных акций протеста?

Минобороны провело реформы, направленные на обеспечение контролируемого ответа в противостоянии гражданским волнениям.

С 2005 года подразделения Минобороны усиливали мощь, [совершенствовали] законы ведения сухопутной войны и правила проведения учений по ведению боевых действий с Вооруженными силами Германии и Международным комитетом Красного Креста.

Бывший начальник Восточного военного округа был уволен за последствия, который имел его приказ, и как минимум двое военачальников войск особого назначения в Андижане были арестованы, осуждены и обвинены в халатности за несоблюдение протоколов и, следовательно, допущение того, что ситуация вышла из-под контроля.

«Неясно, был ли кто-либо из них осужден за незаконное использование силы, или считает ли на самом деле правительство Узбекистана после своего расследования, что все обстоятельства [произошедшего] были основанием для судебного преследования», - говорится в отдельном примечании Хэнсона.

Планы правительства Узбекистана заключаются в том, чтобы отряды Минобороны изолировали территории, где могут возникнуть протесты, так, чтобы отряды МВД или СНБ, которые более приспособлены для обеспечения внутренней безопасности, смогли справиться с протестующими внутри зоны оцепления.

Хотя мы считаем, что правительство Узбекистана попытается дать контролируемый ответ на гражданские беспорядки в соответствии с последними учениями, если эти меры провалятся, возможно, оно прибегнет к любым средствам, которые посчитает нужными, чтобы справиться с вооруженным восстанием.

Вопрос № 6:

Каковы возможности узбекистанских сил безопасности для реагирования на многочисленные, крупномасштабные протесты в различных областях Узбекистана?

Правительство Узбекистана остается очень обеспокоенным по поводу возможных многочисленных и крупномасштабных протестов.

Для того чтобы отреагировать на волнения в Ферганской долине, части спецназа Минобороны, большинство которых расположены вдоль границы с Таджикистаном в Джизаке, Самарканде и Сурхандарье, должны будут преодолеть Камчикский перевал, который контролируется пограничниками.

Отряды Минобороны, МЧС и МВД периодически совершают операционные ротации через перевал, где они подчиняются пограничникам.

Правительство Узбекистана не имеет возможности перебрасывать целые батальоны по воздуху к горячей точке из-за недостатка грузоподъемности [имеющейся летной техники], технического обслуживания, материально-технической базы и опыта подобных операций.

К тому же у них нет возможности использования самолетов для таких операций, так как им не хватает аэродромов с площадками для перемещающихся и разгружающихся подразделений.

Из-за беспокойства правительства Узбекистана о недостаточной охране Камчикского перевала, представляющего собою ворота в Ферганскую долину, оно провело реформу пограничной службы.

После 2005 года пограничники были подчинены СНБ – после их неспособности сообщить о передвижении [вооруженных людей] из Кыргызстана в Андижан и обеспечить необходимую охрану пограничных районов во время и после [тех] инцидентов.

Правительство Узбекистана хочет, чтобы пограничники строго контролировали движение через этот перевал для предотвращения потенциального пополнения восстания в Ферганской долине внешними силами и для препятствия бегству из страны участников восстания.

(Добавим, что в настоящее время на основных автотрассах при въезде и выезде из разных областей Узбекистана установлены КПП, возле которых построены железобетонные ДОТы, обложенные мешками с песком, в том числе и на перевале Камчик – Uznews.net).

Народ безмолвствует

«Добыть точную, подробную информацию о конкретных планах реагирования сил безопасности на гражданские беспорядки очень трудно, но если гражданские беспорядки произойдут, аппарат [внутренней] безопасности Узбекистана будет иметь решающее значение для любого ответа правительства Узбекистана», - подчеркивает Хэнсон.

Перемещение сил безопасности на те территории, где правительство видит угрозу, или проведение «показательных» учений, также могут остановить потенциальные восстания, продолжает он.

Правительство Узбекистана может прибегнуть и к экономическим средствам в качестве сдерживающего фактора.

Если бы оно верило в серьезную опасность восстания, например, из-за повышения цен на хлеб, правительство, вероятно, могло бы залезть в свои 2,3 миллиарда долларов резерва для уменьшения социально-экономического недовольства.

Однако ему будет сложно использовать экономические ресурсы для решения проблем внутренней безопасности.

«В этом году правительство Узбекистана не использовало свои резервы. В то время как цены на основные товары колеблются с августа этого года, нам известно лишь о нескольких небольших протестах, состоявшихся в последние месяцы в областях, включая Каракалпакстан и Фергану», - заключает Брэд Хэнсон.

Сообщения о том, что в Узбекистане начали уничтожать бизнес Гафура Рахимова - искажают хронологию событий: в стране проходит завершающий этап наказания опального криминального авторитета.

Изобличены и наказаны

Радио «Озодлик» 2 июля со ссылкой на источник, близкий к деловым кругам Узбекистана, сообщило о происходящем отъеме бизнеса, принадлежащего Гафуру Рахимову, известному криминальному авторитету.

Фото с официального сайта Рахимова - gafurrakhimov.uz

Фото с официального сайта Рахимова - gafurrakhimov.uz

Речь шла о нескольких торговых фирмах, которые в июне были «разоблачены» Генеральной прокуратурой Узбекистана.

28 июня на ее сайте были опубликованы два сообщения, в которых расписывалась незаконная коммерческая деятельность ряда ООО (Общество с ограниченной ответственностью), и уточнялось, что уголовные дела «участников этих преступлений» уже рассмотрены судом, и им назначены соответствующие наказания (какие именно, не уточнялось).

По данным генпрокуратуры, они были замешаны в «уклонении от уплаты налогов и других обязательных платежей, нарушении таможенного законодательства в особо крупных размерах» и прочих преступлениях.

Речь шла об ООО «Sezam» и «Lessor Plyus» (а также неназванных «других предприятиях»), должностные лица которых незаконно ввозили в страну бытовую технику, реализовывали ее, уклонялись от уплаты налогов и таможенных сборов, приобретали и сбывали валюту, не зачисляли её на счета уполномоченных банков и т.д.

Также говорилось о преступной деятельности должностных лиц ООО «Ekokimyobioservis» «и других» фирм, которые совершали разные махинации, отмывали деньги, полученные от «преступной деятельности, осуществленной путем приобретения 21 легкового и 5 грузовых автомобилей, ряда объектов коммерческой и жилой недвижимости на территории г. Ташкента и Ташкентской области» и прочем в этом духе.

Как заявил источник «Озодлик», все эти фирмы имеют отношение к Гафуру Рахимову, у которого в последнее время по указанию властей отнимается бизнес.

Он уточнил, что на популярные торговые ряды «Навоийская ярмарка», существовавшие в Ташкенте до весны 2011 года, электроника и бытовые товары завозились фирмой, контролируемой Гафуром Рахимовым.

Собеседник радиостанции предположил, что преследование Рахимова началось после сообщений о его переходе в российское гражданство, о чем, по всей видимости, было доложено президенту, который и отдал соответствующие распоряжения.

Следствия конфликта

Несмотря на внешние признаки того, что правящая семья лишь недавно взялась за 61-летнего Гафура Рахимова, влиятельного бизнесмена, спортивного деятеля и филантропа, в действительности трения между ними начались еще несколько лет назад, и с 2010 года он постоянно жил в Дубае, а на территории Узбекистана предпочитал не показываться.

Последовательный разгром контролируемых им бизнес-структур свидетельствует о серьезности этого конфликта. И если вышеперечисленные фирмы действительно были с ним связаны, то их «разоблачение» - это уже окончание затянувшегося на несколько лет процесса экспроприации его основных источников дохода.

Но печальные для Рахимова последствия выразились не только в этом.

В феврале 2010 года Минфин США на основании указа о борьбе с международной организованной преступностью, изданного президентом Бараком Обамой, объявил о введении санкций против семи предполагаемых постсоветских криминальных авторитетов и двух японских якудза.

В списке оказались три среднеазиата - Гафур Рахимов и Камчибек Кольбаев (известный в своем кругу как «Камчи Бишкекский» или «Коля-киргиз»), названные деятелями наркобизнеса, а также еще один узбекский гражданин - Лазарь Шайбазян.

Последний, по информации Uzmetronom.com, специализируется на асфальтировании дорог (в Интернете его именуют «асфальтовым королем»), имеет хорошие связи с Алмалыкским и Навоийским горно-металлургическими комбинатами, рядом других предприятий горнодобывающего комплекса и металлургии, и серьезного прессинга со стороны властей пока не испытывает.

