Новости

Все новости >>

Главное с последнего заседания: предоставленный для изучения файл «Жатва» был создан 14 октября, через две с половиной недели после ареста Бобомурода Абдуллаева; действия экспертов «координировались» сотрудниками СНБ; Хаёт Насреддинов, возможно, сотрудничает со следователями; судья Зафар Нурматов удовлетворил ходатайство адвоката Майорова о вызове в качестве свидетелей следователей Нодира Туракулова, Александра Веселова, оперативника Тимура Якубова и других лиц, имеющих отношение к данному уголовному делу. Моя статья подготовлена на основе записей в блокноте и в ней могут быть смысловые пропуски и некоторые неточности.

Итоги судебного слушания, состоявшегося 4 апреля: свидетеля Чарос Абдуллаеву привезли в суд и увезли из него на машине СНБ (то есть, возможно, она содержится в следственном изоляторе); свидетель Мусанов вновь дал путаные и противоречивые показания; план «Жатва», предусматривающий свержение «антинародного режима», был составлен на русском языке; Хаётхон Насреддинов настаивает на озвучивании записи разговора с Мухаммадом Салихом, состоявшегося в декабре 2013 года. Моя статья, как и все остальные, подготовлена на основе записей в блокноте, так что в ней имеются смысловые пропуски и небольшие искажения.

Главные моменты заседания, состоявшегося 2-го апреля: содержание статей «Усмана Хакназарова» следствие не интересовало, кроме одной, где говорилось о кандидатах на пост председателя СНБ; Хаётхон Насреддинов заявил, что Абдуллаев и Мухаммад Салих обсуждали по скайпу возможность «вывода людей на улицы» и «ввода в Узбекистан верных Салиху войск», свидетель Кенжа Мусанов дал ложные показания, в чем и был уличен судьей Зафаром Нурматовым. Пользоваться диктофонами в зале суда не разрешается, так что моя статья подготовлена по записям в блокноте, и в ней присутствуют смысловые пропуски и небольшие искажения.

Основные выводы по итогам судебного заседания, состоявшегося 29 марта по делу Бобомурода Абдуллаева и трех других «заговорщиков»: Равшан Салаев сотрудничает со следствием, то есть говорит всё, о чем его «попросили» следователи СНБ. Шавкат Оллоёров, вероятно, частично, по некоторым пунктам. Что касается плана «Жатва» то, по словам Салаева, он впервые увидел его в следственном изоляторе, а Оллоёров заявил, что вообще не имеет понятия, что это такое, и ему пришлось растолковывать суть этого документа прямо в зале суда.

На четвертый день удивительного суда по делу четырех гражданских «заговорщиков», вознамерившихся захватить государственную власть в Узбекистане, - стране с населением в 32 миллиона человек, - охраняемую сотнями тысяч вооруженных до зубов военных, милиционеров и сотрудников спецслужб, предъявленное обвинение комментировал ключевой участник следственного и судебного процесса – независимый журналист Бобомурод Абдуллаев.

26 марта в Ташкенте состоялось третье судебное заседание по делу четырех «заговорщиков», по версии обвинения, собиравшихся захватить государственную власть в Узбекистане, – журналиста Бобомурода Абдуллаева, директора текстильного предприятия Рашана Салаева, администратора ресторана Шавката Оллоёрова и школьного учителя Хаётхона Насреддинова. Суд был действительно открытый и на него пускали всех желающих – даже корреспондентов ряда западных изданий и редактора ИА «Фергана» Даниила Кислова, - ничего подобного в Узбекистане не наблюдалось примерно с полтора десятка лет. Но телефоны и диктофоны на входе опять-таки отбирались, так что мне по-прежнему пришлось записывать услышанное в блокнот.

14 марта в Каттакурганском районе Самаркандской области Узбекистана под колесами грузовика погибла 23-летняя учительница школы № 42 Диана Еникеева (по иронии судьбы, она преподавала уроки труда). Без матери остался её двухлетний сын Данила. Как выяснилось, учителей вывели на трассу «Самарканд-Бухара» для уборки обочины дороги перед визитом главы государства.

