«Makro-политика». Почему в Узбекистане отреставрировали Камаланскую часовню и восстанавливают монумент генералу Рахимову

Вторник, 05 Мая 2020

В многословных дискуссиях по поводу неожиданной и дорогостоящей реставрации часовни, установленной над погребением солдат царской армии, штурмовавших Ташкент в 1865 году, как-то потерялся ответ на вопрос о том, зачем всё это было сделано. Ведь в какой-либо любви к культуре, тем более восстановлении «имперской» архитектуры конца 19-го-начала 20-го века нынешняя власть не была замечена, более того, снос дореволюционного здания Кауфманского приюта ради банального захвата земельного участка, на котором оно стояло, свидетельствует как раз об обратном.  

Прежде чем ответить на этот вопрос, напомню, что прямо сейчас идет восстановление мемориального комплекса генерала Сабира Рахимова, уничтоженного по указанию покойного президента Каримова в 2011 году. Торжественное открытие еще не состоялось, видимо, оно приурочено к 9-мая - ко Дню памяти и почестей (так День победы называется в Узбекистане). И это опять-таки при том, что особого уважения к мемориалам нынешний правитель страны не выказывал. 
Всё дело в том, что и часовня, и комплекс с Сабиром Рахимовым – это сувениры, подарочные подношения президенту России, предназначенные исключительно для того, чтобы вызвать благорасположение Владимира Путина и заставить его более благосклонно отнестись к позиции узбекской стороны во время предстоящих переговоров в Москве по поводу вступления в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), которые должны состояться в первой половине лета.

Для обеих сторон визит очень важен: по сообщению СМИ, во время него планируется, в частности, подписать декларацию о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между Россией и Узбекистаном, причем инициатором этого выступил Ташкент.

Супермаркет Makro в городе Нурафшон (бывшей Той-Тепе), 2019 год

Супермаркет Makro в городе Нурафшон (бывшей Той-Тепе), 2019 год

Однако Мирзиёев не очень-то хочет, чтобы Узбекистан вступал в ЕАЭС - и вовсе не по причине какой-то преданности идеям независимости, а исходя из сугубо корыстного интереса: чтобы как можно дольше наживаться на монопольных продажах населению страны с более чем 30-миллионным населением продукции компаний Artel, Akfa, а также товаров и продовольствия через оптовые базы и сети супермаркетов Makro и Korzinka, где руководитель государства, судя по всему, имеет долю, документально, вероятно, не оформленную, но от этого не менее осязаемую. Кроме того, есть и другие монополии, в том числе хлопковая, автомобильная и т.д.

В случае же если же страна становится полноправным членом ЕАЭС, на её рынок придут мощные российские торговые компании, которые завалят страну гораздо более дешевыми продуктами стран ЕАЭС (России, Белоруссии, Киргизии), ввезенными уже без пошлин и акцизов. А значит, владельцам торговых сетей в самом Узбекистане придется «подвинуться» от кормушки, перестать получать сотни миллионов, а то и миллиарды долларов ежегодно без всяких усилий. Грабить народ целыми десятилетиями станет значительно труднее (хотя сам народ этого совершенно не понимает). Этот и есть тот камень преткновения, из-за которого провластные узбекистанские СМИ кричат, что экономике страны «невыгодно вступление», а маститые политологи глубокомысленно заявляют о том, что они «не видят плюсов от пребывания в ЕАЭС». То есть, эта позиция объясняется совсем просто: речь идет только об обслуживании интересов правящей коррупционной группы.

Можно уверенно предсказать, что во время встречи президент Узбекистана будет просить Путина о максимальной отсрочке для полноценного вступления в интеграционное объединение или, по крайней мере, о льготах для вышеназванных и некоторых других компаний – лет на десять, а то и больше. И, чтобы понравиться президенту России, обязательно доложит ему о реставрации часовни и восстановлении памятника Сабиру Рахимову - вот, дескать, какие мы молодцы, - ожидая, что после этого Путин будет куда сговорчивей.