Минфин США назвал Рахимова «одним из главарей узбекской оргпреступности», чья криминальная специализация - «организованное производство наркотиков в странах
Центральной Азии».

В документе сказано, что он «управлял крупными международными наркосиндикатами, в том числе занимавшимися контрабандой героина».

Санкции предусматривают «замораживание» любых активов фигурантов списка в пределах юрисдикции Соединенных Штатов, а также запрет на любые сделки с ними для США и других людей, постоянно проживающих в этой стране.

Репутация наркодельца была у Рахимова и до этого. По сообщениям российских СМИ, в Главном управлении по борьбе с экономической преступностью России имеется досье на Рахимова, где говорится, что он «один из лидеров узбекской организованной преступности, специализируется на производстве наркотиков в странах Центральной Азии».

Появление фамилии Рахимова в официальном перечне наркобаронов не помешало ему, однако, по-прежнему занимать ряд руководящих должностей в международных спортивных организациях, к примеру, вице-президента Олимпийского совета Азии, президента Азиатской конфедерации бокса (ASBC) и исполнительного вице-президента Международной федерации бокса (AIBA).

Тем не менее, в мае он неожиданно был освобожден от должности президента Национальной федерации бокса Узбекистана и члена исполкома НФБУ, но не за деятельность, озвученную Минфином США, а за «нарушения положений и норм Устава, совершение действий, наносящих моральный, материальный и финансовый ущерб, а также потерю им активной связи с Федерацией…».

В июне его сняли и с поста вице-президента НОК Узбекистана. Формальной причиной был назван переход Рахимова из узбекистанского в российское гражданство.

По сообщению независимого сайта Zamondosh, НФБ Узбекистана проинформировала о своем решении Международную федерацию бокса.

В соответствии с уставными требованиями последней, исключение Гафура Рахимова из членства в НФБУ повлечет за собой не только лишение его должности вице-президента Национальной федерации бокса, члена Исполкома НФБ Узбекистана, но и поста вице-президента Международной федерации бокса, а также главы Азиатской федерации бокса.

Собственно говоря, снятие его с престижных должностей было логичным: чтобы руководить национальными спортивными организациями, желательно все-таки находиться в Узбекистане, а не в Дубае.

В то же время, очевидно, что всё это могло произойти только по личному указанию президента Каримова, который до этого на протяжении 15-18 лет благоволил Рахимову, благодаря чему тот и сумел стать одним из самых крупных боссов Узбекистана.

Боевой путь

До второй половины 1980-х биография Гафура Рахимова (настоящее имя Арсланбек) почти не отличалась от миллионов других.

Родился в 1951 году в Ташкенте. Служил в советской армии, занимался боксом, учился в Ленинградском экономическом институте, затем работал в министерстве торговли Узбекистана, а параллельно тренером по боксу ЦСО «Динамо».

Крутой поворот наступил с приходом горбачевской «перестройки». Объединив вокруг себя группировку спортсменов, Рахимов принял участие в работе АКАМП (ассоциация кооперативов, акционерных и малых предприятий), создавая одни предприятия, и помогая решать проблемы других, в том числе связанные с обеспечением надежной «крыши» для многочисленных ташкентских цеховиков и кооператоров.

Сочетание экономических знаний, наработанных в Минторге, связей и умение находить подход к погрязшим в коррупции чиновникам, партийным функционерам и представителям силовых ведомств, позволило ему быстро занять высоты открывающихся возможностей.

В 1990-м Рахимов зарегистрировал экспортно-импортную компанию «Агроплюс», через которую вскоре после распада СССР в Узбекистан стал поступать огромный поток товаров, в первую очередь алкоголя и продовольствия.

В этом он, разумеется, тесно сотрудничал с представителями власти – тогдашним министром торговли (позже - председателем ГАК «Узбексавдо» и вице-премьером) Мираброром Усмановым, другими высшими чиновниками, контролировавшими ввоз продуктов в республику.

Вот как его сайт описывает основную коммерческую деятельность своего владельца (данные за 2010-й год):

«Г. А. Рахимов осуществляет свои деловые операции через ряд компаний, в которых он является президентом и основным держателем акций. …По контрактам, заключенным с фирмами Г. А. Рахимова, в Узбекистан поступают товары народного потребления, сырье для химической, автомобильной и легкой промышленности. Кроме того, весьма эффективно действуют совместные предприятия, созданные им с компаниями различных стран».

Иначе говоря, с начала 1990-х и вплоть до последнего времени он был одним из немногих «избранных», занимавшихся поставками промышленных товаров и продовольствия в Узбекистан.

Не менее удачно развивалась карьера Рахимова как спортивного функционера и благотворителя, не жалеющего денег на поддержку молодых спортсменов и проведение различных соревнований (достаточно вспомнить ежегодный теннисный турнир «Кубок президента Узбекистана»).

На этом поприще, при всемерной поддержке со стороны государства, в короткие сроки он вырос до фигуры международного уровня.

Рахимов и «Зеромакс»

В 1999 году в США была зарегистрирована компания «Зеромакс» (Zeromax LLC), которая в следующем десятилетии сыграла важнейшую роль в экономической жизни Узбекистана.

Ее основателями были два человека – гражданин Узбекистана Миродил Джалолов и гражданин США Гарри Юстас. По словам источника Uznews.net, хотя точное распределение долей неизвестно, есть основания полагать, что в действительности компанию контролировал Гафур Рахимов, чьим партнером тогда был Джалолов.

Рахимов, рассказывает респондент Uznews.net, не опасался, что Джалолов его «кинет»: во-первых, влияние Гафура Рахимова тогда находилось в апогее, во-вторых, незадолго до этого он оказал Джалолову, которого знал раньше и ценил за деловые качества, неоценимую услугу, а именно, спас ему жизнь.

Согласно информатору Uznews.net, во второй половине 1990-х Джалолов отбывал срок за контрабанду и махинации с водкой и спиртом «Рояль», когда его по каким-то причинам решил убить криминальный деятель Нозим Джумаев.

Однако Рахимов позвонил Джумаеву и предупредил, что Джалолов находится под его защитой, и чтобы его никто не трогал.

После выхода на свободу, продолжает источник Uznews.net, Джалолов обратился к Рахимову за финансовой поддержкой и одолжил у него несколько миллионов долларов.

По одной версии, деньги он вернул через год, сколотив состояние на производстве водки, согласно другой, они были вложены в основанную им новую компанию – «Зеромакс».

Основным направлением деятельности последней стал бизнес, связанный с нефтегазовой отраслью. На основе договоров с иностранными фирмами компания получала необходимое оборудование с отсрочкой оплаты и поставляла его НХК «Узбекнефтегаз», рассчитывавшейся газом и другими углеводородами. Дело пошло, компания стала быстро развиваться, расширять ассортимент услуг, получать все новые и новые заказы.

В 2002 году на нее обратила внимание старшая дочь президента Гульнара Каримова. А вскоре, сообщает источник Uznews.net, Джалолов сообщил Рахимову, что она предлагает ему свое покровительство, и он хотел бы работать с ней.

Рахимов отказался, и вскоре ощутил на себе сильное давление.

В конце концов, Джалолов все-таки переметнулся к Каримовой. Это заняло года два, и в 2004-м компания работала уже под опекой нового «покровителя».

Вскоре она была перерегистрирована в Швейцарии под названием Zeromax GmbH, а Рахимов в качестве утешения получил обещание Гульнары не трогать остальной его бизнес.

С этого времени дела компании начинают резко идти в гору: «Зеромакс» получает лучшие контракты на строительство и снабжение, выигрывает почти все тендеры.

В считанные годы «Зеромакс» завладевает большей частью успешного бизнеса в Узбекистане, бывшие владельцы которого отправляются либо за пределы страны, либо на нары.

Компания контролирует поставки в страну сырой нефти и бензина из Казахстана, имеет процент от добычи природных ресурсов и экспорта газа, словом, превращается в некий огромный конгломерат, сверхкомпанию.

В 2010 году наступает крах: по распоряжению президента Ислама Каримова швейцарская (!) компания была обанкрочена, ее активы отошли государству, а иностранные кредиторы до сих пор безуспешно пытаются взыскать с нее долги, общий объем которых по самым скромным подсчетам достигает двух млрд. долларов.

