Новости

Все новости >>

После того как осенью 2017-го в законодательство Узбекистана была внесена поправка, отменяющая конфискацию имущества у невиновных граждан, в государстве волшебным образом прекратились массовые выявления «притонов». Напомним, что до этого конфискации домов и квартир на основании дел, сфабрикованных сотрудниками милиции в тесной координации с руководителями хокимиятов, прокурорами, судьями и представителями высшей государственной власти, были поставлены в Ташкенте буквально на поток. Изъятая собственность поступала на баланс районных администраций; а затем передавалась ГУВД, то есть тому ведомству, сотрудники которого и занимались выявлением «очагов разврата». Сейчас власть старательно делает вид, что проблемы ограбленных граждан не существует. Но она никуда не делась. Предлагаем вашему вниманию всего два рассказа людей, которые потеряли таким образом своё жилье. И таких, как они, в узбекской столице сотни.

Официальный визит Шавката Мирзиёева в США, проходивший с 15 по 17 мая, американская сторона, не скупясь на комплименты, назвала «историческим».

Как и ожидалось, в ходе двусторонней встречи глав государств было подписано множество перспективных договоров и соглашений, еще больше дано обещаний и заверений, а итоговое Совместное заявление получило наименование «Начало новой эры стратегического партнерства между США и Узбекистаном».

Первый за почти два десятилетия открытый политический процесс, проходивший в Ташкентском городском суде в течение последних двух месяцев, завершился освобождением всех подсудимых, причем трое были оправданы, а один приговорен к году с небольшим исправительных работ. Но этот судебный марафон был интересен не только своей открытостью, а и тем, что в рассматривавшемся деле о заговоре с целью захвата власти в Узбекистане оказались объединены сразу несколько весомых с медийной точки зрения фигур: автор, разоблачавший узбекскую верхушку в течение 15 лет под псевдонимом «Усман Хакназаров», председатель СГБ Ихтиёр Абдуллаев и глава МВД Пулат Бабаджанов, которых следствие попыталось было прицепить к четырем «заговорщикам», а также извечный претендент на трон Мухаммад Салих.

Международное объединение журналистов-расследователей «Open source investigations» («Расследования по открытым источникам») несколько дней назад опубликовало новую статью о многомиллионных капиталовложениях бывшего шефа узбекских спецслужб Рустама Иноятова (он был снят с должности 30 января). На сей раз в России, а зарегистрирована вся эта собственность на его сына, Шарифа Иноятова. Представляем вашему вниманию две последние статьи по данной теме; с предыдущими выпусками OSI, посвященными «предпринимательской» деятельности Рустама Иноятова и его талантливого сына, можно ознакомиться здесь.

Государственный визит президента Турции Реджепа Эрдогана, прибывшего в Узбекистан с супругой и в сопровождении более чем двухсот крупных банкиров и бизнесменов, продолжался с 29 апреля по 1 мая. Медиаслужбы обоих стран описали его в самых восторженных выражениях, именуя продолжением «братских отношений, основанных на дружбе и доверии», и предрекая расцвет взаимовыгодного сотрудничества. Как и в ходе предыдущих встреч на высшем уровне, стороны наобещали друг другу самые заманчивые проекты в разных сферах, сулящие народам двух стран благополучие и процветание, а политическому истэблишменту – дополнительные очки на международной арене. А каковы практические результаты поездки? Попытаемся их оценить.

Основное с судебного заседания 2 мая. Государственный обвинитель попросил суд полностью оправдать трех подсудимых – Салаева, Оллоёрова и Насреддинова, «ввиду их непричастности к преступлениям Абдуллаева», а самому Бобомуроду Абдуллаеву изменить наказание с того, что предусматривает 4-я часть 159-й статьи («Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан») на предусмотренное 1-й частью той же статьи («Публичные призывы к неконституционному изменению существующего государственного строя, захвату власти или отстранению от власти законно избранных или назначенных представителей власти…») и снизить срок лишения свободы с 20 до 5 лет.

