Выселены без предупреждения: ташкентские сносы вызывают гнев

Среда, 03 Апреля 2019

Так называется статья, опубликованная 2 апреля в британской газете The Guardian и посвященная самой важной для сегодняшнего Узбекистана проблеме: примерно с середины 2018 года правящая верхушка, опираясь на подконтрольный ей государственно-административный аппарат, включая судебную систему, во всё ускоряющемся темпе захватывает самые выгодные земельные участки в наиболее крупных городах страны, принудительно выселяя жителей из их собственных домов.

Общая схема: городские администрации под предлогом того, что вся земля в Узбекистане считается государственной, издают распоряжения о передаче того или иного участка земли – со стоящими на ней частными домами – частному же застройщику, под предлогом того, что земля передается на государственные нужды. Людей переселяют куда придется, или всучивают им небольшие компенсации, величину которых – внимание! – определяет сам застройщик, и которая, словно по команде, поддерживается судами (об этом здесь и здесь). Итог: государственная земля превращается в частные многоэтажные жилые комплексы, которые принадлежат неизвестно кому и квартиры в которых продаются по очень хорошим ценам. Чем больше сносится домов, тем больше денег получает тот, кто за этим стоит. Речь идет о десятках тысяч переселенных, и их число стремительно растет.

Отметим, что в первые два года своего президентства Шавкат Мирзиёев успешно изображал из себя реформатора и пытался проводить какие-то полуреформы, большинство из которых так и не было завершено, но около года назад, после того как он назначил хокимом Ташкента близкого к себе бизнесмена Джахонгира Артыкходжаева, об этом было забыто: в Узбекистане началась кампания по массовой застройке. Артыкходжаев делает всю грязную работу в Ташкенте (в столицах областей - другие назначенцы Мирзиёева), президент этого как бы не замечает, а полученная прибыль попадает туда, куда надо. К этому и свелись проводящиеся в стране «преобразования». Марк Беннетс описывает ситуацию с массовым выселением жителей для британской, то есть международной аудитории. Предлагаем вашему вниманию полный перевод его статьи.

***

Спорные проекты по обновлению городов в Узбекистане стоили тысячам людей их домов – но также вызвали беспрецедентный всплеск общественной активности.

Была середина дня, когда бригада по сносу приступила к работе в трехэтажном жилом доме в центре Ташкента, столицы Узбекистана. В обычных условиях в этом не было бы ничего плохого - но в восьми квартирах всё еще жили люди.

Возмущенные ташкентцы требуют ответа от чиновников, опасаясь, что их дома пойдут под снос. Фотограф: Андрей Кудряшов@Fergana

Возмущенные ташкентцы требуют ответа от чиновников, опасаясь, что их дома пойдут под снос. Фотограф: Андрей Кудряшов@Fergana

«Мы слышали, как они разрушали квартиры под нами. Это было похоже на землетрясение», - сказал Николай Полькин, который жил на верхнем этаже вместе со своей женой и их тремя детьми, младшему из которых два года. «Работы велись ежедневно. Постоянный шум и грохот. Но особенно беспокойно стало, когда власти начали демонтаж швеллеров, стягивающих наш дом. В стенах появились трещины».

Снос был частью противоречивого проекта по обновлению города, в результате которого по меньшей мере 10.000 человек были выселены из своих домов в Ташкенте. Дома 30.000 человек находятся под угрозой в результате ведущейся застройки.

Это вызвало беспрецедентный всплеск общественной активности в Узбекистане, бывшем советском государстве в Центральной Азии, которым управлял Ислам Каримов, один из самых известных диктаторов мира, до своей смерти в 2016 году.

В Ташкенте, где проживает 2,4 миллиона человек, подавляющее большинство таких разрушений происходит в центре, где недвижимость дороже всего, что вызывает обвинения в коррупции чиновников, изгоняющих людей из их домов, чтобы разбогатеть на теневых сделках с недвижимостью. Чиновники часто оправдывают сносы, говоря, что земля необходима для «государственных нужд» - это самая всеобъемлющая фраза.

Преемником Каримова на посту президента Узбекистана в 2016 году стал Шавкат Мирзиёев, ранее занимавший должность премьер-министра и получивший 89 процентов голосов на выборах, широко известных как недемократичные.

После прихода к власти Мирзиёев получил положительную международную оценку за серию предварительных реформ, в том числе за урезание полномочий некогда страшной Службы национальной безопасности и освобождение десятков политзаключенных.

Но продолжающееся «бульдозерное» разрушение частной собственности и исторических зданий угрожает усилиям Мирзиёева по привлечению иностранных инвесторов и туристов ради улучшения экономики и создания благоприятных условий для узбекского бизнеса.

Власти предлагают компенсацию или предоставляют другое жильё тем, кто был выселен из своих домов или квартир, но критики говорят, что предлагаемые суммы денег бывают весьма малы, а новые дома низкого качества, и что люди вынуждены проживать в отдаленном съемном жилье в течение нескольких месяцев, пока для них строятся новые квартиры. Подобные проблемы и были причиной того, почему Полькины и их соседи оставались на месте, даже когда их дом начали разбирать прямо под их ногами.

«Никто официально не объяснил нам, почему происходит такая спешка и почему они не смогли обеспечить нас новыми квартирами, прежде чем пытаться выселить», - сказал Полькин. Его семья сейчас находится во временном жилье в ожидании переселения [в квартиру, которую им должны предоставить].