«Ты виноват уж в том…»

После отъёма «Зеромакса» власти, похоже, действительно в течение нескольких лет не вмешивались в бизнес Рахимова.

В 2007 году Министерство по делам культуры и спорта даже наградило его как «Активного пропагандиста спорта на международном уровне».

Но в 2008 году, согласно источнику Uznews.net, Рахимов захотел приобрести крупный (возможно, контрольный) пакет акций Ипотека-банка. И разгорелся новый конфликт: выяснилось, что того же хотят его бывший компаньон Миродил Джалолов и Гульнара Каримова.

По неофициальным сведениям, в то время банк контролировался шефом СНБ Рустамом Иноятовым. Из статьи с сайта neweurasia.net:

«Это иноятовское учреждение, несомненно, считалось лакомым куском для М. Джалолова. Он убедил Г.Каримову, что нужно разгромить его, а затем забрать. Однако процесс в прокуратуре пошел не в том ракурсе, как было задумано. …Разгромить до конца банк не удалось. Когда информация появилась в Интернете, председатель СНБ воспринял как личный наезд на него - «обвинения в халатности, в коррупции и описания безобразий на границах ….».

Источник Uznews.net рассказал, что на почве «дележки» Ипотека-банка Гульнара Каримова вновь поссорилась с Гафуром Рахимовым, и его позиции стали быстро ухудшаться.

В 2010-м власти начали открыто «прессовать» Рахимова. Бывший олигарх вместе с семьей срочно покинул Узбекистан, а правоприменительные органы принялись громить его бизнес-структуры, и по надуманным, а также вполне обоснованным поводам, сажать его родственников и сотрудников.

Были отобраны принадлежавшие Гафуру Рахимову доли в разных предприятиях, масложиркомбинатах, хлопковых заводах, банках.

С 2010-го Рахимов проживает в Дубае, где у него есть дом и бизнес. Историю с его переходом в российское гражданство источник Uznews.net прокомментировал так:

«Он не живет в России. У него давно российский паспорт, но это только сейчас они его заметили, а так у них у всех есть российские паспорта».

Влиятельный бизнесмен Акбарали Абдуллаев, племянник жены президента Каримова, опасаясь ареста, спешно покинул Узбекистана, сообщает источник Uznews.net. За границей находится и его мать - Тамара Сабирова, родная сестра жены президента.

По поступающей информации, за последний месяц в Ферганской области Узбекистана арестовано свыше 40 участников коррупционной группы, возглавляемой Акбарали Абдуллаевым, еще недавно считавшимся вероятным кандидатом на пост председателя Сената и многими рассматривавшимся как потенциальный «преемник» главы государства.

Хорошие ребята

В ночь с 7 на 8 июня в Ферганской области Узбекистана началась серия арестов, в ходе которой в последующие дни под стражу были заключены десятки человек, по мнению властей, являющихся членами организованной преступной группировки.

Кроме рядовых участников задержаны оказались и теневые «хозяева» Ферганской долины из семейного клана Акрамовых, тесно связанные с Акбарали Абдуллаевым, двоюродным братом Гульнары и Лолы Каримовых, и его матерью Тамарой Сабировой.

На протяжении последнего десятилетия, примерно с 2002 года, Акрамовы с санкции родственников президента Каримова по линии его жены контролировали практически всю промышленность Ферганской долины, региона с населением около 10 миллионов человек, а также ряд высокодоходных предприятий в других областях страны.

По данным источника Uznews.net, специалиста по нефтеперерабатывающей промышленности, главными фигурами семьи Акрамовых, этнических таджиков из города Кувасая в Ферганской области (оттуда же родом Тамара Сабирова), считаются трое братьев – Садык, Акбар и Закир, а также Шерзод Акрамов, сын Акбара Акрамова.

Старший из этих братьев, Садык, в течение нескольких лет возглавлял ферганский масложиркомбинат, затем ушел «в тень», негласно продолжая руководить предприятием, а директорскую должность занимали его марионетки.

Средний брат, Акбар, некогда был начальником отдела сбыта на ферганском нефтеперерабатывающем заводе (ФНПЗ), затем стал директором кувасайского стекольного предприятия «Кварц», а младший, Закир, контролировал предприятия по выпуску стройматериалов: цеха по производству шифера, кирпичные заводы, а также цементный комбинат в городе Навои.

Руководителем этой группы, по данным источника Uznews.net, был Шерзод Акрамов, сын Акбара Акрамова. В своих кругах его называли «Шахзода Амир» («Принц»). Он являлся близким другом Акбарали Абдуллаева, сына Тамары Сабировой, через которого дружная семья Акрамовых и оказалась облечена доверием правящей Семьи.

С начала 2000-х годов под контроль Тамары Сабировой (вместе с ее сыном и кланом Акрамовых) перешло примерно 70 процентов предприятий Ферганской долины. Методы захвата были испытанными, основывающимися на полной поддержке местной исполнительной власти, СНБ и прокуратуры – рейдерство, возбуждение уголовных дел и т.д.

По неофициальным сведениям под контролем Тамары Сабировой и ее сына Акбарали, в частности, оказались ферганский нефтеперерабатывающий завод, сеть гостиниц «Азия» в разных городах страны, кувасайский цементный завод, ОАО «Фергана текстиль», фабрика «Silver Silk», ОАО «Кварц», ОАО «Кувасай текстиль», десятки торговых комплексов, а также недвижимость во Франции и Германии.

Сбор денег был поставлен на поток. Шерзод Акрамов, по данным источника Uznews.net, назначал, кто будет «смотрящим» на том или ином предприятии, кто будет собирать деньги, а все отделы снабжения и сбыта возглавляли его ставленники: Азиз, Хасан, Хусан и т.д. Собранные деньги доставлялись непосредственно Шерзоду.

При этом «Шахзода Амир» утверждал, что передаёт эти деньги Гульнаре Каримовой, но, как сообщает источник Uznews.net, в действительности отдавал их Акбару Абдуллаеву, который, со своей стороны, тоже уверял, что переводит их старшей дочери президента.

Но недавно что-то пошло не так и в результате все браться Акрамовы оказались под арестом, Акбарали Абдуллаев, согласно источнику Uznews.net, скрылся, а Тамара Сабирова находится за пределами Узбекистана, и вернется ли она, неизвестно.

Как сегодня развивается ситуация, сказать трудно. В Фергане работает следственная группа центрального аппарата СНБ Узбекистана, но никакой утечки информации не происходит, всё окружено завесой молчания. Однако известно, что аресты прошли по непосредственному указанию президента Каримова.

Источник Uznews.net сообщил, что, по рассказам близких родственников Тамары Сабировой, ни Ислам Каримов, ни Гульнара ничего не знали о суммах, собираемых для передачи последней, наотрез отказываются от всего этого, и что президент будто бы пришел в ярость и потребовал наказать задержанных «по всей строгости закона».

«Бизнес» на бензине

В настоящее время во многих городах Ферганской области ощущается острый дефицит бензина. В Фергане, Маргилане, Кувасае, Ташлаке, Олтиарыке, Чимёне машины часами простаивают на автозаправках в ожидании топлива.

Как выясняется, дефицит был создан искусственно, для извлечения дополнительной прибыли семьей Акрамовых, контролировавшей нефтебазы и нефтяные предприятия долины.

Установленная Шерзодом Акрамовым технология обогащения заключалась в том, что за продажу бензина хозяева автозаправок и организации, покупающие нефтепродукты, сверх установленной цены должны были платить «шапку» директору ферганской нефтебазы.

«К базе ночью подъезжают хозяева заправок. За 4-тонный бензовоз им приходится давать «сверху» 500 долларов, за 6-7-тонный – 700 долларов. А чтобы эти деньги окупились, заправщик вынужден недоливать клиентам несколько литров бензина», - рассказывает источник Uznews.net, добавляя, что самой ферганской нефтебазе из этих денег ничего не перепадало.

По некоторым сообщениям, недавно руководство ферганской нефтебазы на 80 процентов сократило реализацию нефтепродуктов на автозаправки, в результате чего был создан искусственный дефицит бензина, и он резко подорожал. При этом на базе был большой запас нефтепродуктов.