Главное по итогам трех последних заседаний: судья отказался признать сфальсифицированные протоколы осмотра сфальсифицированными, отказал в проведении технической экспертизы электронных носителей с записанным на них файлом с проектом «Жатва», зато эксперт Ольга Питиримова официально подтвердила, что установить конкретного автора абзацев, содержащих призывы и идеи экстремистского характера, в предоставленных для исследования статьях невозможно.

Несколько месяцев назад в интернете распространилось видео, запечатлевшее сексуальную сцену – мужчина и женщина вступают в близкие отношения на глазах у ребенка 4-5 лет, со смехом снимающего их на мобильный телефон. Криминала здесь не было, но понятно, что так быть не должно, поэтому запись вызвала волну возмущения и призывов к органам правопорядка найти и покарать «преступников». А недавно к нам обратился ферганский правозащитник Абдусалом Эргашев, который рассказал, что в этом сюжете изображен не кто иной как он сам. Однако, по его словам, к происходящему он отношения не имеет, сама же съемка – искусный монтаж, выполненный по заказу группы СНБ под руководством Нодира Туракулова и Александра Веселова, - той самой, что «сшила» дело о заговоре с целью захвата власти в Узбекистане журналистом Бобомуродом Абдуллаевым и тремя его знакомыми.

Официальный двухдневный визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Узбекистан, проходивший 23-24 апреля, завершился. По его итогам, как и предполагалось, был подписан ряд документов, и, как восторженно рапортуют узбекские СМИ, цитируя президента Шавката Мирзиёева, «нерешенных вопросов с Туркменистаном не осталось». Напомним, что практически те же слова он произнес, говоря об улучшении отношений с Таджикистаном. Но и в том, и в другом случае проблем, так и оставшихся нерешенными, что называется, «выше крыши».

Основное с заседания 18 апреля: прокурор Бахром Кобилов указал, что размещенные на сайте «Народного движения Узбекистана» статьи за подписью «Хакназарова» оказались отредактированы – фразы и выражения, которые могли бы повредить Бобомуроду Абдуллаеву, были смягчены или вовсе исчезли; сам Абдуллаев заявил, что не имеет к этому ни малейшего отношения; специалист-компьютерщик под наблюдением судьи Зафара Нурматова скачал с сайта НДУ ряд статей для их повторного исследования.

Главное с заседания 16 апреля: свидетель Умарбек Джураев пойман на участии в фальсификации, а именно – на том, что он подписал протокол осмотра, датированный 14 октября, но содержащий статью, опубликованную 18 октября; адвокат Майоров представил доказательства того, что аналогичные протоколы оформлялись задним числом (фальсифицировались), так как они содержат статьи, вышедшие после проставленных на них дат; подсудимые Шавкат Оллоёров и Равшан Салаев во время следствия, говоря об одном и том же, дали по три варианта показаний, то есть, в них опять-таки присутствует ложь, что и обнаружил ознакомившийся с материалами дела Бобомурод Абдуллаев.

Имя пластического хирурга Владимира Тапии Фернандеса (Тапия Владимир Эдуардо; «дядя Эдик») среднестатическому жителю Узбекистана вряд ли что-нибудь скажет, зато хорошо знакомо его состоятельным пациентам в Российской Федерации. Его так и называют - «звездный» хирург, поскольку через его профессиональные руки прошла значительная часть российской элиты: у него оперировались знаменитости из мира кино, театра, эстрады, а также известные политики и дипломаты. Некоторые из его постоянных клиентов, проживающих в разных странах, по слухам, до сих пор обращаются к нему за решением своих «эстетических» проблем.

Основное с заседания, состоявшегося 11 апреля: свидетель Саидалиев дал противоречивые показания; вызванные на суд следователи СНБ в один голос заявили, что подсудимые явились по их вызову 27 сентября, сразу же во всем признались и добровольно дали на себя показания, после чего были отпущены, погуляли два дня, и только потом были задержаны официально; судья поддержал ходатайство защиты о предоставлении эсэнбэшниками видеозаписей «добровольного» прихода подсудимых в здания службы нацбезопасности и ухода из них.