В последние недели в Самарканде только и разговоров, что о недавнем освобождении Ульмаса Джаббарова, гендиректора давно уже не существующего СП «Зарафшон-Калифорния», выпускавшего спиртоводочную продукцию. Он вышел на волю месяц-полтора назад после 18,5-летнего заключения. Горожане рассказывают друг другу, что некая женщина, которой Джаббаров когда-то помог с покупкой квартиры, несмотря на то, что до этого её не знал, и которая разбогатела, пока он сидел, подарила ему новенький автомобиль «Малибу». И что какие-то люди на подносе преподнесли ему горку из пачек долларовых купюр. Подобных историй пересказывается великое множество и, несмотря на свою фантастичность, все они отражают одно общее обстоятельство: к моменту ареста директор СП был человеком состоятельным и обладавшим большими возможностями.

15 марта прошло второе заседание Ташкентского городского суда по уголовным делам по делу журналиста Бобомурода Абдуллаева, блогера и учителя Хаётхона Насреддинова, а также предпринимателей Равшана Салаева и Шавката Оллоёрова, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного 4 частью 159-й статьи УК РУз и определяемого как «Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан», за что они могут быть лишены свободы на срок до 20 лет.

Двухдневный визит главы Узбекистана Шавката Мирзиёева в соседний Таджикистан, состоявшийся 9-10 марта, можно назвать прорывным в восстановлении запущенных донельзя двухсторонних отношений. Уже то обстоятельство, что Мирзиёева в аэропорту встретил президент Эмомали Рахмон в сопровождении более чем 12 тысяч студентов и школьников, говорило о многом. По итогам встречи были подписан договор об отдельных участках узбекско-таджикской государственной границы, соглашение о взаимных поездках граждан, а также пакет из 27 документов, касающихся сфер торговли, экономики, инвестиций, финансов, транспорта и транзита, сельского хозяйства, водно-энергетической отрасли, налогов, таможенного дела, туризма, образования и науки, здравоохранения, культуры, межрегионального сотрудничества, в области безопасности и противодействия преступности. «Под занавес» Шавкат Мирзиёев с удовлетворением отметил, что «между Узбекистаном и Таджикистаном не осталось нерешенных вопросов». Хотя на самом деле они остаются.

Отставка главы СНБ Рустама Иноятова была долгожданной и вполне предсказуемой, ибо невозможно проводить реальные экономические и политические реформы, не уменьшив власть этого репрессивного ведомства и не лишив рычагов силового влияния его одиозного председателя, ощущавшего себя вполне самостоятельной политической фигурой. За четверть века своего правления бывший президент Ислам Каримов из организации, созданной на базе прежнего советского КГБ, фактически вырастил монстра.

7 марта в здании Ташкентского городского суда по уголовным делам состоялось первое заседание открытого судебного процесса по делу журналиста Бобомурода Абдуллаева, блогера и преподавателя Хаётхона Насреддинова, и их «сообщников» - предпринимателей Равшана Салаева и Шавката Оллоёрова, обвиняемых в попытке устроить в Узбекистане революцию по заранее разработанному плану «Жатва». Всем им была предъявлена одна из самых «тяжелых» статей Уголовного кодекса – 159-я («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), предусматривающая до 20 лет лишения свободы.

Назначение «авторитетного» узбекского бизнесмена Гафура Рахимова, внесенного в санкционный список Минфина США, временно исполняющим обязанности президента Международной ассоциации любительского бокса (AIBA) повлекло за собой громкий скандал: за этим решением последовало заявление о возможности исключения бокса из программы летней Олимпиады 2020 года в Токио и летних юношеских Олимпийских игр 2018 года в Буэнос-Айресе, несмотря на то, что этот вид спорта входит в олимпийскую программу уже более ста лет - с 1904 года.

23 февраля в здании суда Ташкентской области по уголовным делам завершилось кассационное заседание по делу 28-летнего сотрудника Института рукописей Академии наук, исследователя-навоиведа, блогера и внештатного автора сайта «Народное движение Узбекистана» Акрома Маликова. Оно оставило в силе решение суда первой инстанции, который в январе 2017-го приговорил его к шестилетнему заключению. Об этом в рассылке по электронной почте сообщила независимая журналистка Малохат Эшанкулова. По ее словам, в качестве утешения судья сказал, что в мае текущего года ожидается очередной акт помилования большой группы заключенных, который подпишет президент, и, может быть, Маликов, отбывающий наказание в колонии 64/29 города Навои (по иронии носящего имя объекта его исследований), тоже будет включен в этот список.