Выяснилось, что по указанию Шерзод Акрамова «шапка» была повышена с 300 до 500 долларов, а бензин было приказано отпускать только тем заправщикам, кто был согласен платить новую цену. Возмущавшиеся не получали бензин или запугивались крепкими парнями спортивного вида, им также угрожали проверкой с последующим закрытием.

Так в Ферганской области делался и поныне делается «бизнес» на бензине.

«Этого директора нефтебазы, Омона, взяли в числе первых в ночь на 8-го июня. Видимо, он сразу же начал сотрудничать со следствием, поскольку сейчас он на свободе, отпущен под залог», - сообщает источник Uznews.net.

Директор ферганского нефтеперерабатывающего завода и его ближайшие сотрудники, по его словам, арестованы:

«Начальник отдела снабжения, Хасан, начальник отдела сбыта, Азиз, – наглые ребята. И начальник снабжения, и начальник отдела сбыта – одноклассники Акбара Абдуллаева. Все они примерно 1985-86 года рождения. Молокососы командовали…».

Директором ФНПЗ в срочном порядке был вновь назначен Шамсиддинходжа Сайдахмедов, некогда уже занимавший эту должность.

«Во время его прежнего руководства, в течение примерно 10 лет, каждый год сажали по партии коррупционеров – начальников отдела сбыта, снабжения, но он всегда выходил сухим из воды. Потом его назначили руководителем «Узбекнефтегаза», потом директором Бухарского нефтеперерабатывающего завода, где он и работал до 3-го июля. А 3-го июля его привезли сюда и снова назначили директором ФНПЗ».

Источник Uznews.net рассказал, что, несмотря на прокатившуюся волну арестов, в Фергане в свободной продаже по-прежнему нет бензина и дизельного топлива.

«Сейчас как раз сезон полевых работ, но для тракторов нет солярки. А с частных рук она везде есть - по 3 тысячи сумов (примерно 1 доллар – Uznews.net). Откуда они ее берут? С НПЗ и дальше, через нефтебазы».

Поэтому, по его словам, в народе одни верят в искренность проводящегося расследования, другие нет, потому что в других городах Ферганской долины происходит то же самое, что и в Фергане: без «шапки» бензин никто не хочет отпускать, и деньги так же собирают на нефтебазах в Коканде, Багдаде, Намангане, Андижане. «Здесь идет следствие, но в это же время такими же делами спокойно занимаются в соседних городах», - говорит он.

Несостоявшийся преемник

Об Акбарали Абдуллаеве, в отличие от его двоюродных сестер, известно довольно немного. Он еще молод, по сведениям источника Uznews.net, ему 26-27 лет. В публичной политике ранее замечен не был, занимался бизнесом (описанным выше).

Но в последнее время он стал приобретать узнаваемость, особенно на фоне разговоров о том, что громкие скандалы, связанные с именем Гульнары Каримовой, а также разоблачения ее рейдерской деятельности сильно подпортили ее имидж, и, в отличие от середины 2000-х, она уже не рассматривается в качестве «преемницы» президента.

Зато Акбарали Абдуллаев, в отличие от своей двоюродной сестры, не обладал столь сильно запятнанной репутацией, его имя не вызывало раздражения, так что теоретически он вполне подходил, чтобы продолжить историческую миссию Семьи.

Сайт Zamandosh отметил, что в 2011 году во время празднования 20-й годовщины независимости Узбекистана, «недалеко от того места, где восседал Ислам Каримов, были замечены некоторые члены его семьи, за исключением сестер Каримовых. При этом, впервые за 20 лет на празднике независимости появилась Тамара Сабирова, известная, как родная сестра супруги президента Каримова. Рядом восседал ее сын – Абдуллаев Акбар, также появившийся на публике впервые».

В кругах, приближенных к действующей власти, распространились слухи о том, что Акбарали действительно может стать преемником президента, и для этого он уже начал нарабатывать себе популярность, активно занимаясь благотворительностью.

Высказывались версии, что в обозримое время его выдвинут в Сенат вместо кого-то из специально отозванных депутатов. Позже сделают председателем верхней палаты парламента, а отсюда уже один шаг до вершины власти. (По инициативе Ислама Каримова в 2011 году в законодательство Узбекистана было внесено положение о том, что при невозможности исполнения президентом своих обязанностей его обязанности и полномочия временно возлагаются на председателя Сената, до следующих выборов.)

Конечно, остаются вопросы с возрастом (президентом может быть человек не моложе 35 лет, в отличие от председателя Сената, которым можно стать и в 25). Однако необходимые поправки в Конституцию могут быть в любой момент внесены простым большинством в две трети голосов верхней и нижней палат узбекского парламента.

Судя по всему, президентским дочкам совершенно не понравился предполагаемый расклад событий, поскольку, по некоторым сообщениям, они решили забыть все ссоры и начать «дружить» против Тамары Сабировой, активно проталкивающей наверх своего сына. Возможно, в этом и заключается истинная подоплека «падения» А.Абдуллаева.

Теперь, в связи с происходящим, похоже, что вышеописанный сценарий его прихода к власти, скорее всего, не состоится.

«Хозяйка» долины

Говоря о сестре жены президента, 57-летней Тамаре Акбаровне Сабировой, в узбекской части Ферганской долины известной как «тетя Тома», источник Uznews.net сообщил, что она выехала из страны еще до июньских арестов и возвращаться пока не спешит.

По его данным она находится в Германии, где проживает ее гражданский муж Одил Аллаяров, ранее занимавший пост первого заместителя хокима Ферганской области, к которому она и поехала (по другой информации, он живет на Украине, в Крыму – Uznews.net).

Несколько лет назад в Узбекистане против него было возбуждено уголовное дело, и Аллаярову пришлось бежать. По неофициальным сведениям, он был объявлен в международный розыск, хотя, не особенно скрываясь, живет или, по крайней мере, какое-то время жил в Крыму, где его часто навещала Тамара Сабирова.

В Интернете можно отыскать немало информации о том, как «тетя Тома» с помощью местных правоприменительных органов захватывала чужую собственность, уступая в масштабах награбленного разве что старшей дочери президента.

При этом и Тамара Сабирова, и ее сын Акбарали, так же как и Гульнара Каримова, широко занималась благотворительностью, хотя благотворительность на средства, добытые нечестным путем, - занятие, мягко говоря, сомнительное.

Сестры убрали конкурента?..

Источник Uznews.net полагает, что происходящая в Фергане «зачистка» объясняется обыкновенной борьбой с коррупцией, однако допускает, что рассказы о том, что Акбарали якобы не передавал «доли» наверх и Семья ни о чем «не знала», могут распускаться намеренно.

«Возможно, если Акбарали поймают, он скажет: «Я все передавал», - отмечает он.

В любом случае то, что родственники президента в течение 10 лет беспрепятственно занимались отъемом и «крышеванием» бизнеса, и вдруг все это рухнуло, свидетельствует о незаметных со стороны подводных течениях, поэтому версия о том, что сестры Каримовы, объединившись, все-таки «съели» зарвавшегося претендента на трон, не кажется совсем уж неправдоподобной.

Жертвами бандитов, орудовавших под видом таксистов-частников, в течение последнего года стали 25 женщин, из которых 21 была убита в Ташкенте и Ташкентской области, а 4 – в южном Казахстане.

МВД разговорилось

В конце мая МВД Узбекистана «слило» российским агентствам «Интерфакс» и РИА «Новости» информацию о том, что правоохранительные органы республики обезвредили преступную группу, подозреваемую в изнасилованиях и убийствах.

Согласно предоставленным данным, в группу входили три человека - двое молодых людей в возрасте около 30-ти лет и мать одного из них. Подозреваемые, граждане Узбекистана, под видом таксистов завлекали женщин в автомобиль, после чего завозили их в «спокойные места».

Всего за один год они изнасиловали и убили 14 женщин в Ташкенте и Ташкентской области.

В результате расследования также выяснилось, что мать одного из задержанных реализовывала похищенные у жертв ценные вещи.

На этом официальная информация о страшных преступлениях, о которых в любой открытой стране сообщили бы все местные СМИ, исчерпывается.

В самом Ташкенте ни об убийствах, ни об их раскрытии, практически, никто не узнал: местные газеты и веб-сайты информацию о тяжелых преступлениях перепечатывают крайне редко, опасаясь реакции властей на «подрыв» создаваемого узбекской пропагандой образа благостного и процветающего государства, а странички «Интерфакса» и РИА «Новости» простые узбекистанцы не посещают.