О том, что Мирзиёев уже просил его о чем-то подобном стало известно в январе, после визита в Узбекистан министра иностранных дел России Сергея Лаврова. «Узбекистан просит у России льготы при вступлении в ЕАЭС и миграционную амнистию», - сухо проинформировала газета «Коммерсант». По её данным, власти Узбекистана уже дали понять, что хотели бы льготных переходных периодов для ряда своих отраслей (в некоторых случаях до десяти лет).

Надо сказать, что правительство России весьма заинтересовано в вовлечении Ташкента в курируемые ею интеграционные объединения на постсоветском пространстве. Это важно не столько для российских производителей – Узбекистан достаточно крупный рынок сбыта, но большая часть его населения не очень платежеспособна, - сколько для самого Путина - чтобы он мог предъявить своему электорату некий успешный результат осуществляемой им политики.

А вот Мирзиёеву и связанным с ним деятелям (Турсуновым, Артыкходжаеву, Арипову, Парпиеву, Иноятову, Азизходжаевым и т.д.) экономический союз совершенно не нужен. Однако ссориться с Путиным им тоже не резон. Поэтому, как я и предсказывал, была избрана тактика максимального затягивания полноценного вступления, под предлогом того, что, дескать, надо изучить, взвесить все плюсы и минусы. Изучать всё это планируется бесконечно долго (чтобы за это время максимально нажиться).

Выход был найден: ни к чему не обязывающий статус страны-наблюдателя (28 апреля депутаты Законодательной палаты Олий Мажлиса одобрили вступление Узбекистана в Евразийский экономический союз). Владимир Путин, со своей стороны также получает возможность отчитаться перед своими избирателями о проделанной работе.

Разумеется, всё это натуральный обман. Не требуется много времени для того, чтобы ознакомится с уставом ЕАЭС и понять, что им предусматривается, основные положения можно изучить не то чтобы за несколько дней – за несколько часов. Объединение предполагает «четыре свободы» - формирование единых рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы (граждане стран союза смогут трудоустраиваться без получения разрешений на работу), а также координацию макроэкономической политики стран-участниц. При этом решения координирующего органа ЕАЭС обязательны для выполнения всеми входящими в него странами, что кардинально отличает его от СНГ. Ни о каком «вход - рубль, выход - два» не идет речи – выход свободный.

Снесенный продуктовый рынок (ярмарка) на массиве Сергели в Ташкенте, 2018 год

Снесенный продуктовый рынок (ярмарка) на массиве Сергели в Ташкенте, 2018 год

Все эти условия как раз и не устраивают узбекскую «элиту», это слово я намеренно взял в кавычки. Вспомните о недавних откровенно коррупционных льготах, направленных на то, чтобы максимизировать прибыль Artel, Akfa и некоторых других компаний. И эти льготы – всего лишь часть подобной деятельности. Приведу и другие, на мой взгляд, весьма показательные примеры.

Приблизительно с 2016 года ташкентские СМИ регулярно сообщают о необходимости снести продуктовый рынок на массиве Куйлюк – один из крупнейших рынков столицы. На его месте власти хотят построить НЕСКОЛЬКО КРУПНЫХ СУПЕРМАРКЕТОВ. Руководители хокимиятов (подчиненные Мирзиёева) на все лады твердят, что рынок не отвечает «современным требованиям», и, мол, поэтому его необходимо ликвидировать. Сообщается, что общая стоимость проекта превышает 100 миллионов долларов.

Рынок пока на месте, но через дорогу от него, на прежней территории вещевого рынка, снесенного лет десять назад, в 2018 году уже построен огромный, самый большой в Узбекистане гипермаркет Makro.