Снятию с должности председателя Службы национальной безопасности Узбекистана Рустама Иноятова, состоявшемуся 30 января, предшествовала серия статей о том, как он сделал свою карьеру и куда вкладывает средства, «заработанные» благодаря занимаемой им должности. Они выходили на сайте «Open source investigations» («Расследования по открытым источникам») с октября 2017 года. OSI – объединение журналистов-расследователей. Конечно, отставка Иноятова не связана с появлением разоблачительных материалов, это является лишь совпадением, к тому же ни о чем экстраординарном в них не говорится. Тем не менее мы полагаем, что узбекистанцам было бы интересно ознакомиться с некоторыми сторонами биографии и бизнес-интересами экс-шефа СНБ, а ныне госсоветника президента. Предлагаем вашему вниманию данные публикации, переведенные на русский язык, в хронологическом порядке.

С приходом морозов низовья Амударьи покрываются льдом, на который высыпают сотни любителей рыбной ловли. Надо сказать, что это единственная в Узбекистане река, частично замерзающая в холодное время года. Толщина ледяной корки составляет 25-40 сантиметров, а иногда достигает и до полуметра, в связи с чем жители северных регионов страны, Каракалпакии и Хорезма, могут безбоязненно ходить и ездить на велосипедах по ее поверхности.

Когда в 2015 году 40-летний полковник, командир ОМОН МВД Республики Таджикистан, одного из самых боеспособных воинских подразделений, внезапно сбежал на территорию «Исламского государства» это вызвало потрясение не только на его родине, но и во многих других странах. Мол, если к террористам бегут военные столь высокого ранга, то что же будет дальше?.. До этого Халимов неоднократно проходил тренировочные курсы, в том числе в России и США, и хорошо знал методы ведения антитеррористической борьбы, которые, разумеется, не замедлил донести до своих новых соратников. В ИГ прибытие столь видного специалиста, пожертвовавшего карьерой и благополучием ради перехода на его сторону, было встречено с ликованием.

24 января узбекские СМИ сообщили, что материалы по нашумевшему «делу Бабаяна» переданы для разбирательства в прокуратуру. Напомним, что бывшего главного тренера национальной сборной команды республики Самвела Бабаяна, которого еще не так давно называли надеждой узбекского футбола, а 15 января решением исполкома Федерации футбола Узбекистана (ФФУ) пожизненно дисквалифицировали, обвинив в махинациях с контрактами футболистов во время его работы в ташкентском клубе «Пахтакор» и прочих неприглядных вещах, позволявших добиваться побед в соревнованиях молодежных сборных и «проталкивать» игроков в престижные зарубежные команды. Как говорится, бизнес, и ничего личного.

Население Нукуса, столицы Каракалпакстана, «суверенной» республики в составе Узбекистана, - более 300 тысяч человек. В прошлом году главный архитектор этого города, 45-летний Азат Ерекешов, умер от рака желудка. А до этого его несколько месяцев держали в изоляторе СНБ, где он не получал никакого лечения, зато подвергался избиениям и пыткам. Фактически этого человека просто замучили, хотя такой цели у следователей и не было. О случившемся нашему изданию рассказала его вдова Светлана Есбергенова, безуспешно пытающаяся в судах доказать невиновность своего покойного мужа.

Вот уже несколько месяцев журналист Бобомурод Абдуллаев и преподаватель экономики Хан Насреддинов содержатся под арестом. Оба работали со словом (один – как спортивный комментатор и тайный разоблачитель, второй – как автор экономических статей и блогер), и обоим предъявлены обвинения по 159-й статье («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), причем, по четвертой, самой «тяжелой» ее части: «Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя», предусматривающей лишение свободы на срок от 10 до 20 лет. Обычно она используется, чтобы упечь кого-то за решетку даже не на годы – на десятилетия.