Практически, не сообщалось в Узбекистане и о ликвидированной месяцем ранее другой группе таксистов-убийц, действовавшей в Ташкенте и Ташкентской области, а также на территории южного Казахстана. Дело этой банды, на счету которой 11 убитых женщин, в настоящее время расследуется следственными группами двух республик.

Маньяком оказались… двое

Стремление узбекских властей любой ценой скрыть информацию о жестоких убийствах, являющееся по сути преступным, поскольку в результате этого граждане продолжают подвергаться смертельной опасности, заставляет журналистов буквально по крупинкам собирать сведения о подобных преступлениях.

Ссылаясь на источник в ташкентской милиции, на протяжении последних месяцев Uznews.net уже не раз сообщал о ряде однотипных убийств, совершенных в Ташкенте и столичной области с начала 2012 года.

По данным информатора сайта, в конце апреля и начале мая неизвестный маньяк убил двух молодых женщин. Тело одной из них было найдено на ташкентском массиве Кара¬-Камыш, другой ¬- на берегу Чирчика, там, где река проходит возле города, за куйлюкским рынком. Ранее, в конце января, убитые были обнаружены на массивах Сергели и Куйлюк узбекской столицы.

Следователи предполагали, что убийца мог ездить на подержанном автомобиле «Жигули» или «Opel» и, возможно, подрабатывать частным извозом. Его жертвами становились женщины, которых он подбирал или подвозил в безлюдные окраинные районы города. По словам источника Uznews.net, все они были изнасилованы и зарезаны. На теле каждой насчитали более десятка ножевых ранений.

Всего же с начала 2012 года серийный убийца расправился с девятью женщинами и пятью мужчинами разного возраста (последние были убиты и ограблены). Тела мужчин, буквально изрезанные ножом, были найдены в Юнус¬-Абадском районе столицы, в районах Чиланзар и Сергели, сообщал информатор Uznews.net.

И вот, в связи с сообщением о поимке подозреваемых в этих преступлениях выясняется, что убийцей был не маньяк-одиночка, а двое таксистов-грабителей.

При этом, как следует из предоставленной информации, они нападали только на женщин, то есть, мужчин убивали другие преступники, о поимке которых ничего не известно.

Примечательно, что после ликвидации предыдущей банды таксистов-душителей некоторые прогосударственные СМИ особо подчеркивали тот факт, что убийцы являлись этническими казахами. В этот раз об их этнической принадлежности - ни звука.

Как раскрывают преступления

Несмотря на официальный успех следствия, говоря о раскрытии подобных преступлений, необходимо иметь в виду, что нередко его добиваются с помощью классической технологии, обеспечивающей максимальный эффект, - пыток.

Подобный метод дознания вкупе с желанием побыстрее изобличить злодеев способствуют тому, что в совершении преступлений могут быть признаны невиновные. Случаев, подозрительно похожих на это, мягко говоря, немало.

Так, в сентябре 2006 года из города Карши в Кашкадарьинской области Узбекистана стали поступать сообщения о том, что неизвестный преступник убивает проституток и что за три недели от его рук погибли шесть женщин. Убийца выслеживал их в ночное время и перерезал горло ножом. Большинство погибших прибыли на заработки в Карши из области и окрестных кишлаков.

Пресс-служба Генеральной прокуратуры Узбекистана решительно опровергла информацию о маньяке, но подтвердила, что в Кашкадарьинской области Узбекистана с июня по август 2006 года было совершено три убийства женщин, два из которых были совершены с помощью холодного оружия, а одна жертва задушена.

Чем завершилось расследование, осталось неизвестным: власти, как всегда, предпочли ничего об этом не рассказывать. Однако через два года эта история получила продолжение.

В статье «Глазами правозащитника. Краткое путешествие по узбекским тюрьмам», опубликованной на сайте Fergananews.com, правозащитник Ядгар Турлибеков, просидевший некоторое время в каршинском изоляторе временного содержания, рассказал о том, как из задержанного «каршинского маньяка» выбивалось признание.

«В нашей камере сидел один парень, 21-летний Фуркат Садиев, так он, в конце концов, стал инвалидом, уродом, - вспоминал Турлибеков. - Каждый день его бьют! Хотят, чтобы он признался в убийстве. В микрорайоне «Пахтазор» кто-то убил проститутку. Задушил и ушел. Ему говорят: «Это сделал ты». Потому что в тот день он созванивался с ней по мобильному телефону, и они это зафиксировали. А она в тот день с кем только не говорила… Но других не берут, а этого арестовали.

Где-то месяц-полтора он сидел со мной. Каждый день его избивают, потом притаскивают в камеру. Весь в синяках, всё-всё в синяках – руки, ноги, тело. Еще они бьют дубинкой по пяткам. Когда бьют так, весь организм, оказывается, внутри отзывается болью… Потом в наручниках поднимают и бросают на пол. Так Фурката шесть месяцев мучили, в конце концов, заставили признаться, и суд дал ему 14 лет».

О другом случае, когда на преступника пытались «навесить», по меньшей мере, одно нераскрытое убийство, несколько лет назад рассказывала правозащитница Тамара Чикунова, показывавшая бумаги с обжалованием этого обвинения (хотя на наказание это все равно не могло бы повлиять – ни смягчить, ни ужесточить).

В материалах дела описывалось, что после того как «юнусабадский маньяк», совершивший серию убийств на ташкентском жилом массиве Юнус-Абад, был пойман, следователи, совершенно не заботясь о правдоподобии, добавили ему «до кучи» еще одно убийство, которое он при всем своем желании совершить не мог.

Из текста обвинения следовало, что, убив женщину на Юнус-Абаде, он отправился на Чиланзар и на каком-то квартале совершил еще одно убийство, а затем полностью раздел мертвое тело. В деле указывается промежуток времени между этими двумя событиями - 20 минут.

Стоит отметить, что только дорога с одного массива на другой занимает около 20 минут. А ведь преступник должен был выйти к дороге, поймать машину, доехать до Чиланзара, выследить жертву в укромном месте и напасть на нее (ведь не возле метро он ее убивал и раздевал).

Очевидно, следователи хитроумно попытались избавиться от «висяка», тем более что на приговор преступнику дополнительный труп все равно бы не повлиял – одним больше, одним меньше…

Так что в ситуации с поимкой серийных убийц не всё просто. В любом случае сложно делать какие-либо окончательные выводы относительно обезвреженных банд таксистов-убийц: после последнего «слива» информации корреспондентам российских агентств МВД Узбекистана вновь замолчало…

Криминальные лидеры в Узбекистане пользуются почти неограниченным влиянием: они определяют победителей проводящихся тендеров и продают госдолжности, а на поклон к ним приезжают министры и другие высшие госчиновники, сообщает «Викиликс».

Как Гафур Рахимов оказался «ограбленным»

Наиболее известными среди криминальных авторитетов в Узбекистане являются Салим Абдувалиев и его конкурент Гафур Рахимов, докладывал в 2006 году посол США Джон Пурнелл в каблограмме под грифом «секретно».

О Рахимове в сообщениях американского посольства говорится немного. По сути, упоминается лишь один эпизод из его непростых взаимоотношений со старшей дочерью президента Гульнарой Каримовой.

В депеше от 28-го января 2005 года под названием «Гульнара INC. опять наносит удар» Пурнелл сообщает, что Каримова заключила сделку с местным боссом мафии Гафуром Рахимовым о том, чтобы забрать себе его долю в компании «Зеромакс» - в обмен на обещание не вмешиваться в другой его бизнес.

«По иронии судьбы, если это произойдет, Гульнара продолжит контролировать компанию «Coca-Cola» – компанию ее бывшего мужа», - заключает американский посол.

В другой депеше, датированной январем 2008 года, представитель посольства США Ричард Фицморис, говоря о Гульнаре Каримовой, отмечает, что она не пользуется популярностью в Ташкенте и широко рассматривается как хищная бизнес-леди.

«Хотя она, по-видимому, пользуется поддержкой своего отца, наблюдатели считают, что из-за недобросовестного ведения бизнеса она нажила много могущественных врагов, включая руководителя Службы национальной безопасности Рустама Иноятова и известного главаря банды Гафура Рахимова (у которого она, якобы, отобрала одну из ее компаний - корпорацию «Зеромакс»)», – пишет Фицморис.