Главное с последнего заседания: предоставленный для изучения файл «Жатва» был создан 14 октября, через две с половиной недели после ареста Бобомурода Абдуллаева; действия экспертов «координировались» сотрудниками СНБ; Хаёт Насреддинов, возможно, сотрудничает со следователями; судья Зафар Нурматов удовлетворил ходатайство адвоката Майорова о вызове в качестве свидетелей следователей Нодира Туракулова, Александра Веселова, оперативника Тимура Якубова и других лиц, имеющих отношение к данному уголовному делу. Моя статья подготовлена на основе записей в блокноте и в ней могут быть смысловые пропуски и некоторые неточности.

Итоги судебного слушания, состоявшегося 4 апреля: свидетеля Чарос Абдуллаеву привезли в суд и увезли из него на машине СНБ (то есть, возможно, она содержится в следственном изоляторе); свидетель Мусанов вновь дал путаные и противоречивые показания; план «Жатва», предусматривающий свержение «антинародного режима», был составлен на русском языке; Хаётхон Насреддинов настаивает на озвучивании записи разговора с Мухаммадом Салихом, состоявшегося в декабре 2013 года. Моя статья, как и все остальные, подготовлена на основе записей в блокноте, так что в ней имеются смысловые пропуски и небольшие искажения.

Главные моменты заседания, состоявшегося 2-го апреля: содержание статей «Усмана Хакназарова» следствие не интересовало, кроме одной, где говорилось о кандидатах на пост председателя СНБ; Хаётхон Насреддинов заявил, что Абдуллаев и Мухаммад Салих обсуждали по скайпу возможность «вывода людей на улицы» и «ввода в Узбекистан верных Салиху войск», свидетель Кенжа Мусанов дал ложные показания, в чем и был уличен судьей Зафаром Нурматовым. Пользоваться диктофонами в зале суда не разрешается, так что моя статья подготовлена по записям в блокноте, и в ней присутствуют смысловые пропуски и небольшие искажения.

Основные выводы по итогам судебного заседания, состоявшегося 29 марта по делу Бобомурода Абдуллаева и трех других «заговорщиков»: Равшан Салаев сотрудничает со следствием, то есть говорит всё, о чем его «попросили» следователи СНБ. Шавкат Оллоёров, вероятно, частично, по некоторым пунктам. Что касается плана «Жатва» то, по словам Салаева, он впервые увидел его в следственном изоляторе, а Оллоёров заявил, что вообще не имеет понятия, что это такое, и ему пришлось растолковывать суть этого документа прямо в зале суда.

На четвертый день удивительного суда по делу четырех гражданских «заговорщиков», вознамерившихся захватить государственную власть в Узбекистане, - стране с населением в 32 миллиона человек, - охраняемую сотнями тысяч вооруженных до зубов военных, милиционеров и сотрудников спецслужб, предъявленное обвинение комментировал ключевой участник следственного и судебного процесса – независимый журналист Бобомурод Абдуллаев.

26 марта в Ташкенте состоялось третье судебное заседание по делу четырех «заговорщиков», по версии обвинения, собиравшихся захватить государственную власть в Узбекистане, – журналиста Бобомурода Абдуллаева, директора текстильного предприятия Рашана Салаева, администратора ресторана Шавката Оллоёрова и школьного учителя Хаётхона Насреддинова. Суд был действительно открытый и на него пускали всех желающих – даже корреспондентов ряда западных изданий и редактора ИА «Фергана» Даниила Кислова, - ничего подобного в Узбекистане не наблюдалось примерно с полтора десятка лет. Но телефоны и диктофоны на входе опять-таки отбирались, так что мне по-прежнему пришлось записывать услышанное в блокнот.

14 марта в Каттакурганском районе Самаркандской области Узбекистана под колесами грузовика погибла 23-летняя учительница школы № 42 Диана Еникеева (по иронии судьбы, она преподавала уроки труда). Без матери остался её двухлетний сын Данила. Как выяснилось, учителей вывели на трассу «Самарканд-Бухара» для уборки обочины дороги перед визитом главы государства.