Новости

Все новости >>

Первый за почти два десятилетия открытый политический процесс, проходивший в Ташкентском городском суде в течение последних двух месяцев, завершился освобождением всех подсудимых, причем трое были оправданы, а один приговорен к году с небольшим исправительных работ. Но этот судебный марафон был интересен не только своей открытостью, а и тем, что в рассматривавшемся деле о заговоре с целью захвата власти в Узбекистане оказались объединены сразу несколько весомых с медийной точки зрения фигур: автор, разоблачавший узбекскую верхушку в течение 15 лет под псевдонимом «Усман Хакназаров», председатель СГБ Ихтиёр Абдуллаев и глава МВД Пулат Бабаджанов, которых следствие попыталось было прицепить к четырем «заговорщикам», а также извечный претендент на трон Мухаммад Салих.

Международное объединение журналистов-расследователей «Open source investigations» («Расследования по открытым источникам») несколько дней назад опубликовало новую статью о многомиллионных капиталовложениях бывшего шефа узбекских спецслужб Рустама Иноятова (он был снят с должности 30 января). На сей раз в России, а зарегистрирована вся эта собственность на его сына, Шарифа Иноятова. Представляем вашему вниманию две последние статьи по данной теме; с предыдущими выпусками OSI, посвященными «предпринимательской» деятельности Рустама Иноятова и его талантливого сына, можно ознакомиться здесь.

Государственный визит президента Турции Реджепа Эрдогана, прибывшего в Узбекистан с супругой и в сопровождении более чем двухсот крупных банкиров и бизнесменов, продолжался с 29 апреля по 1 мая. Медиаслужбы обоих стран описали его в самых восторженных выражениях, именуя продолжением «братских отношений, основанных на дружбе и доверии», и предрекая расцвет взаимовыгодного сотрудничества. Как и в ходе предыдущих встреч на высшем уровне, стороны наобещали друг другу самые заманчивые проекты в разных сферах, сулящие народам двух стран благополучие и процветание, а политическому истэблишменту – дополнительные очки на международной арене. А каковы практические результаты поездки? Попытаемся их оценить.

Основное с судебного заседания 2 мая. Государственный обвинитель попросил суд полностью оправдать трех подсудимых – Салаева, Оллоёрова и Насреддинова, «ввиду их непричастности к преступлениям Абдуллаева», а самому Бобомуроду Абдуллаеву изменить наказание с того, что предусматривает 4-я часть 159-й статьи («Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан») на предусмотренное 1-й частью той же статьи («Публичные призывы к неконституционному изменению существующего государственного строя, захвату власти или отстранению от власти законно избранных или назначенных представителей власти…») и снизить срок лишения свободы с 20 до 5 лет.

Главное по итогам трех последних заседаний: судья отказался признать сфальсифицированные протоколы осмотра сфальсифицированными, отказал в проведении технической экспертизы электронных носителей с записанным на них файлом с проектом «Жатва», зато эксперт Ольга Питиримова официально подтвердила, что установить конкретного автора абзацев, содержащих призывы и идеи экстремистского характера, в предоставленных для исследования статьях невозможно.

Несколько месяцев назад в интернете распространилось видео, запечатлевшее сексуальную сцену – мужчина и женщина вступают в близкие отношения на глазах у ребенка 4-5 лет, со смехом снимающего их на мобильный телефон. Криминала здесь не было, но понятно, что так быть не должно, поэтому запись вызвала волну возмущения и призывов к органам правопорядка найти и покарать «преступников». А недавно к нам обратился ферганский правозащитник Абдусалом Эргашев, который рассказал, что в этом сюжете изображен не кто иной как он сам. Однако, по его словам, к происходящему он отношения не имеет, сама же съемка – искусный монтаж, выполненный по заказу группы СНБ под руководством Нодира Туракулова и Александра Веселова, - той самой, что «сшила» дело о заговоре с целью захвата власти в Узбекистане журналистом Бобомуродом Абдуллаевым и тремя его знакомыми.