В Ташкенте действительно высказывались предположения, что это стало одной из причин фактического переезда Каримовой в Европу - чтобы в случае внезапной смерти или тяжелой болезни отца (инсульт и т.д.) она осталась бы вне досягаемости для своих многочисленных недругов, к которым относят и Гафура Рахимова.

Салим Абдувалиев. Каблограмма первая

Гораздо больше информации приводится о втором влиятельном узбекском «авторитете» - Салиме Абдувалиеве. Ему американские дипломаты посвятили три отдельных депеши.

В первой из них от 5-го мая 2006 года под красноречивым названием «Босс мафии обеспечивает государственные тендеры и должности» подробно рассказывается, как Салим Абдувалиев в сговоре с высокопоставленными правительственными чиновниками за определенные «комиссионные» обеспечивает победу в проводящихся тендерах, а также в кооперации со старшей дочерью президента Гульнарой Каримовой распродает государственные должности.

«Роль Салима в обеспечении государственных тендеров и должностей проливает дополнительный свет на тесные связи между организованной преступностью и правительством Узбекистана», - пишет посол США Джон Пурнелл.

«Коррупция процветает в правительстве Узбекистана. Тендеры и государственные должности могут быть легко обеспечены посредством выплаты соответствующей суммы денег подходящему человеку, что привело к ситуации, когда неквалифицированные лица используют любую возможность для дальнейшей коррупционной деятельности, чтобы расплатиться за большие долги, в которые они обычно влезают, чтобы заплатить за должность», - заключает глава американской дипмиссии.

Салим Абдувалиев. Каблограмма вторая

Вторая депеша, посвященная Салиму Абдувалиеву, – от 9-го марта 2006 года. Ее автор – тот же Джон Пурнелл. Название документа говорит само за себя: «Видео демонстрирует связь мафии с правительством Узбекистана».

В депеше говорится, что посольство США в Узбекистане получило видеокадры двух семейных торжеств, проводимых семьей «ташкентского главаря мафии» Салима Абдувалиева.

«Полученные видеокадры говорят о наличии тесных связей между семьями высокопоставленных правительственных чиновников и организованной преступностью. Отснятый материал показывает жен четырех главных высокопоставленных министров и двух вице-премьеров с семьей ташкентского криминального босса Салима Абдувалиева и женой узбекского бизнес-магната, живущего за рубежом», - сообщает Пурнелл.

Салим Абдувалиев. Каблограмма третья

Третья депеша относится к апрелю 2007 года и называется «Боссы мафии приветствуют «Салима Великого».

«Источник с хорошими связями, имеющий отдаленное отношение к главарю мафии Салиму Абдувалиеву, передал DVD с записью дня рождения Салима, состоявшегося в мае 2006 года в его газалкентском поместье за пределами Ташкента», - пишет посол США Пурнелл.

Далее говорится, что список гостей состоял из представителей российской, грузинской и украинской мафии, наряду с певцами, актерами и спортивными знаменитостями. Также присутствовал и зять президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Гости неоднократно предлагали тосты за «Салима Великого».

Салим проявлял особое внимание к зятю Назарбаева Данияру Сакенову - мужу дочери президента Казахстана Алии, прогуливаясь с ним рука об руку и предлагая ему предоставить полицейский или охранный эскорт во время его отбытия.

Среди гостей был депутат российской Госдумы Арсен Фадзаев - двукратный олимпийский чемпион по борьбе из Северной Осетии, представлявший Узбекистан на Олимпиаде 2006 года. «Салим является президентом Ассоциации спортивной борьбы Узбекистана и Олимпийского Комитета федерации спортивной борьбы Узбекистана», - говорится в комментарии посольства.

Присутствовал и «известный лидер преступного синдиката» Лев Семенович Черный (также пишется Черной, - прим. посла), которому потребовалась трость, чтобы передвигаться. «В знак уважения Салим пригласил Черного и его окружение к частному столу», - сообщается далее.

Был замечен и младший сын Салима - Джасур, наряду с главой «Алп Жамол Банка» Мухиддином Жамолом и директором ташкентского ресторана «Флагман».

Из певцов были Гулом Якубов и ранее проживавший в Нью-Йорке диссидент Вилли Токарев, который выглядел как человек с плохим здоровьем. Токарев передал пожелания ко дню рождения от старшего брата Льва Черного Михаила - русско-израильского бизнесмена, возглавляющего в России преступный синдикат.

В праздновании принял участие и актер Ёдгор Сагдиев, более всего известный по роли босса мафии в популярном узбекском фильме "Shaitanat" ("Царство дьявола"). Салим, как сообщается, также получил поздравление ко дню рождения от мэра Москвы Юрия Лужкова.

Большинство гостей принесли денежные подарки в конвертах или больших коробках. Согласно полученной информации, в некоторых из коробок, частично переданных от русских мафиозных личностей, находились суммы от 100 тысяч до 200 тысяч долларов США наличными.

Отснятый на DVD фильм начинался с демонстрации кортежа принадлежащих Салиму черных «Лэнд Крузеров» и лимузинов «Мерседес-Бенц», въезжающих в его газалкентский особняк, «где сотрудники полиции, стоявшие на посту возле въездных ворот по стойке «смирно», отдают честь». «Брат Салима, по сообщениям, является высокопоставленным офицером дорожной полиции Ташкентской области», - уточняет Пурнелл.

«Качество звука на DVD превосходно и диалог различим. Копии этого DVD, как сообщается, циркулируют по Ташкенту и, возможно, также в Интернете. Сотрудник посольства также получил копию», - резюмирует посол США.

Чествование героев

Роль и заслуги Салима Абдувалиева и Гафура Рахимова в Узбекистане оценены по достоинству.

Так, среди награжденных правительством страны за достижения в области культуры и спорта в 2007 году оказались две дочери президента и два «влиятельных бизнесмена», как их предпочитают величать на родине, - Салим Абдувалиев и Гафур Рахимов.

Салиму Абдувалиеву, президенту Ассоциации спортивной борьбы Узбекистана, вручили награду, как «Самому активному спонсору спорта и культуры».

Гафур Рахимов (вице-президент Олимпийского совета Азии от центрально-азиатского региона, вице-президент Международной федерации бокса (AIBA), председатель бизнес-комиссии AIBA, вице-президент Национального олимпийского комитета Узбекистана) удостоился награды, как «Активный пропагандист спорта на международном уровне».

О близости власти и мафии говорит хотя бы тот факт, что младшая дочь президента - Лола Каримова - связана брачными узами с Тимуром Тиллаевым, чей отец Хаким Тиллаев является близким другом Салима Абдувалиева.

Одним из последних скандальных сообщений, связанных с Абдувалиевым, было то, что в 2009 году интернет-провайдеры Узбекистана заблокировали популярную блог-платформу «Живой журнал» (ЖЖ) после публикации московским фотографом Виктором Борзых в своем блоге серии фотографий о роскошной жизни Салима. Они были сделаны в 2004 году для российского журнала «Элита общества».

В этом фоторепортаже Абдувалиев предстал в образе теневого правителя страны, хозяина жизни, с эскортом разъезжающего по Ташкенту и демонстрирующего личные гербы на подошвах своей обуви, произведенной по специальному заказу.

Очевидно, эти кадры вызвали сильнейшее неприятие со стороны официальной власти Узбекистана, озабоченной пропагандой совершенного иного имиджа республики и бдительно следящей за тем, чтобы в СМИ не попадали никакие критические публикации, в связи с чем ЖЖ подвергся блокировке на уровне национального провайдера «Узбектелеком».

Всемирно известный боксер Руслан Чагаев, чье лицо всего несколько лет назад украшало биллборды на улицах Ташкента, сегодня в Узбекистане воспринимается, как персона «нон грата». «Викиликс» предлагает версии причины опалы знаменитого спортсмена.

«Имея дело с компанией «Зеромакс», будьте очень осмотрительны», - предупреждал в январе 2010 года в своем специальном засекреченном докладе посол США в Узбекистане Ричард Норланд, о чем – в новой подборке депеш, опубликованных сайтом «Викиликс».

По сообщению Deutsche Welle, в августе 2011 года в Швейцарии состоялось первое заседание кредиторов обанкротившейся швейцарско-узбекской компании «Зеромакс».

Кредиторы «Зеромакса» - более 100 компаний, среди которых дочернее предприятие российского концерна «Газпром» - “Gazprom Germania”, структуры украинского олигарха Рината Ахметова и ряд немецких строительных фирм - требуют вернуть им порядка 4 миллиардов швейцарских франков (более 5 миллиардов долларов США).