В рамках строительства проекта Ташкент-Сити были снесены сотни домов в исторических кварталах. Фотограф: Андрей Кудряшов@Fergana

В рамках строительства проекта Ташкент-Сити были снесены сотни домов в исторических кварталах. Фотограф: Андрей Кудряшов@Fergana

Другие сносы в Ташкенте, похоже, были вызваны политическими проблемами. Накануне первого государственного визита Мирзиёева в Индию команда строителей неожиданно прибыла в жилой район в 9 часов вечера и приказала людям собирать чемоданы. Позже сообщалось, что Мирзиёев ранее пообещал Индии предоставить ей землю для большого здания посольства в Ташкенте, и чиновники решили выполнить обещание перед его поездкой в Нью-Дели. Пять месяцев спустя строительство еще не началось. Остатки десятков домов - кирпичи, разбитое стекло и битое дерево - лежат на пустыре, а жители разбросаны по всему Ташкенту.

Хотя в Узбекистане уличные протесты запрещены, растущая оппозиция против кампании сноса направляется самими заинтересованными людьми - жителями, активистами, выступающими за сохранение культурного наследия, и независимыми журналистами.

«Все в Ташкенте обеспокоены тем, что их дома могут стать следующими», - говорит Фарида Шариф, управляющая популярным форумом в Фейсбуке, помогающим юридическими консультациями людям, в дома которых может нагрянуть команда по сносу. «Любой дом может быть снесен без всякого предупреждения. Вы можете сидеть у себя дома, а они могут прийти и начать разбирать крышу». Хотя Фейсбук заблокирован узбекским правительством, многие люди используют VPN (виртуальные частные сети), чтобы обойти запрет (недавно доступ к Фейсбуку вновь был открыт – ред.).

Недовольство время от времени выплескивалось на улицы. Шариф стала одним из множества разгневанных местных жителей, которые собирались в зданиях районных администраций Ташкента в феврале из-за опасений что их дома станут следующими в очереди на разрушение как часть схемы по застройке.

«Они относятся к нам хуже, чем к животным», - сказал Владимир, пожилой человек.

Местные журналисты заявили, что такая массовая демонстрация общественного несогласия была бы немыслима при Каримове, чьи критики подвергались ужасным пыткам в тюрьмах Узбекистана.

Снос также опустошил исторические махалли узбекской столицы, дома в которых были снесены ради освобождения места для бизнес-центра стоимостью 1,3 миллиарда долларов под названием «Ташкент-Сити», проекта, вызвавшего обвинения в коррупции и конфликте интересов.

В январе, после расследования независимой глобальной медиа-платформы «Open Democracy», мэр Ташкента Джахонгир Артыкходжаев признал, что имеет деловые интересы в одной из компаний, участвующих в проекте. «Open Democracy» также предположила, что Артыкходжаев также может иметь связи с другими компаниями со строительными, коммерческими и инвестиционными интересами в мега-застройке.

Дом возле трамвайного депо (№45 – ред.) в Ташкенте, признанный многими международными экспертами ценным примером ранней советской архитектуры в Центральной Азии, стал еще одним зданием, с которым почти столкнулись бульдозеры после того, как чиновники постановили, что оно может быть снесено как часть схемы по городскому обновлению. Жители нашли новый способ оповестить людей о своем бедственном положении.

«Вместо митингов протеста мы проводили показы мод, фестивали и уличные распродажи», - сказал один из них, на условиях анонимности из-за страха перед возможными репрессиями. Тактика показывает себя успешной: Министерство культуры Узбекистана включило дом в свой список охраняемых архитектурных памятников.

Дом возле трамвайного депо в Ташкенте, ценный образец раннесоветской архитектуры в Центральной Азии. Фото любезно предоставлено жителями дома

Дом возле трамвайного депо в Ташкенте, ценный образец раннесоветской архитектуры в Центральной Азии. Фото любезно предоставлено жителями дома

В древних узбекских городах, таких как Самарканд, проекты по их обновлению вызывают социальную напряженность и угрожают внесенным в список ЮНЕСКО историческим районам, имеющим жизненно важное значение для туризма. В ноябре десятки жителей одного из районов Самарканда заблокировали улицу, пытаясь предотвратить движение бульдозеров. Некоторые были ненадолго задержаны, когда пытались попасть на форум по правам человека, чтобы подать властям свои жалобы. Этот форум проводился в городе в рамках стремления правительства улучшить международный образ страны.

Коммерческая деятельность, в том числе иностранных инвесторов из Западной Европы, также пострадала.

Владельцы компании Arvand Tashkent Stroy, владеющей модным рестораном в центре Ташкента, обвинили городские власти в стремлении захватить их прибыльный бизнес якобы для «государственных нужд».

По мере того как кампания по сносу набирает обороты, сотни семей с невысокими доходами, живущих в квартирах, построенных компанией, принадлежащей Мухаммадбобуру Ходжаеву, ташкентскому бизнесмену и меценату, также находятся в опасности потерять свои дома после того, как чиновники постановили, что в них были нарушены строительные нормы. Ходжаев, вложивший миллионы долларов в трехэтажные дома в Ташкенте, отрицает обвинения. «Чиновники сказали мне, что я не имею права предоставлять квартиры по таким низким ценам или даже бесплатно», - говорит он. «Они хотят избавиться от меня как конкурента».

«Все заявления правительства о желании привлечь инвесторов - ложь», - сказал Алексей Волосевич, независимый журналист, широко освещавший кампанию по сносу. «Какие иностранные инвесторы придут в страну, где нет никакого уважения к праву собственности?»

Но после многих лет жизни при жестоком режиме Каримова большинство узбеков по-прежнему боятся противостоять властям. «Люди до сих пор не привыкли что-либо требовать от властей, а власти до сих пор не привыкли к людям, предъявляющим требования», - сказал Шухрат Ганиев, правозащитник. «Людям потребуется много времени, чтобы перестать бояться».

Оригинал статьи здесь.


Марк Беннетс