Та же схема осуществлена со сносом продовольственной ярмарки на массиве Сергели. В ноябре 2017 года на основании решения тогдашнего хокима Ташкента Рахмонбека Усманова (ныне хоким Юнусабадского района – ред.) начался снос самой посещаемой ярмарки в Сергелийском районе. При этом ближайший рынок находится в 2,5 километрах от этого места, то есть просто так туда не прогуляешься, так что все жители окружающих кварталов преднамеренно были оставлены без базара. По словам хокима Сергелийского района Ташкента Нозима Хусанова, решение о сносе ярмарки вызвано «значительными нарушениями требований санитарной, социальной и пожарной безопасности». «Здесь еще есть и социальный фактор - на территории ярмарки была не очень хорошая статистика» по уголовным правонарушениям», - уверял он.

Итог: ярмарка оказалась снесена, более сотни предпринимателей, вложивших средства в строительство и ремонт магазинов (инвестиции), остались без своей коммерческой собственности и без работы.

Что же появилось на месте опустевшей базарной площади? Многоэтажное здание прокуратуры. А люди, живущие в этой части протяженного многоэтажного «спального» района (в том числе массивов Дустлик, Строитель и Спутник) вынуждены покупать продукты в супермаркете Korzinka, построенном раньше, чем начался снос базара. Как, собственно, всё и задумывалось.

Приблизительно то же самое произошло в Той-Тепе, городе в Ташкентской области, который несколько лет назад Мирзиёев переименовал в Нурафшон. В его центре снесли продуктовый рынок, взамен которого устроили обширную автостоянку, большая часть которой пустует. А через дорогу от бывшего базара появился супермаркет Makro.

Снесенный продуктовый рынок  (ярмарка) на массиве Сергели  в Ташкенте, 2018 год

Снесенный продуктовый рынок  (ярмарка) на массиве Сергели  в Ташкенте, 2018 год

Из этой же оперы и принудительный перевод пенсионеров Узбекистана на пластиковые карточки – якобы по причине того, что «наличные деньги являются каналом распространения вирусов и бактерий» (утверждение Центрального банка). Сначала заявлялось, что это только на время действия карантина, теперь выясняется, что срок действия карточки будет определяться договором между пенсионером и банком, то есть, речь идет уже о более длительном времени.

Зачем же всё это понадобилось? А очень просто: со своими карточками значительная часть пенсионеров, которых, на минуточку, в Узбекистане более трех миллионов, понесет свои деньги не на дешевые дехканские рынки, а в «Корзинку» и в Makro.

В отличие от сети супермаркетов Korzinka, владелец которой известен – это бизнесмен Зафар Хашимов, собственники сети Makro предпочитают не разглашать своих имен. Эта информация засекречена почище военной тайны. Неофициальные сведения совпадают частично, согласно одним – хозяином сети является бывший главный налоговик Узбекистана Батыр Парпиев, в соответствии с другими – родственники бывшего вице-премьера Алишера Азизходжаева, причем там же «сидят» и Парпиев, и Иноятов. Проверить сложно: документы никому не показываются. Так или иначе, президент страны, видимо, тоже далеко не в обиде, и ради процветания этих двух сетей готов пожертвовать интересами подвластного ему населения.

В общем, если вам известна мотивация, определяющая поведение человека (в данном случае это деньги, при полном отсутствии моральных и законодательных барьеров), то вы легко найдете объяснение нелогичным, на первый взгляд, решениям.

Статьи по теме:

Помпезная реставрация часовни, возведенной при захоронении русских солдат, штурмовавших Ташкент, вызвала взрыв возмущения

Россия зазывает Узбекистан в ЕАЭС. Монополисты сопротивляются 

«Подарок» Путина, или Почему Каримов не жалует ЕАЭС


Алексей Волосевич


Комментарии  

#1 Бургут 06.05.2020 08:43
Это и есть то, что на людях говорить одно, на деле делать другое."Караван едет собака лает"- вот главный принцип сегодняшней власти. Народ, для них -это кучка глины из которой можно лепить что хочешь. Советскии период-это высокая мораль, преданность делу,скромность и истинный патриотизм, Независимость -это воровство,воровство и еще раз воровство людей сидящих у власти без совести и морали... Тьфу, сважет скоро народ на них... Придет время..дождемся...
Цитировать