Deutsche Welle отмечает, что конкурсное производство, может длиться годами, если не десятилетиями, и шансы получить деньги ничтожно малы. А на репутационный ущерб для самого Узбекистана правящая верхушка страны не обращает никакого внимания.

От нуля до максимума

История с «Зеромакс» - классический пример использования государственной власти в целях обогащения правящей в семьи.

“Zeromax GmbH” – компания-сверхмонстр, возникшая буквально на пустом месте, но в считанные годы превратившаяся в крупнейшую компанию Узбекистана, завладев десятками государственных и частных предприятий. Она просуществовала около одиннадцати лет - с 1999-го по 2010-й, выкачав из страны, по самым скромным подсчетам, миллиарды долларов.

Сперва компания была зарегистрирована в США, потом сменила адрес на швейцарский. Формально её владельцем считался исполнительный директор Миродил Джалолов, но в Узбекистане сложилось устойчивое мнение, что истинной ёе хозяйкой являлась старшая дочь президента страны Гульнара Каримова.

«Зеромакс» занималась всем понемногу, отдавая предпочтение прибыльным горнодобывающим и нефтегазовым проектам. Она получала самые выгодные контракты на строительство, контролировала поставки в страну сырой нефти и бензина из Казахстана, имела долю от добычи природных ресурсов и экспорта газа, словом, прибирала к рукам всё, что сулило ей быструю и значительную выгоду.

«Фирменным» знаком её деятельности в Узбекистане стало санкционированное высшей государственной властью рейдерство. Захват того или иного успешного бизнеса осуществлялся с помощью прокуратуры и Службы национальной безопасности (СНБ), которые немедленно заводили дела на «неразумных» владельцев, не желавших расставаться с собственностью за бесценок.

Подобными методами «Зеромакс» в кратчайшие сроки захватила ряд высокодоходных предприятий и стала самым крупным собственником страны.

Сообщения американских дипломатов

Несмотря на размах этой деятельности, внимание дипломатов США, судя по депешам с «Викиликса», компания «Зеромакс» привлекла достаточно поздно. В первом сообщении на эту тему от 28-го января 2005 года - «Gulnora Inc.» опять наносит удар» - тогдашний посол США в Узбекистане Джон Р. Пурнелл, в частности, сообщал:

«…Сотрудник посольства слышал от американского гражданина, имеющего отношение к нефтегазовой отрасли, что Гульнора (в другом написании - Гульнара, – прим. ред.) договорилась с местным босом мафии Гафуром Рахимовым о том, чтобы забрать себе его долю в «Зеромакс». Как сообщают, она обещала не вмешиваться в другой его бизнес, если он передаст свои акции в «Зеромакс».

По данным ряда источников, большая часть доходов «Зеромакс» идет от организации транспортировки сырой нефти из Казахстана для «Узбекнефтегаза» - то, чем Гульнора занимается в течение ряда лет, как считает информатор.

Хотя «Зеромакс» в основном специализируется на бизнесе в нефтегазовой отрасли, компания недавно вступила во владение контрольной долей “Coca-Cola Bottlers Uzbekistan” через другую компанию под названием “Muzimpex”. Бывший муж Гульноры Мансур Максуди был одним из руководящих партнеров “Coca-Cola” до развода…».

В феврале 2007 года в каблограмме «Ярко-красные автозаправки - «Зеромакс» использует сектор услуг по максимуму» посол Пурнелл докладывает об открывшейся в Ташкенте сети заправок “UzGazOil”:

«Зеромакс», зарегистрированная в Швейцарии компания, связанная с дочерью президента Каримова Гульнорой Каримовой, ярко проявила себя в секторе продажи бензина открытием десяти современных заправок с полным набором услуг под названием “UzGazOil”. Судя по всему, “UzGazOil” имеет монополию на высокооктановый бензин и преимущественный доступ к топливу с другими октановыми числами…».

«…Источник в нефтегазовой отрасли рассказал сотруднику [посольства США], что компания планирует построить больше таких современных, ярких заправок с полным набором услуг, вытесняя частные заправки “Ma and Pop”…», - продолжает Пурнелл.

«…Связи «Зеромакс» через своего неофициального руководителя Гульнору Каримову с государственной нефтегазовой монополией «Узбекнефтегаз» и российскими «Газпром» и «Лукойл» помогают осуществлению сделок и обеспечивают поставки бензина для “UzGazOil”. «Зеромакс» имеет почти полную монополию на высокооктановый бензин… Компания, судя по всему, постепенно становится монополистом на поставки топлива и с другими октановыми числами», - резюмирует американский посол.

В депеше от того же года с выразительным названием «Ресурсный национализм: хватай, что можешь («GRAB WHAT YOU CAN»), упоминается ситуация с британской золотодобывающей компанией “Oxus Gold”, которая в 2006 году, подверглась резкому давлению со стороны государственных органов Узбекистана.

Позже Навоийский областной хозяйственный суд удовлетворил требования налоговиков о взыскании с СП «Амантайтау голдфилдс» с участием “Oxus Gold” задолженности за 2003-2005 годы на сумму более $223,8 миллионов - будто бы не уплаченных налогов. Далее последовало предложение продать часть акций компании «Зеромакс».

“Oxus Gold” продала 16 процентов акций, и все ее проблемы волшебным образом уладились: областной хозяйственный суд в Навои удовлетворил апелляцию, отменив прежнее решение, а Миродил Джалолов вошел в состав совета её директоров.

В той же депеше отмечается, что «Зеромакс» выступает посредником при заключении всех контрактов по нефти и газу, являясь связующим звеном с «Газпром» и «Лукойл», которые перекачивают 80% экспорта узбекского природного газа в Россию. «Через контроль Каримовой над «Зеромакс» она напрямую контролирует углеводородный сектор», - делает вывод советник посольства по экономическим вопросам Б. Олсен.

Углеводородный сектор страны - третьего по величине газового производителя среди стран бывшего СССР.

В феврале 2008 года, в каблограмме «Гульнора Каримова назначена зам. министра иностранных дел по культуре» сотрудник американского посольства Р. Фитцморис уведомляет:
«…Каримова широко рассматривается как контролирующая корпорацию «Зеромакс», которая имеет штаб-квартиру в Швейцарии и владеет крупными пакетами акций во многих ключевых секторах экономики Узбекистана, в том числе газа, нефти и отрасли добычи золота. По словам местного сотрудника посольства, «Зеромакс» создает значительную часть годового дохода правящей семье…».

В отчете за июнь 2009 года «Узбекистан: несмотря на заявления, экономический кризис бьет в цель» указывается, что Швейцария вышла на третье место после России и Китая по объему товарооборота с Узбекистаном в первом квартале 2009 года:

«Крупнейшими торговыми партнерами [Узбекистана] не из стран СНГ являются Китай (677 млн. долларов) и Швейцария (594 млн. долларов)».

«Случай со Швейцарией особенно интересен, так как торговый оборот с этой страной в первом квартале 2008 г. составлял всего лишь 205,3 млн. долларов США (1 млрд. долларов за целый год). Резкий рост в торговле со Швейцарией свидетельствует о схеме по экспорту газа, в которую вовлечены швейцарская дочерняя компания “ZMB Schweiz” компании «Газпром Германия» и компания «Зеромакс», которая принадлежит «частным узбекским акционерам», – говорится в сообщении.

Доклад Норланда

В январе 2010-го (незадолго до внезапного прекращения работы «Зеромакс» и начала процедуры ее банкротства) посол США в Узбекистане Ричард Норланд подготовил специальный доклад, названный им «Узбекистан: от «A» до «Zeromax» и состоящий из шести тематических разделов. Рассекретить его предполагалось лишь в 2020 году.

Ниже мы приводим выдержки из этого информационно-насыщенного текста (в переводе Uznews.net).

[…] 3. Используя свои неофициальные правительственные связи через Каримову и небольшую группу власть предержащих, компания «Зеромакс» учредила несколько прибыльных совместных предприятий (СП) с «Узбекнефтегазом» и присоединилась к иностранным инвесторам, желающим получить доступ к разработке и использованию природных ресурсов Узбекистана. Компания начала осуществлять свою деятельность в Узбекистане в 1999 г., обеспечив себя концессиями на добычу природных ресурсов от государства на очень выгодных условиях. В настоящее время «Зеромакс» присутствует почти во всех сферах узбекского нефтегазового бизнеса: планирование и инженерия, разведка и добыча, строительство трубопроводов и других объектов нефтегазовой инфраструктуры, переработка нефти и розничная продажа.

