В Узбекистане идет процесс по делу о вербовке боевиков для ИГ

Понедельник, 01 Декабря 2014

В Кашкадарьинском областном суде по уголовным делам слушается дело 27-летнего жителя города Шахрисабза Нодира Жавлиева, обвиняемого в участии в боевых действиях на стороне террористической организации «Исламское государство» (ИГ) и вербовке ее сторонников. Это первый случай такого рода, зафиксированный в Узбекистане.

«Воевал в Сирии и Ираке»

В съемке, показанной в конце ноября телеканалом «Узбекистан», Нодир Жавлиев рассказал, что он выехал на заработки в город Уфу, в Башкирии, где попал под влияние религиозных экстремистов.

Нодир Жавлиев

Нодир Жавлиев

Позже он вступил в террористическую организацию «Исламское движение Туркестана» (она же «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) – AsiaTerra) и принял участие в военных акциях группировки «Исламское государство» в Сирии и Ираке. О том, как он туда попал и сколько времени провоевал, в передаче не сообщалось.

По словам судьи Кашкадарьинского областного суда по уголовным делам Мансура Абраева, окольными путями из Ошской области Кыргызстана Жавлиев пробрался на территорию Ферганской области Узбекистана, где и был задержан.

«У него была изъята флешка памятью в 8 гигабайт, на которой были записаны видеоматериалы экстремистских организаций, призывающие к дестабилизации ситуации в Узбекистане. Жавлиев планировал завербовать новых сторонников и возвратиться обратно в Сирию и Ирак», - сказал Абраев.

Вопросы о том, на чем строится обвинение, – только ли на признаниях самого подсудимого («царице доказательств»), либо на чем-то более существенном, в современном Узбекистане выглядят наивными. Тем более что еще до вынесения приговора судья уже утвердительно отозвался о виновности Жавлиева.  

Для последнего, все это впрочем, не имеет никакого значения – исходя из существующей практики, очевидно, что он получит максимальный или близкий к этому срок по статьям УК, предусматривающим наказание за «наёмничество» и «террористическую деятельность», то есть в диапазоне от пяти лет до пожизненного заключения.

Следует отметить, что хотя в Узбекистане время от времени проводятся судебные процессы в отношении разного рода экстремистов, обычно о них не сообщается, а слушания ведутся исключительно в закрытом режиме. В данном же случае о суде сообщили сами спецслужбы, передав подготовленные ими материалы в местные СМИ.

Экстремисты воспряли духом

Стремительное расширение территорий, контролируемых «Исламским государством», а также открытая и скрытая поддержка его множеством среднеазиатских исламистов, в том числе ИДУ, вызвали обоснованную тревогу узбекских властей.

Напомню, что в сентябре текущего года глава ИДУ Усман Гази заявил о присоединении своей террористической организации к боевикам «Исламского государства», а пакистанское движение «Талибан» выразило готовность помочь ИГ в создании всемирного исламского халифата.

Согласно информации представителя узбекских спецслужб, ИДУ активизировало вербовку и тренировку боевиков в приграничных районах Пакистана и Афганистана.

Отправились ли идэушники в массовом порядке воевать в Ирак и Сирию, сказать сложно, но то, что там присутствует значительное их количество, не подлежит сомнению.   

По сообщениям СМИ, среди сотен, а возможно, уже и тысяч боевиков из Средней Азии, примкнувших к ИГ, больше всего этнических узбеков – и в силу их высокой религиозности, и многочисленности: они живут во всех странах региона.

Что касается непосредственно граждан Узбекистана, то, по приблизительным оценкам, в составе ИГ может находиться по меньшей мере несколько сотен «джихадистов» из этой страны. Точные подсчеты затруднительны: на войну они отправляются не из самого Узбекистана, а из России и других стран, куда, по «легенде», выезжают на заработки. С учетом того, что за границей трудятся несколько миллионов узбекских граждан, отследить их перемещения чрезвычайно трудно, если вообще возможно.   

По информации сайта centralasiaonline.com, 28 сентября 17 выходцев из Узбекистана, принимавших участие в боевых действиях на стороне ИГ, были убиты в результате авиаудара в районе сирийского города Ракка.

Еще 20 членов террористического образования, также прибывших из Узбекистана, получили ранения, передает centralasiaonline.com, уточняя, что боевые самолеты международной коалиции уничтожили и ранили этих боевиков в лагере ИГ Аль-Грен, поблизости от Ракки, где они проходили военную подготовку.

Вне зоны контроля

В самом Узбекистане, благодаря системе жесткого сдерживания со стороны власти, пока все спокойно. Однако отдельные случаи публичного выражения «симпатий» к ИГ уже отмечены.

Так, в ночь на 28 августа в Юнус-Абадском районе Ташкента неизвестные прикрепили к перилам моста над улицей Амира Тимура черный флаг «исламского халифата» - полотнище размером примерно метр на полтора, провисевшее там до утра.  

Флаг ИГ на юнус-абадском мосту в Ташкенте

Флаг ИГ на юнус-абадском мосту в Ташкенте

Это событие вызвало большой переполох в узбекской милиции. Вскоре после того представитель МВД Узбекистана Самвел Петросян сообщил, что ведется поиск причастных к этому лиц. Найти их, судя по отсутствию победных реляций, пока не удалось.

Двумя днями позже, 31 августа, накануне Дня независимости, президент Каримов посетил мемориальный комплекс, где расположен музей жертв массовых репрессий, и попросил сопровождавших его муфтия Усмонхона Алимова и имам-хатыба Ташкента Анвара Турсунова предупредить народ об опасности, исходящей от ИГ. Он подчеркнул недопустимость приближения к границам Узбекистана представителей «непонятного, нехорошего течения».

Конечно, невозможно предсказать, как обернутся обстоятельства, когда западные войска полностью покинут Афганистан, а из Ирака и Сирии начнут просачиваться обратно сотни, а возможно, и тысячи приобретших боевой опыт фанатиков-головорезов. Но в настоящее время ни ИДУ, ни ИГ непосредственной опасности для Узбекистана не представляют.

Пока же узбекские власти активизировали усилия по предотвращению распространения идей исламского радикализма, в том числе пропаганды ИГ и ИДУ. Спецслужбы тщательно отслеживают возможные очаги экстремизма, пятничные проповеди в мечетях записываются на видео, подозрительные лица берутся под наблюдение, а агентурная сеть расширяется. Словом, поднять голову в стране радикалам не дают.

Однако в последние годы все более отчетливо проявляется другая тенденция: ни в России, ни, тем более, в Украине экстремистов практически не контролируют.

Поэтому вовлечение узбекистанцев в разные террористические организации в основном переместилось из самого Узбекистана в Россию, особенно в её мусульманские или частично мусульманские части – на Кавказ, в Татарстан и Башкирию. Схожая картина наблюдается и с Таджикистаном – всё больше его граждан вступают в аналогичные группировки именно в России. И никаких серьезных шагов по решению этой проблемы пока что не видно.


Алексей Волосевич