Официальный двухдневный визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Узбекистан, проходивший 23-24 апреля, завершился. По его итогам, как и предполагалось, был подписан ряд документов, и, как восторженно рапортуют узбекские СМИ, цитируя президента Шавката Мирзиёева, «нерешенных вопросов с Туркменистаном не осталось». Напомним, что практически те же слова он произнес, говоря об улучшении отношений с Таджикистаном. Но и в том, и в другом случае проблем, так и оставшихся нерешенными, что называется, «выше крыши».

Основное с заседания 18 апреля: прокурор Бахром Кобилов указал, что размещенные на сайте «Народного движения Узбекистана» статьи за подписью «Хакназарова» оказались отредактированы – фразы и выражения, которые могли бы повредить Бобомуроду Абдуллаеву, были смягчены или вовсе исчезли; сам Абдуллаев заявил, что не имеет к этому ни малейшего отношения; специалист-компьютерщик под наблюдением судьи Зафара Нурматова скачал с сайта НДУ ряд статей для их повторного исследования.

Главное с заседания 16 апреля: свидетель Умарбек Джураев пойман на участии в фальсификации, а именно – на том, что он подписал протокол осмотра, датированный 14 октября, но содержащий статью, опубликованную 18 октября; адвокат Майоров представил доказательства того, что аналогичные протоколы оформлялись задним числом (фальсифицировались), так как они содержат статьи, вышедшие после проставленных на них дат; подсудимые Шавкат Оллоёров и Равшан Салаев во время следствия, говоря об одном и том же, дали по три варианта показаний, то есть, в них опять-таки присутствует ложь, что и обнаружил ознакомившийся с материалами дела Бобомурод Абдуллаев.

Имя пластического хирурга Владимира Тапии Фернандеса (Тапия Владимир Эдуардо; «дядя Эдик») среднестатическому жителю Узбекистана вряд ли что-нибудь скажет, зато хорошо знакомо его состоятельным пациентам в Российской Федерации. Его так и называют - «звездный» хирург, поскольку через его профессиональные руки прошла значительная часть российской элиты: у него оперировались знаменитости из мира кино, театра, эстрады, а также известные политики и дипломаты. Некоторые из его постоянных клиентов, проживающих в разных странах, по слухам, до сих пор обращаются к нему за решением своих «эстетических» проблем.

Основное с заседания, состоявшегося 11 апреля: свидетель Саидалиев дал противоречивые показания; вызванные на суд следователи СНБ в один голос заявили, что подсудимые явились по их вызову 27 сентября, сразу же во всем признались и добровольно дали на себя показания, после чего были отпущены, погуляли два дня, и только потом были задержаны официально; судья поддержал ходатайство защиты о предоставлении эсэнбэшниками видеозаписей «добровольного» прихода подсудимых в здания службы нацбезопасности и ухода из них.

Главное с последнего заседания: предоставленный для изучения файл «Жатва» был создан 14 октября, через две с половиной недели после ареста Бобомурода Абдуллаева; действия экспертов «координировались» сотрудниками СНБ; Хаёт Насреддинов, возможно, сотрудничает со следователями; судья Зафар Нурматов удовлетворил ходатайство адвоката Майорова о вызове в качестве свидетелей следователей Нодира Туракулова, Александра Веселова, оперативника Тимура Якубова и других лиц, имеющих отношение к данному уголовному делу. Моя статья подготовлена на основе записей в блокноте и в ней могут быть смысловые пропуски и некоторые неточности.

Итоги судебного слушания, состоявшегося 4 апреля: свидетеля Чарос Абдуллаеву привезли в суд и увезли из него на машине СНБ (то есть, возможно, она содержится в следственном изоляторе); свидетель Мусанов вновь дал путаные и противоречивые показания; план «Жатва», предусматривающий свержение «антинародного режима», был составлен на русском языке; Хаётхон Насреддинов настаивает на озвучивании записи разговора с Мухаммадом Салихом, состоявшегося в декабре 2013 года. Моя статья, как и все остальные, подготовлена на основе записей в блокноте, так что в ней имеются смысловые пропуски и небольшие искажения.