4. На декабрь 2009 г. компания «Зеромакс» имеет, по меньшей мере, восемь дочерних компаний/СП, действующих в различных пунктах цепи нефтегазовых поставок Узбекистана. Эти компании включают в себя СП на долях в 50% на 50% с узбекским государством («Нефтгаз Саноат Лойиха»), которое занимается инженерным проектированием, и еще одно, узбекско-швейцарское СП («Нефтегазмонтаж»), осуществляющее проектно-инженерное обеспечение. Компания «Зеромакс» осуществляет строительство узбекской части нового трубопровода Туркменистан-Китай в консорциуме с “The China Petroleum Pipeline Bureau” (CPP) и “The China Petroleum Engineering & Construction Corporation” (CPECC). «Зеромакс» также является доминирующим игроком в сфере розничной торговли бензином, в особенности высокооктановым бензином, через свое дочернее предприятие «УзГазОйл». «УзГазОйл» реализует свою продукцию через сеть из 80 заправочных станций, расположенных в Ташкенте, Фергане и Карши, а также контролирует около 70% розничной торговли бензином в этих городах.

5. Основанная в 1999 г. под названием “Zeromax LLC” в Делавэре (США), позднее, в 2005 г., компания «Зеромакс» была перерегистрирована в качестве швейцарского юридического лица в кантоне Цуг (сейчас называется “Zeromax GmbH”), предположительно для того, чтобы воспользоваться преимуществами налогового и финансового законодательства страны. Другие наблюдатели отмечают, что эта перерегистрация совпала с ухудшением отношений между США и Узбекистаном, последовавшим за осуждением США событий в Андижане в мае 2005 года. В это же время в США был выдан ордер на арест Каримовой за отказ подчиниться решению суда Нью-Джерси, давшего право ее мужу, американо-афганскому гражданину, на совместную опеку их общих детей (по некоторым данным, недавно это решение было пересмотрено, - прим. ред.).

6. Сейчас Швейцария является вторым крупнейшим торговым партнером Узбекистана. При этом экспорт природного газа составляет большую часть узбекско-швейцарской торговли. «Зеромакс» является главным швейцарским получателем поступлений узбекской валюты по сложному газоэкспортному соглашению со швейцарской дочерней торговой компанией “ZMB Schweiz”, занимающейся природным газом, полностью принадлежащей “Gazprom Germania Gmbh” и концентрирующей свою деятельность на разведке, добыче и продаже углеводородов. Детали этого соглашения остаются неясными. Известно, что Узбекистан является основным рынком для компании “ZMB Schweiz” в ее деятельности по покупке газа, а «Зеромакс» является ее главным поставщиком. […] Компания «Зеромакс» раскрыла информацию, что ее доходы от основной деятельности и совокупные активы (на консолидированной основе) удваивались каждый год с 2006 г., достигнув по выручке и активам около $3 млрд. в 2008 г., что составляет по размеру около 10 % ВВП Узбекистана в 2008 г. ($27.9 млрд.).

7. Официально команда управленцев «Зеромакс» возглавляется Миродилом С. Джалаловым, гражданином Узбекистана, тесно связанным с семьей Каримова, и российско-узбекским магнатом Алишером Усмановым. Однако имеется широко распространенное мнение, что «Зеромакс» контролируется Гульнарой Каримовой и составляет значительную часть предполагаемого многомиллионного состояния семьи. В сентябре 2008 г. президент Каримов назначил свою дочь постоянным представителем при ООН в Женеве, что, как отметили некоторые наблюдатели, помогает ей осуществлять еще больший контроль над «Зеромакс». […] Каримова недавно приняла на себя новые обязанности в качестве узбекского посла в Испании, хотя она продолжает проживать в Швейцарии и остается аккредитованной в ООН в Женеве.

[…] 12. Несмотря на смену юридического адреса на адрес в Швейцарии, компания «Зеромакс» продолжает поддерживать тесные отношения с определенными членами американского бизнес-сообщества. […] «Зеромакс» является главным спонсором Американо-узбекской торговой палаты, которая недавно, 8-го октября 2009 г., принимала Американо-узбекский саммит по инвестициям в Нью-Йорке. […] Другой американский бизнесмен заявляет, что «Зеромакс», входя в консорциум с семью компаниями из США, будет участвовать в заявке на ведение бизнеса по афганскому транзиту, связанному с «Северной распределительной сетью» (Northern Distribution Network – NDN).

[…] 14. Поступали сообщения, что узбекская государственная власть использовала свое влияние для поддержки личных интересов Каримовой в бизнесе, что позволяло ей запугивать конкурентов и направлять дополнительные средства для своих частных организаций, таких как «Зеромакс». В судебном иске, поданном в Федеральный суд Хьюстона в 2007 г., расположенная в Техасе чайная компания, которая работала на узбекском чайном рынке в секторе расфасовки чая, подала иск против своего страховщика, обвинив его в неспособности оплатить страховку по договору страхования в отношении вымогательства и похищения человека после того, как Каримова, как заявляется, используя свое влияние в правительстве, выжила компанию из страны и [организовала] аресты или грозилась арестовать ее сотрудников для того, чтобы вынудить их подписать документы о передаче активов.

[…] 16. Несмотря на недостаток конкретных данных о деятельности компании «Зеромакс», она многими рассматривается, как мощная и не обязательно позитивная сила в экономике Узбекистана. Ее экспансия из нефтегазовой и горнодобывающей отрасли в другие сферы узбекской экономики означает, что многие международные компании, стремящиеся работать в Узбекистане, будут иметь дело с организациями, связанными с «Зеромакс». Посольство советует тем, кто предполагает вступить в деловые отношения с компанией «Зеромакс» или ее филиалами, быть очень осмотрительными. Мы не говорим «не делайте бизнес с «Зеромакс», потому что такая позиция не может быть юридически обоснована или практически жизнеспособна. Однако любые соглашения по ведению бизнеса должны делаться с открытыми глазами, и посольство готово давать советы и пытаться помочь любой американской компании, которая чувствует, что подвергается агрессивной бизнес-тактике в Узбекистане».

Конец бизнес-империи

В последние годы «Зеромакс» раздувалась, как огромный пузырь, от непрерывного притока заказов и денег, дело было поставлено на поток, поэтому для всех оказалось полнейшим сюрпризом, когда в начале 2010 года в ее деятельности возникли перебои, затем она приостановила работу и распустила большинство сотрудников.

В мае 2010 года Ташкентский городской хозяйственный суд наложил арест на всё имущество «Зеромакс» в Узбекистане, включая денежные счета и активы компании в других хозяйствующих субъектах на территории республики.

Выяснилось, что «Зеромакс» задолжала кредиторам крупные суммы, истраченные на различные закупки и выполнение строительных подрядов. Например, по озвученным Deutsche Welle оценкам, возведение здания Дворца форумов в Ташкенте обошлось, примерно, в миллиард долларов, в связи с чем оно может считаться одним из самых дорогостоящих в мире.

Официально причина банкротства крупнейшей компании страны никогда не называлась. На неофициальном же уровне утверждалось, что «Зеромакс» была должна структурам российского «Газпрома» и украинским производителям за приобретенные материально-технические ресурсы для нефтегазового сектора, в частности, металлопрокат, а когда пришла пора рассчитываться, то денег у компании не оказалось.

Высказывались и такие предположения, что банкротство компании было предпринято, чтобы замести следы крупномасштабных хищений и вывести деньги за границу, а одновременно, улучшить имидж Каримовой, изрядно пострадавший из-за сообщений о ее связи с «Зеромакс».

На это указывает и то, что процедура банкротства была возбуждена на основании иска о взыскании кредиторских долгов от СНБ Узбекистана, а вовсе не от кредиторов, которые в банкротстве своего должника совершенно не были заинтересованы и были согласны подождать.

Так или иначе, но президент Каримов распорядился обанкротить компанию, её активы присоединить к государственным, а надоедливых кредиторов посылать в Цуг. Зарегистрирована она, дескать, была в Швейцарии - туда и направляйте свои претензии, а мы тут ни при чём...

Страница 2 из 3