Главные моменты заседания, состоявшегося 2-го апреля: содержание статей «Усмана Хакназарова» следствие не интересовало, кроме одной, где говорилось о кандидатах на пост председателя СНБ; Хаётхон Насреддинов заявил, что Абдуллаев и Мухаммад Салих обсуждали по скайпу возможность «вывода людей на улицы» и «ввода в Узбекистан верных Салиху войск», свидетель Кенжа Мусанов дал ложные показания, в чем и был уличен судьей Зафаром Нурматовым. Пользоваться диктофонами в зале суда не разрешается, так что моя статья подготовлена по записям в блокноте, и в ней присутствуют смысловые пропуски и небольшие искажения.

Основные выводы по итогам судебного заседания, состоявшегося 29 марта по делу Бобомурода Абдуллаева и трех других «заговорщиков»: Равшан Салаев сотрудничает со следствием, то есть говорит всё, о чем его «попросили» следователи СНБ. Шавкат Оллоёров, вероятно, частично, по некоторым пунктам. Что касается плана «Жатва» то, по словам Салаева, он впервые увидел его в следственном изоляторе, а Оллоёров заявил, что вообще не имеет понятия, что это такое, и ему пришлось растолковывать суть этого документа прямо в зале суда.

На четвертый день удивительного суда по делу четырех гражданских «заговорщиков», вознамерившихся захватить государственную власть в Узбекистане, - стране с населением в 32 миллиона человек, - охраняемую сотнями тысяч вооруженных до зубов военных, милиционеров и сотрудников спецслужб, предъявленное обвинение комментировал ключевой участник следственного и судебного процесса – независимый журналист Бобомурод Абдуллаев.

26 марта в Ташкенте состоялось третье судебное заседание по делу четырех «заговорщиков», по версии обвинения, собиравшихся захватить государственную власть в Узбекистане, – журналиста Бобомурода Абдуллаева, директора текстильного предприятия Рашана Салаева, администратора ресторана Шавката Оллоёрова и школьного учителя Хаётхона Насреддинова. Суд был действительно открытый и на него пускали всех желающих – даже корреспондентов ряда западных изданий и редактора ИА «Фергана» Даниила Кислова, - ничего подобного в Узбекистане не наблюдалось примерно с полтора десятка лет. Но телефоны и диктофоны на входе опять-таки отбирались, так что мне по-прежнему пришлось записывать услышанное в блокнот.

14 марта в Каттакурганском районе Самаркандской области Узбекистана под колесами грузовика погибла 23-летняя учительница школы № 42 Диана Еникеева (по иронии судьбы, она преподавала уроки труда). Без матери остался её двухлетний сын Данила. Как выяснилось, учителей вывели на трассу «Самарканд-Бухара» для уборки обочины дороги перед визитом главы государства.

В последние недели в Самарканде только и разговоров, что о недавнем освобождении Ульмаса Джаббарова, гендиректора давно уже не существующего СП «Зарафшон-Калифорния», выпускавшего спиртоводочную продукцию. Он вышел на волю месяц-полтора назад после 18,5-летнего заключения. Горожане рассказывают друг другу, что некая женщина, которой Джаббаров когда-то помог с покупкой квартиры, несмотря на то, что до этого её не знал, и которая разбогатела, пока он сидел, подарила ему новенький автомобиль «Малибу». И что какие-то люди на подносе преподнесли ему горку из пачек долларовых купюр. Подобных историй пересказывается великое множество и, несмотря на свою фантастичность, все они отражают одно общее обстоятельство: к моменту ареста директор СП был человеком состоятельным и обладавшим большими возможностями.

15 марта прошло второе заседание Ташкентского городского суда по уголовным делам по делу журналиста Бобомурода Абдуллаева, блогера и учителя Хаётхона Насреддинова, а также предпринимателей Равшана Салаева и Шавката Оллоёрова, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного 4 частью 159-й статьи УК РУз и определяемого как «Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан», за что они могут быть лишены свободы на срок до 20 лет.